Линкор «Октябрьская революция»

Флагман Краснознаменного Балтийского флота (КБФ), награжденный в годы Великой Отечественной войны орденом Красного Знамени, ранее назывался «Гангутом», корабль был построен в 1914 г. Весной 1918-го он был в первом отряде знаменитого Ледового похода Балтийского флота из Гельсингфорса в Кронштадт.

В 20-х годах линкором «Гангут» командовал капитан Несвицкий Н.Н. — прославленный балтиец, это он отдавал комендору Богову своевременный приказ о выстреле, когда наш «Азард» потопил английскую подводную лодку «Л-55» в 1919 г. Командир «Азарда», шедшего четвертым в кильватер трем эсминцам, подорвавшимся на вражеских минах, — он, Несвицкий, сумел спасти свой эсминец.

В июне 1941 года «Октябрьская революция» сразу же вступает в войну. Фашистские летчики начинают погоню за линкором. Десятки самолетов обрушивают на корабль сотни бомб. Есть повреждения, есть убитые и раненые. Есть и первые победы — сбитые зенитчиками гитлеровские асы, развеянные по ветру наступающие побережьем фашистские войска. С начала обороны Ленинграда линкор становится на защиту города. Он — могучая крепость на Неве. Месяцы и годы блокады. Ремонт. Стрельбы. Помощь самому городу. И неприметные, повседневные благородные поступки и подвиги.

"Гангут" - линкор "Октябрьская революция"

"Гангут" - линкор "Октябрьская революция"

Особенно один подвиг, ставший знаменем для всего корабля. Подвиг Ивана Томбасова. Это было 16 апреля 1943 года. Фашисты отчаянно бомбили и обстреливали Лениград и стоявшие у его стен корабли. Весь день зенитчики Томбасова не отходили от орудия. За пять минут до ужина сыграли отбой. Зенитчики отправились на ужин, у орудия остался старшина Томбасов. Вдруг он услышал свист снаряда, а потом разрыв и снова свист. Немцев вдруг как прорвало. И били они довольно точно. Один снаряд попал в фальшборт, осколок прожег брезент, где находился боезапас. Потом загорелась палуба и краска. Начали накаливаться снаряды.

В первую минуту Иван был не только оглушен, но и слегка контужен. Он упал на палубу, чуть не потеряв сознание. А когда снова поднялся, то увидел, что на срезе огонь и пожар распространяется к погребам. Иван понимал, что сейчас решают секунды. Промедли — и огонь подберется к боезапасу. Страшно подумать, что может произойти. А команда ужинает. Начать одному — но можно только начать. А потом? На то, чтобы решиться, потребовалось мгновение. Не раздумывая больше, Иван бросился к срезу и стал сбрасывать за борт уже накалившиеся снаряды.

Иван продолжал свое дело почти машинально. Он уже не чувствовал ни боли, ни тяжести. Он услышал голоса товарищей и тут же понял, что все кончено: пожар угасает, а последний и, кажется, самый раскаленный снаряд у него в руках. И в какое-то мгновение он понял больше: и то, что корабль спасен, что к погребу огонь не добрался, и даже то, что вот этот последний снаряд сейчас разорвется в его руках и надо как-то сказать ребятам, чтобы не подходили близко…

Раздался взрыв. Иван Томбасов замертво упал на волнорез. По приказу командующего Краснознаменным Балтийским флотом орудию, которым командовал Томбасов, присваивалось его имя. Оно навечно вносилось в списки экипажа линкора. Томбасов посмертно был награжден орденом боевого Красного Знамени.

Линкор «Марат»

9 сентября 1911 года в честь победы русских моряков над сильной англо-французской эскадрой в 1854 году на воду был спущен линкор «Петропавловск». После Гражданской войны На бортах эсминцев появились новые имена: «Ленин», «Карл Маркс», «Карл Либкнехт». Моряки линкора «Петропавловск» узнали о том, что во французском флоте есть корабль, носящий имя Шарлотты Корде, — корабль, неоднократно подавлявший восстания во французских колониях, — и решили в ответ присвоить своему линкору имя неистового якобинца — Жан-Поля Марата.

