Потеря 6-й немецкой армией рубежа Миуса укладывалась в общую картину событий лета 1943 г. на советско-германском фронте, когда провал «Цитадели» и истощение танковых резервов привели к потере немцами прежних позиций на огромном фронте от Смоленска до Азовского моря. Однако следующим этапом вооруженной борьбы стало сражение за «Восточный вал». В ночь с 19 на 20 сентября 6-я армия под командованием генерала К.-А. Холлидта отошла на рубеж «линии Вотан».

«Вотан» — у древних германцев правитель Вселенной. «Линия Вотан» — часть «Восточного вала», мощные инженерные сооружения, прикрывавшие подступы к нижнему течению Днепра и к Крыму. Отход произошел в целом организованно, 6-я армия сохранила в ходе отступления большую часть своей артиллерии. К тому моменту основные узлы сопротивления новой линии обороны уже были заняты отдельными подразделениями 5-й авиаполевой и 101-й егерской дивизий, переброшенных из Крыма.

Одним словом, катастрофической потери хорошо оборудованного в инженерном отношении рубежа не произошло. Кроме того, соединения армии Холлидта были пополнены, частями, прибывшими из Крыма. Всего же в соединениях и приданных им частям 6-й армии насчитывалось на 29 сентября 1943 г. 200 603 человека. Для немцев было важно удержать Мелитополь«ворота в Крым». Выбранный противником рубеж под Мелитополем являлся сильной оборонительной позицией со всех точек зрения.

"Пантера" ранней серии

"Пантера" ранней серии

Начальник штаба Южного фронта Бирюзов С.С. характеризовал его следующим образом: «Передний край его (противника) обороны проходил по ряду командных высот, надежно прикрытых рекой Молочной с очень обрывистым западным берегом. На севере в районе Васильевки вражеские позиции упирались в днепровские плавни. На юге они примыкали к соленому озеру Молочному, которое вытянулось почти на 30 км до самого Азовского моря. Озеро это неглубоко, но дно у него илистое, топкое и берега сильно заболочены».

Наличие плавней допускало оборону левого фланга немецкой 6-й армии незначительными силами. Оборона немцев на р. Молочной по западному высокому берегу состояла из сплошного противотанкового рва, а в районе с. Константиновки было сооружено три противотанковых рва. За противотанковыми рвами шла система сооружений полевого типа: окопы, огневые позиции для минометов и противотанковых ружей, блиндажи, пулемётные площадки, дзоты, бронеколпаки.

Письмо из дома. Советские пехотинцы в окопе в перерыве между боями

Письмо из дома. Советские пехотинцы в окопе в перерыве между боями

На расстоянии 1-1,5 километра от первой линии проходила вторая линия обороны, построенная по тому же принципу и усиленная проволочными заграждениями, минными полями. Ряд населенных пунктов имели круговую оборону, состоящую также из противотанковых рвов, окопов, дзотов и дотов. Укреплялись и приспосабливались к обороне каменные дома.

Советские части вышли к «линии Вотана» к 22 сентября 1943 г. Попытки с ходу прорвать оборону немцев положительных результатов не дали, после чего войска Южного фронта приступили к тщательной разведке обороны противника, подтягивали тылы, накапливали боеприпасы, производили перегруппировки и начали подготовку к прорыву оборонительной полосы противника. Войска Южного фронта к началу операции имели тридцать пять стрелковых дивизий, два танковых, два механизированных и два кавалерийских корпуса. На 26 сентября личный состав Южного фронта составлял 311 246 человек. 8-я воздушная армия, подчиненная Южному фронту, к 26 сентября насчитывала 921 самолет, в том числе 684 исправных: 337 истребителей, 201 штурмовик, 134 бомбардировщика.

Оценка обстановки советским командованием в тот момент была крайне оптимистичной, на язык даже просится речевой оборот «головокружение от успехов». Так, в своем докладе в Ставку, датированном вечером 22 сентября 1943 г., Василевский A.M. писал: «Кроме вновь подошедшей на северном участке этого рубежа 101 гсд и на юге 6 гсд румын, оборону занимают разбитые, отошедшие с востока немецкие части». Сегодня, зная реальную численность соединений 6-й армии, трудно согласиться с товарищем Василевским. Пехотные дивизии армии Холлидта были не в блестящем, но вполне боеспособном состоянии. Крест на них был поставлен несколько преждевременно.

