22 июня 1941 г. фашистская Германия без объявления войны обрушила на нашу страну удар огромной силы: 190 полностью укомплектованных и хорошо подготовленных дивизий (5,5 млн. человек) (А. Г. Федоров. «Авиация в битве под Москвой», «Наука», M., 1975 г., с. 40). На Московском направлении действия группы армий «Центр» поддерживал 2-й воздушный флот, насчитывавший до 1600 боевых самолетов.

2-му воздушному флоту Германии противостояла Московская зона ПВО, в составе 1-го корпуса ПВО и 6-го истребительного авиационного корпуса, созданного накануне Великой Отечественной войны, 19 июня 1941 года. Командовал Московской зоной ПВО генерал-майор Громадин М.С.

6-й истребительный авиакорпус был сформирован на базе 24-й истребительной авиадивизии и управления 78-й истребительной авиадивизии (которая находилась в стадии формирования). Командиром его был назначен полковник Климов И.Д., а с 9 ноября 1941 г. – Митенков А.И.; военным комиссаром назначен бригадный комиссар Орлов И.А. , начальником штаба — полковник Комаров И.И.

Капитан Алексей Зингаров, бывший оперативный дежурный и зам. начальника отдела наведения КП 6-го иак

Капитан Алексей Зингаров, бывший оперативный дежурный и зам. начальника отдела наведения КП 6-го иак

Битва под Москвой развернулась на территории до тысячи километров по фронту и до 350-400 километров в глубину. В течение 203 дней и ночей шли яростные, кровопролитные бои в областях: Брянской, Смоленской, Московской, Калининской, Орловской, Тульской и Рязанской.

В основу противовоздушной обороны города Москвы был положен принцип круговой эшелонированной обороны.
1. Перед истребителями ПВО ставилась задача уничтожать самолеты противника на расстоянии 150-200 километров (на дальних подступах к столице). Для этого в радиусе 100-120 километров вокруг Москвы развертывалась аэродромная сеть полков 6-го истребительного авикорпуса.

Летчики-ночники 3-й эскадрильи 16-го иап. Слева направо: Д. Данилов, И. Иванов, Н. Коваль, А. Кушников, 1941 г.

Летчики-ночники 3-й эскадрильи 16-го иап. Слева направо: Д. Данилов, И. Иванов, Н. Коваль, А. Кушников, 1941 г.

2. Боевые порядки зенитных артиллерийских частей 1-го корпуса ПВО обеспечивали круговую оборону города в зоне действия на расстоянии 30-40 километров от центра Москвы (на ближних подступах к столице).

3. Боевые действия истребительной авиации и зенитной артиллерии в ночных условиях обеспечивались световыми прожекторными полями. В первую очередь они создавались на наиболее вероятных направлениях нападения авиации противника — к западу и югу от Москвы. Всего было 16 таких полей, каждое глубиной 30-35 километров.

4. Для обороны центра города, его западной и южной окраин от нападения пикирующих и низколетящих самолетов врага предназначались части аэростатов воздушного заграждения. На расстоянии 5-6 километров от Кремля и для прикрытия других важных объектов располагались 124 поста аэростатов заграждения. Они поднимались на тросах до 3,5 км и не позволяли самолетам летать на малых высотах, затрудняли прицельное бомбометание.

5. Разведку авиации противника должны были вести части воздушного наблюдения, оповещения и вязи (ВНОС), обеспечивая обнаружение неприятеля с рубежа 200-250 километров от Москвы. Радиолокационные станции обнаружения (РУС-1 и РУС-2) развертывались на рубеже Ржев — Вязьма, но они только фиксировали цель, не определяя координат.

Вначале в 6-й истребительный авиакорпус ПВО Москвы вошли истребительные авиаполки, бывшие в составе 24-й истребительной авиадивизии: 11,16, 24, 27, 34-й, затем их число увеличилось до одиннадцати. Их обеспечивали 11 батальонов аэродромного обслуживания (БАО). На 22 июня в составе войск Московской зоны ПВО насчитывалось 389 самолетов, причем 45 процентов составляли истребители нового типа (Як-1, МиГ-3, ЛаГГ-3) и 55 процентов — старой конструкции (И-15 бис, И-16, И-153).