Линкор "Марат"

Линкор "Марат"

В сентябре 1922 года состоялись первые, после 1914 года, маневры Балтийского флота. На «Марате» разместился штаб морских сил Балтийского флота. Когда закончилась первая часть маневров, в которую входило отражение атаки «синих» на Кронштадт, эскадра во главе с «Маратом» отправилась в первое дальнее плавание. Эскадра прошла меридиан Гельсингфорса, а вскоре советские вымпелы показались в виду Таллина. Флот, оторвавшись от стенки, держал экзамен на звание действующего… В 1925 году на «Марате» в дальний поход идет советский полководец Фрунзе М.В.

… В годы Великой Отечественной войны Кронштадт называли «огневым щитом» Ленинграда. Это действительно так. Кронштадтские форты вместе с боевыми кораблями в самые критические дни помогли остановить фашистов у стен Ленинграда. Корректировочный пост«Марата» находился на переднем крае под постоянным обстрелом; вокруг рвались мины, летели осколки снарядов, «мессершмитты» пикировали и строчили из пушек и пулеметов. Полпреды «Марата» держались… В эти смертельно опасные минуты они видели результаты точного огня артиллерии линкора — перевернутые танки, сплющенные массы железа и трупы, остававшиеся на поле боя после каждой попытки немцев атаковать.

22 и 23 сентября 1941 г. фашисты предприняли массированные налёты. Тучи самолетов висели над Кронштадтом. Трудно приходилось нашим морякам. 23 сентября несколько десятков самолетов, кружащихся среди массы белых облачков зенитных разрывов, по одному начинают пикировать на линкор «Марат». Взрывы один за другим… Бомба весом не менее тонны попала в «Марат». Пламя вырвалось из носовой части корабля. Опять взрывы, и опять огромные клубы огня. Носовая часть линкора вместе с мостиком и надстройками, вместе с орудийной башней и людьми, находившимися в эти минуты на боевых постах, в задраенных отсеках, оторвалась от корабля и была похоронена в пучине, на дне гавани.

Чуть ниже мачты так же медленно поднялась и орудийная башня, ее три 12-дюймовых орудия разламываются и тоже летят в воду. Бухта кажется кипящей от массы брошенной в нее раскаленной стали… Сотни голов плавают в воде, над ними висит облако дыма. И как бы яростно ни били зенитки, отчетливо слышу нарастающий гул человеческих голосов.

Все это произошло мгновенно. Сразу после удара ошеломляющей силы, когда столб воды вместе с обломками корабля, поднятый взрывом выше грот-мачты, снова обрушился вниз, на палубу, моряки увидели, что у линкора нет носовой части, а разрушенные переборки быстро заполнялись водой. Корабль сел на грунт. Три другие его башни остались в строю. После всего этого только и остаётся удивляться мощи и прочности кораблей старинной русской постройки. Пробоины заделали, и линкор остался на плаву.

Адмирал Пантелеев Ю.А., начальник штаба КБФ, командующий морской обороной Ленинграда в годы Великой Отечественной войны, вспоминал: «Когда я поднялся на линкор, палуба была уже прибрана, все лежало и стояло на своем месте. И только подойдя ко второй башне, я очутился на краю пропасти — здесь обрывалась палуба… Дальше корабля просто не было. Я стоял над вертикальной стеной. Казалось, что видишь корабль в разрезе. А впереди — море… Забегая вперед, скажу, что через несколько дней орудия второй, третьей и четвертой башен «Марата» вновь громили врага, а матросы мелом писали на снарядах: «За раны нашего корабля!»

Около двухсот командиров, старшин и матросов ранило и убило. Погиб и командир корабля, прекрасный моряк, капитан 2 ранга Иванов. Он по тревоге находился в носовой боевой рубке, и здесь его настигла смерть… В те дни у поэта Игоря Ринка родились взволнованные строки:

…И тогда великим гневом страшен,
Грудью защищая Ленинград,
По врагу из орудийных башен
Бьет полузатопленный «Марат».