Соответственно в докладе Василевского A.M. больше внимания уделялось не собственно прорыву рубежа реки Молочной, а броску к Днепру и в Крым. Василевский писал: «Основными задачами после прорыва оборонительного рубежа считаю:
а) быстрым захватом Сиваша, Перекопа и района Джанкоя не только изолировать, но и ворваться в Крым для его полного захвата;
б) быстрым маневром главных сил Южного фронта очистить от противника южный берег нижнего течения Днепра с выходом к его устью;
в) главные силы Южного фронта вывести на фронт Каховка, Херсон, форсировать здесь Днепр и захватить плацдармы на правом берегу, предусматривая дальнейший удар во взаимодействии с Воронежским фронтом на Кировоград».

Мелитопольскую операцию планировалось начать 25-26 сентября. Оборона немцев на реке Молочой, по оценке советского командования, должна была рассыпаться как карточный домик. Однако этого не случилось…
По плану советского командования уничтожение мелитопольской группировки противника предполагалось осуществить путем прорыва оборонительной полосы противника северо-западнее Мелитополя и последующего нанесения охватывающих ударов в центре и на левом крыле фронта.

Выполнение Мелитопольской операции планировалось в три этапа. Первый этап: подготовка к прорыву четыре дня (22-25 сентября); второй этап: прорыв обороны два дня (26-27 сентября); третий этап: развитие успеха 11-12 дней (28 сентября — 8 октября). Средний темп продвижения пехоты был запланирован 15-16 км в сутки, а для подвижных групп 25-30 км.

Ни в один из дней прорыва обороны противника этого темпа достичь не удалось, так как план наступления Южного фронта содержал одно важное допущение: невысокую стойкость обороны немецкой 6-й армии на р. Молочной. В итоге оборона «позиции Вотана» к 30 сентября сохранила свою устойчивость. Наши войска встречали сильное огневое сопротивление и контратаки противника.

В целом по первому этапу Мелитопольской операции можно сделать следующие выводы. Войска Южного фронта на главном направлении прорвали передний край обороны противника на фронте протяжением 22 км и вклинились в глубину его тактической обороны на 2-10 км. Однако взлома неприятельской обороны вследствие ее большой огневой и тактической плотности не произошло. Противник сумел подтянуть на участок прорыва свежие силы, освободившиеся на Тамани и в Крыму, а также использовать массированные действия своей авиации на поле боя. Также артиллерия Южного фронта не смогла подавить систему огня противника, что в свою очередь привело к длительным, затяжным и напряженным боям и к большим потерям.

Для развития прорыва в начале октября 1943 г. была проведена перегруппировка советских войск. Началась борьба в глубине обороны противника. А главный удар был перенесён с правого на левое крыло фронта 9-13 октября 1943 г. Обозначившийся 10 октября успех на фронте 28-й армии, действующей на вспомогательном направлении, продолжил развиваться и 11 октября. Это заставило командование фронта пересмотреть первоначальный план наступления.

Начальник штаба фронта Бирюзов С.С. вспоминал: «Собрались в просторном блиндаже командующего войсками фронта (Толбухина Ф.И.). Было нас немного: A.M. Василевский, Ф.И. Толбухин, новый член Военного совета — Е.А. Щаденко, М.Я. Грязнов и я. Начальник разведки обстоятельно доложил обстановку. Я дополнил его.

Все согласились с нами, что противник уже исчерпал свои основные резервы и в ближайшее время следует ожидать перелома в ходе боевых действий на главном направлении. В этих условиях не следовало, конечно, ослаблять нашу ударную группировку. Но было признано целесообразным попробовать ввести 19-й танковый корпус в полосе наступления 28-й армии. Использование кавалерии было поставлено в зависимость от развития событий: если осуществится прорыв на главном направлении, она пойдет туда, но если раньше этого обозначится явный успех южнее Мелитополя, конники последуют за 19-м танковым корпусом».

