«Миус-фронт» (Miusfront) в течение двух зимних кампаний был убежищем, опорой для откатывающихся на запад под ударами Красной армии немецких войск. Своим появлением «Миус-фронт» (сложная система оборонительных рубежей) был обязан отступлению группы армий «Юг» от Ростова в конце ноября и начале декабря 1941 г. Западный берег реки Миус командовал над восточным и тем самым создавал благоприятные условия для построения обороны вдоль берега реки.

На рубеже Миуса немцы закреплялись в течение всей зимы 1941/42 г. Проводившаяся советскими войсками в январе-феврале 1942 г. Барвенковско-Лозовская операция обошла «Миус-фронт» стороной — боевые действия велись севернее, ближе к Харькову. К весне 1942 г. позиции «Миус-фронта» обросли развитой системой траншей, минных полей и проволочных заграждений, характерной для позиционного фронта.

К марту 1942 г. относятся первые попытки советских войск проверить прочность немецкой обороны на вновь созданном фронте. По замыслу командования, Юго-Западный фронт Малиновского Р.Я. должен был внезапным ударом отсечь выступ между Матвеевым Курганом и Самбеком и освободить город Таганрог. Глубина операции была небольшой, всего около 40 км, и провести ее предполагалось в течение двух-трех дней. На подготовку отвели неделю.

На совещании в штабе Южного фронта обсуждается план прорыва обороны противника на р. Миус. Крайний слева - Толбухин Ф.И., спиной к фотографу - Василевский А.М.

На совещании в штабе Южного фронта обсуждается план прорыва обороны противника на р. Миус. Крайний слева - Толбухин Ф.И., спиной к фотографу - Василевский А.М.

Для операции выделялось четыре дивизии и шесть бригад 56-й армии, 260 орудий и 60 танков. Из резервов Ставки были выделены только что сформированная танковая бригада и 3-й гв. стрелковый корпус, ядром которого было одно из первых советских гвардейских соединений — 2-я гвардейская стрелковая дивизия. Помимо 2-й гв. стрелковой дивизии в операции принимали участие морские стрелковые бригады.

Наступление началось 8 марта 1942 г., но взломать готовившуюся несколько месяцев оборону не удалось. Второй этап операции, начавшийся 14 марта, также не принес решительного результата. Последняя попытка взломать «Миус-фронт» пополненными частями гвардейского корпуса состоялась 23-26 марта 1942 г., но она вновь увязла в балках и высотах, на которые опиралась оборона немцев. Летом 1942 г. фронт вновь покатился на восток под нажимом «Блау» (наступление на Сталинград – Ростов – Кавказ), и оборудованные позиции были оставлены немецкими войсками в тылу. Тогда они еще не знали, что рвы и траншеи понадобятся им меньше чем через год.

Немецкие пехотинцы осматривают советскую САУ-152

Немецкие пехотинцы осматривают советскую САУ-152

После Сталинграда вновь понадобилось латать фронт и останавливать казавшееся неудержимым наступление советских войск. На этот раз «Миус-фронт» был занят в феврале 1943 г. переброшенными с запада и других участков фронта соединениями. Состав войск, которые вновь сели в несколько обветшавшие с предыдущей зимы окопы, обновился почти на 100%. Из ветеранов боев зимы 1941/42 г. остались только 111-я пехотная и 16-я моторизованная дивизии.

Советские войска вышли к Миусу на излете зимы 1942/43 г. Заняв 14 февраля 1943 г. Ростов, части Южного фронта продолжили наступление на запад. Механизированные корпуса фронта получили задачу развивать успех в западном направлении, форсировать реку Миус и овладеть Анастасиевкой. 4-й гвардейский механизированный корпус к исходу 17 февраля подошел к Миусу в районе Матвеева Кургана, ночью с ходу его форсировал и на плечах отходящих немецких частей ворвался в Анастасиевку.

Корпусом он к тому моменту назывался номинально и насчитывал всего 14 танков. 2-й и 3-й гвардейские механизированные корпуса, ожидавшие длительное время горючее, к реке вышли только 20 февраля, а стрелковые дивизии фронта медленно продвигались по раскисшим вследствие оттепели дорогам. Только двум стрелковым полкам 33-й гв. стрелковой дивизии удалось переправиться через Миус и продвигаться за 4-м гвардейским механизированным корпусом.

Воспользовавшись отрывом передовых частей от основных сил фронта, немцы в ночь на 20 февраля закрыли брешь, пробитую в районе Матвеева Кургана. 4-й гв. механизированный корпус и два стрелковых полка попали в окружение в районе Анастасиевки. Попытка 2-го и 3-го гвардейских механизированных корпусов и передовых частей 2-й гвардейской армии деблокировать окруженных успеха не имела. В ночь на 22 февраля по приказу командующего фронтом окруженные пробились на левый берег Миуса. До 28 февраля войска фронта пытались прорвать оборону противника на Миусе, однако успеха не имели и перешли к обороне.

Линия фронта вновь стабилизировалась почти на полгода. Помимо удобства «Миус-фронта» с военной точки зрения, он преграждал путь советским войскам в Донбасс, который немцы называли «вторым Руром». Лично А. Гитлер высоко оценивал экономическое значение Донбасса и считал жизненно важным его удержание.