«Уничтоженный» Геббельсом линкор продолжал бой. И как продолжал!.. Во время наступления наших войск он получил задание сокрушить своим огнем вражеские укрепления. На рассвете 14 января 1944 года линкор вместе с другими кораблями открыл огонь. Фашистская оборона была прорвана. Наши войска, развивая наступление, пошли дальше на Запад…

Крейсер «Киров»

Берлинское радио передало 29 августа 1941 г. фронтовой репортаж: «Потоплены все крупнейшие корабли во главе с самым сильным большевистским крейсером «Киров»… Морская дорога на Ленинград открыта!» Захлебываясь и подвывая, диктор пересказывал сообщение командира группы «юнкерсов», кавалера железного креста: «Особенно трудно было потопить крейсер «Киров» из-за его сильной противовоздушной обороны. Но мы и с этим справились…»

Крейсер "Киров"

Крейсер "Киров"

В 1936 году со стапелей на воду был спущен крейсер «Киров», в своем классе он был совершеннейшим в мире кораблем. Имея водоизмещение около 9 000 тонн, он нес 3 трехорудийные башни 180-мм калибра, 8 «соток», 16 зенитных автоматов и 2 трехтрубных торпедных аппарата. Большая огневая мощь крейсера сочеталась с отличными ходовыми и маневренными качествами, хорошей живучестью и прочным бронированием. Два турбозубчатых агрегата развивали мощность в 110 000 л. с. и обеспечивали скорость полного хода 35 узлов.

«Киров» стал родоначальником целого семейства советских крейсеров. Корабль строился для боя. В боях и прославился, в финскую кампанию, в Великую Отечественную войну. Но еще раньше отличался экипаж крейсера памятными на флоте делами. Вот истоки одной традиции — нерушимого воинского братства. В штормовую ночь у острова Нарген потерпел бедствие гидросамолет. Четыре часа в бушующем осеннем море вел «Киров» поиск. Летчики были спасены. И когда началась война, этот экипаж самолета, занимаясь разведкой в море, трижды предупреждал кировцев о минах, обнаруженных по курсу корабля.

Войну «Киров» встретил на Усть-Двинском рейде. 22 июня 1941 года на рассвете он открыл огонь по самолетам, налетевшим на Ригу. Бои шли всю неделю, а потом корабль прорвался в главную базу флота. К этому времени все выходы из Риги были заминированы, кроме Муху-Вяйна — узкого и мелководного пролива, закупоренного затопленным кораблем.

Круглые сутки под бомбами работали земснаряды. Гидрографы ставили буи. Штурманы и рулевые изучали маршрут перехода. В ночь на 29 июня работы на фарватере были закончены, и контр-адмирал В. Дрозд дал «добро» на выход. Он знал: нужна ювелирная точность маневра — и сам поднялся на ходовой мостик. Под килем порой не было и фута. Скрежетал о днище и дыбился за кормой рыжий песок. То справа, то слева надвигались темные берега. Но «Киров», ориентируясь по слабым огонькам, шел и шел вперед. Приход крейсера в Таллин серьезно укрепил силы обороны города,

Геббельс выступил по радио с угрозой потопить Балтфлот во главе с «Кировым». Узнав об этом, Всеволод Вишневский всю ночь писал полную сарказма и гнева статью. Она писалась под убедительный и вдохновляющий аккомпанемент: в те сутки, как, впрочем, и во все последующие августовские дни, не утихал громовой голос главного калибра «Кирова».

Залпы крейсера наносили немалый урон войскам, осаждавшим Таллин. Фашисты поспешили подтянуть сюда тяжелые орудия, чтобы достать огнем маневрирующий на рейде «Киров». Только 23 августа 1941 года по нему было выпущено 600 снарядов. Через сутки крейсер семь раз атаковали пикировщики, сбросившие около сотни бомб. Итог — только одно попадание вражеского снаряда. Надо оценить искусство маневрирования корабля, который много суток подряд, словно на невидимых швартовах, держался от наших сухопутных позиций на дистанцию стрельбы!

