С середины XII в., когда Москва впервые упоминается в летописях, до конца XIV столетия она прошла в своем развитии путь не очень длительный, но насыщенный богатыми и драматическими событиями. За эти два с половиной столетия из боярской усадьбы, потом княжеской резиденции, столицы захудалого удела на западной окраине Владимиро-Суздальской земли она превратилась в столицу Московско-Владимирского княжества — самого крупного и могучего среди других княжеств Северо-Восточной Руси. Москва переняла славу Киева и Владимира, взяла от них эстафету строительства государства.

Не раз опаленная пожарами, опустошенная погромами в лихие годы «батыева разорения» и последовавшими за ним разорениями бесчисленными ордынскими ратями (нашествия Токтомеря, Тохтамыша и др.), она, как и другие города и земли, снова восставала из пепла и набирала силы. Этому способствовали удобное географическое положение — сравнительная удаленность от обычных путей ордынских нашествий, удобные речные и сухопутные дороги, сосредоточение здесь населения, бежавшего с востока, юго-востока, юга от тех же ордынцев, а также трудовые и ратные усилия простых людей, осторожная и мудрая политика московских князей, дипломатов, церковных иерархов.

Общенациональные усилия постепенно давали свои плоды. XIV столетие примечательно успехами в развитии хозяйства, объединении русских земель, и во всем этом Москва постепенно выходила на передовые рубежи. В столице княжества существовали развитые для того времени ремесла — производства оружейное, кузнечное, литейное, ювелирное, кожевенное, изготовление одежды и др. Московские купцы вели операции с окрестными русскими землями и зарубежными странами.

Васнецов А.М. "Город строится. Строительство деревянных стен Кремля. XII в." (фрагмент)

Васнецов А.М. "Город строится. Строительство деревянных стен Кремля. XII в." (фрагмент)

Гости-сурожане торговали с итальянскими городами Причерноморья, в том числе с Сурожем в Крыму; гости-суконники — со странами Западной Европы. Москва становилась крупным ремесленным и торговым центром Северо-Восточной Руси, но связи с другими русскими областями были еще довольно слабыми. Экономический рост имел своим следствием усиление политического веса и влияния Москвы.

В городе имелись тысячи дворов; сюда со всех сторон шли люди, в том числе беглецы — крестьяне и холопы. Среди ремесленников и торговцев выделялась зажиточная верхушка; большинство же составляли «черные» люди — рядовые тяглецы, люди среднего и бедного достатка. Они объединялись в сотни и подчинялись сотникам (позднее — старостам), жили в особых городских кварталах, где селились представители отдельных специальностей (Кожевницкая сотня, Мясницкая сотня).

Васнецов А.М. "Московский Кремль при Иване Калите. Середина XIV в."

Васнецов А.М. "Московский Кремль при Иване Калите. Середина XIV в."

В городах проживали феодалы — великий и удельные князья с боярами, дворянами и детьми боярскими, высшее и приходское духовенство. На их дворах было немало слуг, холопов — конюхи, псари, бортники, бобровники, садовники, огородники и др. Уже в первой половине XIV в. Москва — столица самого сильного княжества Северо-Восточной Руси, лидер ее политического объединения. Сюда переехал из Владимира митрополит — глава русской православной церкви, и Москва стала общерусским религиозным центром. Церковь поддерживала ее правителей в осуществлении объединительной политики.

Москва обстраивалась домами, слободами. Увеличивался посад, который уже тогда москвичи называли Bеликим, он рос к востоку от Кремля между реками Москвой и Неглинной, заселялись Заречье (впоследствии Замоскворечье), Занеглименье. При Иване Калите (1325 — 1340) в Кремле появились каменные постройки — Успенский и Архангельский соборы, церкви Иоанна Лествичника и Спаса «на бору».

При Дмитрии Донском (1359 — 1389) Москва объединила силы большинства северо-восточных русских земель и организовала борьбу с Золотой Ордой. При нем Московский Кремль обстроили каменными стенами (1367 г.). Слава и могущество Москвы высоко вознеслись после побед русских ратей на реке Воже (1378 г.) и особенно на Куликовом поле (1380 г.). Складывающееся вокруг Москвы Русское государство оказалось в силах перейти в наступление против извечного врага. Москва же стала центром формировавшейся русской, великорусской, народности.

Московский правитель — великий князь московско-владимирский Дмитрий Иванович Донской передал власть над Северо-Восточной Русью — своей «отчиной» — сыну Василию I, не спрашивая согласия хана Золотой Орды. Москву один из современников назвал городом, который «превзыде… вся грады Рустей земли честию многою».