В июле 1943 г. Южным фронтом была предпринята наступательная операция, сыгравшая важную роль в общей стратегии советского командования на советско-германском фронте. Сведения о готовящемся советском наступлении в Донбассе заставили немецкое командование демонтировать ударную группировку 4-й танковой армии на южном фасе Курской дуги и спешно перебрасывать ее соединения на Миус и в полосу 1-й танковой армии. За счет сильных в качественном и количественном отношении резервов (соединений XXIV танкового корпуса и II танкового корпуса СС) советское наступление на Миусе удалось остановить. Более того, ударная группировка Южного фронта была оттянута назад.

По окончании последних боев за плацдарм 6 августа 1943 г. командующий 6-й армией генерал пехоты Холлидт направил подчиненным ему войскам приветственный приказ: «Главное сейчас, солдаты 6-й армии, сохранять то, что было отвоевано, и надежно защищать это, когда враг нападет снова. Я знаю, что вы удержите фронт Миус-Донец и защитите Донецкий промышленный район, который чрезвычайно важен для нашей военной экономики. Да здравствует победа!»

Карл Холлидт также писал о результатах оборонительного сражения: «Только танков было выведено из действия 585, часть из них — в ближнем бою». Однако безвозвратно были потеряны далеко не все советские танки, участвовавшие в июльском наступлении и отражении немецкого контрудара в конце июля и в первые три дня августа. Характерной особенностью позиционных сражений было безжалостное перемалывание людей, но одновременно наступающий контролировал поле боя и мог эвакуировать подбитые танки.

Если под Курском наступавшие немцы при отходе на исходные позиции педантично взорвали все подбитые танки противника, то на Миусе наступали советские войска и подбитые танки благополучно эвакуировались. Уже 5 августа командование Южного фронта приступило к подготовке новой наступательной операции. Цель наступления была сформулирована в директиве Ставки ВГК № 30160 от 6 августа 1943 г. за подписями Сталина И.В. и Антонова А.И.: «Основная задача Южного фронта нанести главный удар в общем направлении Куйбышево-Сталино, где сомкнуться с ударной группой Юго-Западного фронта». Смысл операции очевиден: используя нависающее положение правого крыла Юго-Западного фронта, ударом по сходящимся направлениям окружить и уничтожить обороняющую Донбасс группировку противника.

Замысел очередной попытки взломать «Миус-фронт» к тому моменту уже сложился. Точнее, был готов в общих чертах план Донбасской операции Юго-Западного и Южного фронтов. Уже 8 августа Василевский A.M. направил на утверждение Верховному Главнокомандующему документ, в котором были описаны направления ударов двух фронтов и наряд сил для решения задач операции.

По разработанному Василевским A.M. и детализированному штабом Толбухина Ф.И. (командующий Южным фронтом) плану прорыв фронта осуществлялся силами 5-й ударной, 2-й гвардейской и 28-й армий на фронте Дмитриевка, Куйбышево, Петрополъе протяжением 25 км. Силами 28-й армии во взаимодействии с 4-м гвардейским кавалерийским корпусом планировалось завершить окружение противника в районе Таганрога.

В июле Южный фронт в первую очередь пытался решить локальную задачу разгрома Таганрогской группировки противника. Новое наступление Южного фронта по своему замыслу уже было частью общего наступления Красной Армии в южном секторе советско-германского фронта. Поэтому планировалось в первую очередь развивать удары в глубину, а не разворачиваться на юг с целью выхода на коммуникации обороняющегося на Миусе противника.

Войска Южного фронта должны были ударом на Сталино с юго-востока во взаимодействии с войсками левого крыла Юго-Западного фронта уничтожить группировку противника в районе Артёмовск, Красный Луч, Горловка. Поддержку наступления с воздуха в ходе операции должна была обеспечивать авиация 8-й воздушной армии. Всего в составе 8-й воздушной армии к началу боев насчитывалось 244 штурмовика, 248 истребителей, 100 дневных и 75 ночных бомбардировщиков.

В ночь перед наступлением ночные бомбардировщики должны были беспрерывно воздействовать на обороняющиеся войска противника с целью подавления системы огня и изнурения живой силы, в особенности на переднем крае. Перед переходом пехоты в атаку предусматривался двадцатиминутный массированный налет штурмовой авиации на подавление и разрушение опорных пунктов противника.

5-я ударная армия начала готовиться к операции с 11 августа и имела в своем распоряжении на подготовку семь суток. Это время было использовано для изучения системы обороны противника и уточнения начертания переднего края путем разведки боем, а также организации наблюдения с широко развернутой сетью наблюдательных пунктов. В худшем положении относительно возможностей изучения противника находилась 2-я гв. армия. С вечера 15 августа войска армии Захарова Г.Ф. только начали выход в свою полосу наступления, занимаемую до этого частями 28-й армии. В течение 16 и 17 августа проходил прием боевых участков и смена частей.

Советские приготовления были замечены немцами за пять дней до начала операции. 12 августа немецкая разведка отметила необычную активность на аэродромах, а 13 августа — первые усиленные передвижения перед стыком XXIX и XVII армейских корпусов. Так же, как в июле, нелетная погода препятствовала работе немецкой воздушной разведки. Лишь 16 августа было обнаружено усиленное передвижение в районе Куйбышево-Ясиновский. В целом определенных данных, указывающих на скорое наступление, выявлено не было. В первую очередь это было связано с незначительным объемом перемещений войск. Наступление опиралось на те же войска, которые наступали месяцем ранее.

Статья написана с использованием материалов книги А. Исаев «Освобождение 1943″, М., «Яуза», «Эксмо», с. 419-436.