Уже по боевому опыту в Испании стало ясно истребители И-15, И-15 бис И-16, И-153 устарели, и нужны более совершенные машины. Самолеты-истребители конструктора Поликарпова были строгими в управлении, для начинающих летчиков представляли трудности в технике пилотирования. К примеру, шасси на И-16 выпускалось и убиралось вручную, с помощью тросовой лебедки. Летчик должен был выполнить 42 оборота колеса с ручкой, закрепленного у правого борта.

К 22 июля 1941 г. количество полков 6-го истребительного авиакорпуса ПВО увеличилось до 29-ти, количество истребителей — до 602. Московская зона ПВО была разделена на четыре сектора, в которых руководство истребительной авиацией возлагалось на заместителей командира корпуса: Западный сектор (подполковник Стефановский П.М.). Южный сектор (полковник Трифонов Н.К.), Восточный сектор (майор Якушин М.Н.), Северный сектор (подполковник Митенков А.И.). Было организовано взаимодействие истребительной авиации с зенитной артиллерией в секторах противовоздушной обороны. Общее соотношение авиационных сил к началу боевых действий было в пользу противника. Кроме того, фашисты имели количество боевых самолетов нового типа в 3,2 раза большее, чем у нас.

Оперативные дежурные всех четырех секторов ПВО Москвы находились в одной комнате на КП. Здесь же работали командиры секторов. Дежурные составляли сводки о потерях и сбитых немецких самолетах, передавали распоряжения командования в полки. Должность оперативного дежурного на КП штаба 6-го истребительного авиакорпуса была очень ответственной. На нее выделялись проверенные и наиболее хорошо подготовленные люди.

Учитывая огромное значение Москвы в жизни страны как крупнейшего политического, военного, хозяйственного и культурного центра, фашистское командование с самого начала вероломного вторжения на нашу территорию поставило своей целью разрушение и захват Москвы, полное уничтожение ее населения. Это привело бы и к нарушению связи между промышленными областями и областями, производившими сырье и зерно, так как Москва — узел железных дорог. По своему опыту военных побед в западноевропейских странах гитлеровцы были уверены в захвате Москвы, а затем и страны в целом. «Захват этого города, — указывалось в плане Барбаросса», — означает решающий успех».

Планируя захват Москвы, немецко-фашистское командование особо важную роль отводило военно-воздушным силам. Последовательными и массированными ударами с воздуха противник намечал разрушить промышленные предприятия, административные учреждения, жилые дома, вывести из строя железнодорожный узел, парализовать полностью жизнь города, уничтожить культурные ценности.

Благодаря упорному сопротивлению наших наземных войск немцам потребовался целый месяц после начала войны против СССР, чтобы получить возможность послать свою бомбардировочную авиацию на Москву. Массированным налетам вражеской авиации предшествовала тщательная воздушная разведка. Первый разведчик «Юнкерс-88» в зоне боевых действий войск ПВО появился 1 июля в районе Вязьмы.

С этого дня противник систематически вел разведку железнодорожных путей, станций, аэродромов одиночными самолетами, парами или группами до пяти самолетов на высоте от 1500 до 5 тысяч метров днем, а в ночное время — на высоте до 2-х тысяч метров с помощью осветительных ракет. Враг пытался раскрыть систему и организацию противовоздушной обороны столицы. Наши истребители вели активную борьбу с вражескими самолетами совместно с зенитчиками.

К середине июля немецкое командование создало специальную авиационную группировку из состава лучших эскадр ВВС Для бомбардировки Москвы. Группировка врага имела более 300 бомбардировщиков новейших типов — «Хейнкель-111», «Юнкерс-88», «Дорнье-217». Командовал 2-м воздушным флотом генерал-фельдмаршал Кессельринг. Экипажи эскадр были укомплектованы опытными летчиками и штурманами, хорошо подготовленными к длительным ночным полетам.

Первый массированный налет на Москву был предпринят фашистами в ночь на 22 июля. В 20 часов 21 июля с линии фронта Рославль-Смоленск поступили донесения о движении большой группы вражеских самолетов. До 220 бомбардировщиков летели на Москву. Они следовали четырьмя эшелонами с интервалами 30-40 минут по маршруту Минск, Орша, Смоленск, Вязьма, Москва. На подступах к столице отдельные группы бомбардировщиков меняли курс полета и пытались прорваться с различных направлений. Высота полета при бомбардировке была 2-3 тысячи метров, в зону зенитной артиллерии самолеты входили небольшими группами и одиночно.