Итоги периода были для Красной армии неутешительными. Войска Южного фронта, наступающие на главном направлении, преодолеть тактическую зону обороны противника вторично не смогли и вели бои в глубине этой обороны, продвинувшись на отдельных участках от 1 до 8 км. Это заставило отказаться от стремления достичь решительного результата на направлении прежнего главного удара. Вследствие неуспеха при прорыве обороны противника на центральном участке, была произведена перегруппировка 51-й армии, 19-го танкового и 4-го гвардейского кавалерийского корпусов к левому крылу фронта для развития успеха 28-й армии. Это мероприятие командования фронта полностью соответствовало создавшейся обстановке.

Началась борьба за Мелитополь. В течение 15 и 16 октября бои в Мелитополе носили особенно ожесточенный и кровопролитный характер. В боях за Мелитополь противник применял большое количество танков, штурмовых и самоходных орудий. Для удержания основных магистральных улиц выделялись специальные группы танков, отдельные штурмовые самоходные пушки, которые огнем с места и курсированием по улицам поддерживали гарнизоны кварталов, а также своим огнем блокировали кварталы, уже занятые советскими войсками. При оставлении домов и отдельных кварталов города противник устанавливал в зданиях мины или сюрпризы, изготовленные из противопехотных гранат, противотанковых мин натяжного действия, с прикреплением к окнам, дверям и другим предметам и вещам.

Уличные бои за Мелитополь советская пехота вела при большой насыщенности истребительно-противотанковой артиллерией калибра 45 и 76 мм. Стрелковым полкам, как правило, придавались истребительно-противотанковые полки, которые, действуя побатарейно и поорудийно, обеспечивали продвижение батальонов и рот при штурме отдельных зданий и в боях за отдельные улицы. Огонь велся с близких дистанций прямой наводкой.

20 октября 1943 г. Южный фронт был переименован в 4-й Украинский. 21 октября после артиллерийской подготовки оба крыла фронта перешли в решительное наступление, прорвали оборону противника на участке севернее Васильевка, Карачекрак, Эристовка, Гендельберг по фронту более 20 км и продвинулись на отдельных участках на глубину от 1 до 6 км, а в Мелитополе овладели несколькими кварталами.

В течение двух дней советские войска продолжали развивать прорыв, ведя ожесточенные бои на обоих направлениях, на отдельных участках правого крыла удалось продвинуться в глубину от 1 до 8 км, а на левом крыле к 16 часам 23 октября овладеть Мелитополем. С захватом Мелитополя — основного опорного пункта в обороне на р. Молочной — решилась судьба всей обороны противника и открылась дорога к выходу советских войск в оперативную глубину обороны немцев со свободным выдвижением на запад и в Крым. Началось преследование отходящего противника…

Таким образом:
1. Войска 4-го Украинского фронта за 45 дней Мелитопольской операции прорвали мощную оборонительную полосу противника на р. Молочной, продвинулись на расстояние от 50 до 300 км и вышли на р. Днепр. Подвижные соединения, введенные в прорыв, действовали стремительно и вышли в тылы и пути отхода мелитопольской группировки противника. Они совместно с армиями, наступавшими с фронта, завершили окружение и разгром этой группировки противника.

2. При проведении операции войска Южного фронта сразу прорвать оборону не смогли и, вклинившись в расположение противника, вели длительную и упорную борьбу в глубине с вновь вводимыми им резервами. Только в результате третьего наступления была прорезана вся тактическая глубина «позиции Вотана». Этим объясняются достаточно тяжелые потери войск фронта. В период с 26 сентября по 20 декабря войска фронта понесли «чувствительные потери — 283 706 человек, в том числе 60 980 человек было потеряно безвозвратно.

В борьбе по прорыву «позиции Вотана» выдающееся место занимает освобождение Мелитополя, борьба за который длилась двенадцать суток и вылилась в ожесточенные уличные бои с привлечением большого количества танков и артиллерии. Характерной особенностью обороны немцев на р. Молочная является впервые примененный ими сплошной противотанковый ров перед передним краем и такие же рвы перед вторым и последующими рубежами.