В конце XIV-XV столетия Москва насчитывала многие тысячи жителей. К числу «черных» людей принадлежали ремесленники, мелкие торговцы, «вольные» люди (часто бывшие холопы и крестьяне, бежавшие от своих господ) и другие люди, занимавшиеся физическим трудом. Все они жили на посаде, назывались посадскими людьми. Среди них были и беднота, и богатая верхушка — зажиточные ремесленники и крупные купцы. Среди купцов выделялись сурожане и суконники. Первые вели торговые операции с Крымом, где располагался город Сурож -нынешний Судак, и странами Востока. Вторые торговали с Западной Европой, откуда привозили прежде всего различные материи, сукна. Хоромы купцов, по словам летописей, всегда были богато убраны, на складах хранились всевозможные товары.

На дворах князей, бояр и церковников жили холопы и слуги. Среди них были конюхи, псари, садовники, огородники, мастера-ремесленники и др. Основное население города — ремесленники жили в слободах, названия которых говорят о специальности их обитателей: Бронная, где жили бронники, изготовлявшие оружие и средства защиты от него, Кузнецкая, Мясники — Мясницкая улица, Котельники — ныне Котельническая набережная, Таганная — ныне Таганская, Кожевники — ныне Кожевническая улица и др. Московские умельцы изготовляли прекрасные изделия из металлов, красивую одежду и обувь, ювелирные изделия, посуду. И теперь посетителей Оружейной палаты, Исторического музея, заповедника в Загорске и других музеев Москвы и Подмосковья эти изделия поражают своей красотой. Все посадские люди входили в городское ополчение во главе с тысяцким. Оно вставало на защиту города при первой же опасности.

Простые люди строили и расширяли Москву, их труд и гений овеществлены в облике кремлевских сооружений, в изделиях московских ювелиров и мастериц-вышивальщиц, каменотесов и иконописцев. На их труде держалось хозяйство князей и бояр. Они водили торговые караваны московских купцов в дальние страны Востока и Запада. Князья и бояре получали возможность округлять свои владения, укреплять власть за счет менее сильных и ловких соседей.

Рост Москвы, могущества ее властителей вел к объединению русских земель. Это было делом громадной важности, имело всемирно-историческое значение. Куликовская битва, в которой сложили голову многие москвичи, возвестила зарю освобождения, восходившую над истерзанной землей. Золотая Орда испытала удар страшной силы. Но впереди еще было не менее 100 лет иноземного господства, хотя и сильно ослабленного. Москва жила жизнью большого средневекового города.

Московские князья, бояре, богатые купцы уже в те далекие времена не могли не почувствовать на себе силу ненависти простых москвичей, бедноты, «голи». Эта ненависть прорывалась в убийствах холопами своих господ, об одном из которых летописец записал, что хозяин был убит «от своего раба лукаваго». Правда, известия о таких случаях классовой мести немногочисленны. Из того, что сохранили летописи — один из основных источников по истории нашей страны XIV-XV столетий, — видно, что выступления москвичей против своих господ тесно переплетались с борьбой против монголо-татарского ига. Известно, что после завоевания Руси монголо-татарами русские князья, бояре, духовенство поспешили на поклон к хану Батыю.

Столь же прилежно они «обхаживали» его преемников. Золотоордынские ханы и временщики типа Ногая и Мамая выдавали им ярлыки на княжение и всячески стравливали друг с другом. Русских церковников ханы осыпали милостями, освобождали от податей и повинностей. Конечно, такая линия поведения русских феодалов во многом диктовалась суровой и жестокой необходимостью. Когда обстановка менялась, те же князья брались за оружие, возглавляли борьбу с врагом Руси.

Народ находил в себе силы и мужество выступать против ига иноземных завоевателей. Несмотря на кровавый террор золотоордынских властителей, он поднимал антиордынские восстания. Они были направлены против поборов и притеснений ордынских сборников дани, баскаков, послов с оравами их слуг и телохранителей и против несправедливых действий «своих» феодалов — князей и бояр.

В 1382 г., когда произошло первое крупное народное движение в Москве, впервые проявилась активная роль ее жителей в действиях не только против «чужих» феодалов, иноземных захватчиков (москвичи довольно часто брались за оружие, чтобы отразить их нападения), но и против своих господ. К этому времени Москва стала уже настолько сильной, что встал вопрос о борьбе с Золотой Ордой. После славной победы на Куликовом поле матери и отцы, вдовы и дети оплакивали погибших сыновей, мужей, братьев и отцов. Великая и злая сеча становилась достоянием народных легенд, песен и преданий, летописцы делали записи. Впереди было составление «Задонщины» — гениальной и вдохновенной поэмы о русских орлах-победителях.