Из «Таллинского дневника» Михайловского Н.Г.: «…Фашистские самолеты… пикирую на «Киров» один за другим. Невероятный грохот. Столбы воды закрывают корабль. Но вот спадает водяная стена, и снова видны знакомые контуры башен и надстроек. Трудно сказать, сколько минут беснуются в небе немецкие пикировщики. Когда с замиранием сердца смотришь в небо и на корабль, бой кажется очень долгим. В небе клубы чёрного дыма. Самолеты отогнаны…»

«Киров» бил врага до последнего дня обороны города, а когда начался прорыв кораблей из Таллина в Кронштадт, прикрывал своим огнем выход транспортов. Фашисты бросили наперехват все силы. Путь оказался минированным. Плотность заграждений — 80 мин на километр. На траверзе Юминданины по «Кирову» открыла огонь полевая тяжелая батарея. Самолеты налетели справа и по корме. С норда вышла в атаку группа торпедных катеров.

Это был кромешный ад. Кормовая башня открыла огонь по катерам. Зенитный калибр бил по самолетам. «Лево руля!» «Право руля!» В машине еле успевали репетовать команды с мостика. Наблюдатели докладывали о перископах подводных лодок. На глазах у всех громадный взрыв разломил эсминец «Яков Свердлов», шедший в охранении слева… Несмотря на трудности перехода крейсер «Киров», живой и невредимый, прорвался вместе с другими кораблями и судами из Таллина в Кронштадт и занял огневую позицию на Неве.

Весь сентябрь 1941 года, когда враг штурмовал окруженный Ленинград, «Киров» в одной группе с линкором «Октябрьская революция» бил главным калибром по боевым порядкам фашистов по периметру Сестрорецк — Красное Село — Петергоф. Только за 4 дня крейсер уничтожил 4 батареи, 18 тягачей, 2 полевых склада, около 1000 солдат.

Как-то журналисты попросили контр-адмирала запаса С. Солоухина, в годы войны командовавшего крейсером, назвать отличившихся в тех боях. Командир сказал: «Я не хотел бы выделять одних, оставлять в тени других. Я бы назвал списком всех без исключения. Потому что не видел на «Кирове» труса или маловера. Все поровну делили и радость побед, и горечь утрат». А вот и факты: свыше тысячи кировцев Родина удостоила высоких наград.

В перерывах между боями шли работы. Зимними вечерами в полуразрушенных цехах завода моряки готовили арматуру и трубки для пароперегревателей и главных котлов. На морозе, под обстрелом, при свете керосинки они почти вручную выполняли работу, обычно посильную лишь специалистам высшей квалификации. В цехе, сраженный осколком снаряда, упал трюмный машинист Каленов.

Гитлер люто ненавидел Ленинград — «оплот славянского духа и большевизма». А «Киров» с кораблями эскадры был неотделим теперь от судьбы великого города. И ставка фюрера бросила в восточную часть Балтики большой отряд крупных кораблей с линкором «Тирпиц», Фюрер приказал провести операцию «Айсштосс». Цель — уничтожить наши корабли до вскрытия льда. 600 самолето-вылетов сделал 1-й фашистский авиакорпус. 24 апреля 1942 года «Киров» атаковали 40 «юнкерсов». Они шли волнами по 6-10 машин. Это была жестокая схватка. Погиб храбрый зенитчик лейтенант Киташев. Умер от ран старшина 2-й статьи Даниил Павлов, сбивший из своего пятого орудия два самолета. Были и другие горькие потери. И на этот раз очередная операция провалилась.

И вслед за рыхлыми льдинами из Ленинграда в море вскоре вышли наши подводные лодки топить врага на прусских меридианах, а крейсер «Киров» вместе со всей эскадрой, выстояв в неравной борьбе, внес свою лепту и в прорыв блокады и в полный разгром фашистских войск на невских рубежах. Последние залпы под Ленинградом крейсер произвел, занимая позицию напротив «Медного всадника». Это было 15 января 1944 года. А две недели спустя впервые за войну пушки стреляли холостыми: страна салютовала бойцам, отстоявшим Ленинград.