Великая Отечественная война застала экипаж «С-56» в период формирования, а саму подводную лодку — в процессе постройки на судостроительном заводе на Дальнем Востоке. Достраивалась она досрочно, в ударном порядке, и годом ее рождения стал огневой 1941-й, а не следующий, намечавшийся по планам и графикам мирного времени. Щедрина Г.И. на нее назначили в самом конце 1940 года с должности командира подводной лодки «Щ-110».

Подводная лодка С-56 имела следующие тактико-технические данные: надводное водоизмещение 780 т, подводное 1050 т, длина 78 м, ширина 6,4 м, осадка 4 м, скорость хода надводная 21 узел, подводная 10 узлов. Вооружение: 100-мм орудие и 45-мм зенитный полуавтомат, четыре носовых и два кормовых торпедных аппарата.

В сентябре 1942 года было принято решение ГКО СССР об усилении корабельного состава Северного флота за счет перевода из состава Тихоокеанского флота шести подводных лодок. Выбор пал на два «Ленинца» — «Л-15» и «Л-16» и дивизион «Сталинцев». На рассвете 6 октября подводная лодка «С-56» вместе с «С-51» вышла из пролива Босфор-Восточный и взяла курс на восток. 17 000 миль предстояло пройти субмаринам по девяти морям и двум океанам. Почти вокруг света! Японское, Охотское, Берингово моря, Тихий океан, Панамский канал, Карибское и Саргассово моря, Атлантический океан, Гибридское, Северное, Норвежское и Баренцево моря нужно было пересечь, прежде чем войти в Кольский залив и главную базу Северного флота — Полярное.

Командир подводной лодки "С-56" Щедрин Г.И.

Командир подводной лодки «С-56» Щедрин Г.И.

«С-56» должна была зайти для пополнения запасов и ремонта в американские военно-морские базы Датч-Харбор на Алеутских островах, Сан-Франциско, Коко-Соло в зоне Панамского канала, Гуантонамо на острове Куба, Канадскую базу Галифакс, английские Розайт и Леурик. Сразу же по выходе в Тихий океан лодки попали в крыло «большого ветра» — тайфуна, а в Саргассовом море — в центр свирепого южного урагана…

Несколько раз от выпущенных неизвестными подводными лодками торпед «С-56» спасали зоркие глаза рулевых-сигнальщиков Игнатьева и Легченкова, распорядительность лейтенанта Скопина П.П., безукоризненно быстрые действия мотористов Бубнова и Лебедева, рулевого Немальцева, мичмана Дорофеева и всего экипажа в целом. И все же в проливе Акутан чужая торпеда попала в район центрального поста, сорвала лист килевой коробки, но не взорвалась. А на «Л-16» получилось хуже. Предательский удар из-под воды погубил их всех вместе с кораблем в 820 милях от Сан-Франциско.

Победы не давались легко, С-56 вернулась из похода

Победы не давались легко, С-56 вернулась из похода

И вот оно — долгожданное Полярное!.. 29 марта 1943 года «С-56» вышла в первый боевой поход, а 19 апреля над Екатерининской гаванью прогремели два выстрела из её орудия, извещавшие об открытии боевого счета. Кроме двух потопленных транспортов противника, было выполнено специальное задание по высадке на вражеское побережье разведчиков и снятию группы, закончившей «работу» в тылу немецко-фашистских войск.

«Первый потопленный транспорт достался нам сравнительно легко. После атаки противолодочные корабли нас не нашли и их бомбежка была неэффективной. Зато на втором противник на нас отыгрался. Прижимаясь к берегу, шел конвой из трех транспортов в охранении шести сторожевых кораблей. Нам удалось проникнуть внутрь конвоя и занять выгодную позицию для атаки носовыми аппаратами транспортов, а кормовыми — сторожевика. Сначала все шло точно по расчету. Но то ли сверкнул на солнце глазок перископа, то ли гидроакустики вражеских кораблей запеленговали шум наших винтов.

Два сторожевика устремились к нам. Слышен шум бешено вращающихся винтов, а затем тяжелые шлепки о воду. Корабли сбросили глубинные бомбы. От их взрывов боль в ушах. По всей лодке гаснет свет. Неужели конец? Но журчания поступающей внутрь прочного корпуса воды не слышно. Значит, все в порядке… Атакует новая пара. Восемь бомб — рядом. Что же делать? Отказаться от атаки? Нет, только не это! На войне стреляют обе стороны, и мы еще посмотрим, кто кого перестреляет. Быстро созревает решение: нырнуть под транспорт, укрыться под ним от бомбежки, вынырнуть с другого борта и атаковать «хвост» конвоя кормовыми торпедными аппаратами.

Главный старшина Рыбаков и матрос Оборин готовят воздушную станцию к аварийному продуванию, старшина 2-й статьи Токарев стоит на «товсь» у главной осушительной помпы. Как жонглеры, работают на ходовых станциях электромоторов старшина Боженко и электрик Макаров, обеспечивая заданный лодке ход. Пока восстанавливают свет, боцман Дорофеев, освещая глубиномер аварийным фонариком, доложил:
— Глубина двадцать метров!
— Так держать! Крышки торпедных аппаратов не закрывать!

Противник не ожидает, что мы продолжим атаку. Прекрасно! Будем делать то, чего он не ждет. Немцы неистово бомбят с левого борта транспортов, где ранее нас обнаружили, а мы осторожно подвсплываем с противоположного борта.
— Кормовые, товсь!