В сущности, получив в свое распоряжение достаточно сильную позицию в лице дефиле между днепровскими плавнями и озером Молочное, командующий 6-й армией генерал-полковник Холлидт сделал ставку на удержание этого хорошо оборудованного в инженерном отношении рубежа по принципу «ни шагу назад». Для этого в линию обороны были включены даже мотопехотные части двух танковых дивизий. С одной стороны, этим обеспечивалась высокая плотность обороны. С другой — армия изначально лишалась подвижного резерва.

3. В ходе длительной борьбы по прорыву обороны немцев на р. Молочная обозначившийся успех в районе Мелитополя был умело использован командующим 4-м Украинским фронтом, который быстро перестроил свой ранее намечавшийся план ввода 51-й армии в центр и перегруппировал ее вместе с 19-м танковым и 4-м гвардейским кавалерийским корпусами на левое крыло, к участку наметившегося прорыва. Это мероприятие в дальнейшем оказалось вполне целесообразным и позволило тактический успех развить в оперативный.

Подвижные соединения фронта, введенные в прорыв, действовали успешно и, выйдя на пути отхода противника смелым и стремительным маневром на юго-запад, окружили значительную часть мелитопольской группировки противника, а затем большинство окруженных пленили. Выходом к Армянску подвижные соединения Южного фронта закрыли выход на Херсон крымской группировке противника и разобщили ее с северной никопольской группировкой. Особенно успешными были действия 19-го танкового корпуса под командованием генерал-лейтенанта Васильева.

4. Авиация фронта в Мелитопольской операции играла большую роль и оказала существенную помощь войскам фронта в прорыве обороны и разгроме группировки противника. Выполнив за период операции 21 348 самолетовылетов (против 12 470 самолето-пролетов немцев), советская авиация захватила и удерживала если не господство в воздухе, то несомненное преимущество.

5. Преждевременный ввод бронетанковых и механизированных соединений для прорыва тактической обороны противника приводил к большим потерям в танках от огня неподавленной противотанковой обороны противника и снижал эффективность их действий при вводе в прорыв.

6. С развитием успеха, после прорыва обороны противника, войскам фронта пришлось на 600-километровом фронте рассредоточивать свое внимание и силы на три направления: никопольское, херсонское и крымское. В результате войска фронта запланированных конечных задач в операции полностью выполнить не смогли. На никопольском направлении противник сохранил за собой плацдарм, на ликвидацию которого потребовалось три с лишком месяца и сосредоточение двух третей всех сил и средств в ущерб для других направлений. Вместе с тем необходимо отметить, что образование никопольского плацдарма было следствием неудачи первоначального плана операции фронта.

Прорыв немецкой обороны под Мелитополем привел к тому, что главные силы 6-й армии (IV и XXIX армейские корпуса) оказались к северу от направления удара подвижных соединений 4-го Украинского фронта и могли отходить к Никополю. В случае же реализации первоначального плана наступления главные силы 6-й армии были бы отсечены и от Днепра, и от Крыма.

На херсонском направлении войска из-за малочисленности были не в состоянии форсировать Днепр, захватить и удержать плацдармы. В Крыму развить успех переправившегося через Сиваш 10-го стрелкового корпуса и вклинившихся на Перекопском перешейке в оборону противника 54-го и 55-го стрелковых корпусов также не хватило сил и средств, в особенности огнеприпасов для артиллерии. По существу, трудно было ожидать от понесших потери войск реализации первоначального плана наступления Южного фронта, представленного Василевским A.M. в Ставку в сентябре 1943 г.

В любом случае выходом на нижнее течение Днепра и Перекопский перешеек войска 4-го Украинского фронта завершили прорыв «позиции Вотана» как южного сектора «восточного вала». По существу, группа армий «А» оказалась разорванной надвое. Немецкая 17-я армия оказалась изолированной и отрезанной от основных сил группы армий, хотя и удержала за собой часть укреплений на Турецком валу.

Статья написана с использованием материалов книги А. Исаев «Освобождение 1943», М., «Яуза», «Эксмо», с. 493-538.