Почти половина самолетов направлялась к Москве вдоль Белорусской железной дороги и Можайского шоссе. Как вспоминает бывший председатель Исполкома Моссовета и член Военного совета Московской зоны ПВО в годы войны В.П. Пронин, в 22 часа 07 минут в Москве была объявлена 1-я воздушная тревога. На северо-западе Москвы видны были вражеские самолеты. Повисли первые осветительные бомбы-«фонари», с которыми расправлялась мелкокалиберная зенитная артиллерия. Фугасные и зажигательные бомбы попали в Толевый завод, затем «фонари» зависли над ваганьковским путепроводом, на Моховой улице был разрушен дом, на станции Москва-Белорусская горели разбитые вагоны. Бомбардировщики врага летели волна за волной. На дальних подступах к Москве на перехват им устремились наши истребители-ночники.

Этой ночью истребители ПВО на дальних подступах к Москве атаковали фашистские самолеты. К городу смогли прорваться только несколько бомбардировщиков. Они сбросили фугасные и зажигательные бомбы. Восемь «зажигалок» попало в Музей изобразительных искусств имени А.С. Пушкина, сгорела Книжная палата на улице Чайковского. Команды местной противовоздушной обороны и москвичи ликвидировали возникшие пожары.

Ровно через сутки, в ночь на 23 июля в 22 часа 10 минут, гитлеровская авиация совершила второй массированный налет на Москву, продлившийся до двух часов ночи. В нем участвовало порядка 150 ночных бомбардировщиков. Стремительными атаками наши истребители сбили 10 самолетов противника. Остальные повернули на запад.

За эти две ночи летчики 6-го истребительного авиакорпуса совершили 370 боевых вылетов, сбили 22 вражеских самолета. К сожалению, в то время еще не было радиосвязи истребителей со станциями обнаружения и наведения. Кроме того, в тяжелейших погодных условиях сплошной облачности приходилось действовать почти вслепую, не имея приборов для полетов в облаках, к тому же не все летчики могли выполнять боевые задания ночью.

В газетах «Правда», «Известия» и «Красная Звезда» был опубликован Указ Президиума Верховного Совета СССР от 24 июля 1941 г. За отражение первого ночного налета вражеской авиации на Москву были награждены 83 особо отличившихся летчика и артиллериста: пять человек орденом Ленина, остальные орденами Красного Знамени, Красной Звезды и медалями «За отвагу».

После первых двух налетов в течение нескольких ночей систематически повторялись налеты бомбардировщиков, причем налеты в составе 100-120 самолетов чередовались с налетами по 50-80 бомбардировщиков. Они шли несколькими эшелонами с интервалами в 20-30 минут. Но теперь уже на высоте 5-тысяч метров, стараясь обойти прожекторные поля. Нашим летчикам приходилось искать врага в ночном небе по вспышкам пламени, вылетавшим из патрубков двигателей, по тени на верхней кромке облаков или на фоне луны. Во всех этих ночных схватках на внешнем рубеже Москвы, продолжавшимся по 4-6 часов, сражались летчик ночники 11, 16, 27, 34 и 120-го авиаполков.

30 июля 1941 г. фашистское командование отдало приказ своим войскам перейти к обороне. От бомбардировок оно не отказалось, но мелкими группами и одиночными самолетами с интервалами 10-15 минут. Московская противовоздушная оборона доказала свою эффективность.

В августе с немецкой педантичностью фашисты совершали налеты в одно и то же время. Было произведено 15 налетов. Максимальное количество налетавших немецких самолетов составляло до 120, минимальное — до 12. Прорвавшиеся немецкие бомбардировщики сбрасывали фугасные и зажигательные бомбы. В городе были пожары, разрушения, жертвы. В сентябре количество массированных налетов на Москву значительно увеличилось.

Летчики вылетали от трех до пяти раз в день на прикрытие наших отступающих войск, на штурмовку немецких танков, автомашин, артиллерии, пехоты, боевых позиций вражеских войск и выполняли по 2-3 задания ночью, отражая налеты фашистской авиации на Наро-Фоминск, Дорохово, Звенигород, Истру, Крюково, Дмитров. Кроме того, несли патрульную службу в воздухе, барражируя парами истребителей над Москвой на разных высотах, прикрывая железнодорожные пути от московских вокзалов до городов Серпухов, Кашира, Коломна, Шатура.

Летчики испытывали огромные физические перегрузки. Учитывая это, командование 6-го истребительного авиакорпуса дало указание летчикам через день отдыхать в специально выделенных комнатах в домах близ аэродромов.