Стреляем по концевому транспорту конвоя. Дистанция до него минимальная. Зашипел и ударил в уши воздух, запели винты уходящих торпед. Взрыв торпеды слышали все. Но смотреть на дело рук своих некогда. К лодке полным ходом мчатся прозевавшие нас сторожевики», — писал Герой Советского Союза, командир подводной лодки «С-56», позже вице-адмирал Щедрин Григорий Иванович.

Второй боевой поход субмарина совершила в мае, встретив всего один конвой, состоявший из транспорта, танкера, охраняемых восемью сторожевиками и тремя самолетами «Арадо». Экипажу «С-56» удалось прорвать охранение и одним залпом пустить на дно Баренцева моря обе фашистские посудины. Сторожевики забросали лодку глубинными бомбами. Вода буквально кипела от их взрывов. Пришлось бы, вероятно, еще туже, если бы «С-56» не пряталась под разлившимся по поверхности моря и горевшим бензином. А позже помогли наши летчики, отвлекшие на себя немецкие корабли охранения.

Третий поход экипаж подлодки посвятил празднику — Дню Военно-Морского Флота и совпавшей с ним десятой годовщине Северного флота. Был он самым коротким, длился всего десять суток, и самым «урожайным» — «С-56» удалось потопить два сторожевых корабля и повредить, а возможно, потопить два транспорта противника. Бомбили, как положено, помногу и подолгу. Кроме того, уклоняясь от очередной бомбежки, наша субмарина запуталась в снастях накануне потопленного транспорта. С трудом, но все же ей удалось вырваться и из этой ловушки…

От похода к походу росло мастерство экипажа. Офицеры Гладков, Иванов, Скопин, Шаповалов, Ушаков, Ковалев настойчиво учились сами и организовали учебу подчиненных. Ни один недостаток, случавшийся в море, не проходил мимо их внимания, так же, как полезное предложение, сделанное любым из старшин или матросов. Это сплачивало экипаж.

В пятом походе счет потопленных кораблей экипаж подлодки «С-56» довёл до семи и поврежденных до трех. Несмотря на 26-часовую бомбёжку, когда почти не было шансов остаться в живых, а в отсеках не оставалось кислорода для дыхания, угрожающе росла концентрация углекислоты, электроэнергия подходила к концу, а люди валились с ног из-за смертельной усталости, моряки смогли выстоять и потопили ещё один транспорт.

Герой Советского Союза вице-адмирал Г.И. Щедрин

Герой Советского Союза вице-адмирал Г.И. Щедрин. В годы Великой Отечественной войны он командовал гвардейской Краснознаменной подводной лодкой «С-56»

Личный состав до этого дважды награждался высокими правительственными наградами, а теперь был представлен к третьему награждению. Но самым радостным для моряков стал Указ Президиума Верховного Совета СССР от 31 марта 1944 года о награждении подводной лодки «С-56» орденом Красного Знамени.

Война продолжалась, и противник совершенствовал свою противолодочную оборону. Ставил новые минные заграждения, привлекал больше кораблей, вооружал их радиоэлектронной техникой. Подбираться к конвоям и топить транспорты становилось все труднее. Но «С-56» удалось потопить и повредить еще четыре корабля и транспорта, доведя счет до четырнадцати, с общим водоизмещением более 50 000 т. За что к дню Советской Армии и Военно-Морского Флота в феврале 1945 года Краснознаменная подводная лодка «С-56» приказом народного комиссара ВМФ была преобразована в гвардейскую. Экипаж лодки шесть раз награждался высокими правительственными наградами.

7 декабря 1972 г. газета «Правда» сообщила: прославленная подводная лодка «С-56» установлена на пьедестале на Корабельной набережной Владивостока.

«М-172»

Взрывы часто выбивают электрическое управление горизонтальными рулями. Боцман Тихоненко и командир отделения Семенов управляют вручную. Лодка уже давно под водой, воздуха все меньше и меньше. Тяжело дышать, стучит в висках. Тихоненко на пределе, последним усилием вращает штурвал кормовых горизонтальных рулей. Лодка едва удерживает заданную глубину.

Командир подводной лодки "М-172" Фисанович И.И.

Командир подводной лодки «М-172» Фисанович И.И.

В центральном посту Фисанович И.И., получая доклады гидроакустика о шумах вражеских кораблей, производит маневры уклонений от глубинных бомб. И лодка упорно идёт из Варангер-фиорда — места атаки транспорта — к Рыбачьему полуострову, под прикрытие береговых батарей.

Корабль живет. Он продолжает двигаться под водой наперекор ярости врага. Очень тяжело. Гаснет свет. Удачным маневром командир сумел оторваться от вражеских кораблей. Уже десять часов преследуют лодку вражеские корабли, сбросив на него более трехсот глубинных бомб. Оглушенные, задыхаясь, едва стоя на ногах, люди молча боролись за жизнь корабля.

Наконец, вражеские корабли стали удаляться, с Рыбачьего по ним открыли огонь наши батареи. В глазах у людей появляется радость — спасение. Славный боевой путь прошла со своим бесстрашным экипажем «М-172». За проявленную отвагу, за стойкость и мужество в боях она была удостоена гвардейского звания. На ее счету десять потопленных и поврежденных вражеских кораблей.