Едва ли найдешь в истории мировых флотов корабль, весь путь которого был одним не прекращающимся во времени подвигом… Без преувеличения можно было сказать, что в годы Первой мировой войны «Слава» была самым знаменитым кораблем на Балтийском море. Она стала наваждением для германского морского командования. Во всех немецких планах операций на Балтийском море и в Прибалтике в 1915-1917 годах «Славе» уделялось, пожалуй, основное внимание.

Сам кайзер Вильгельм II не раз требовал разделаться со «Славой» и постоянно интересовался, когда же наконец германский флот ликвидирует эту помеху всем своим операциям в районе Рижского залива. Против броненосца враг посылал и свои мощнейшие линкоры, и миноносцы, подводные лодки и авиацию. Но расправиться с ненавистным кораблем кайзеровскому флоту так и не удалось. Более того, и после своей гибели — в октябре 1917 года после того как «Слава» была взорвана и затоплена, она, как верный страж Рижского залива, закрыла немецкому флоту путь на север в Финский залив и к Петрограду…

Развернув свои силы, немцы 8 августа 1915 года начали осуществлять прорыв через Ирбенский пролив. С немецких броненосцев «Эльзас» и «Брауншвейг», ведших обстрел русских канонерок и миноносцев, заметили дым, принадлежавший большому кораблю. Это была «Слава», шедшая с поднятыми стеньговыми флагами в сопровождении миноносцев. «Эльзас» и «Брауншвейг» открыли по ней огонь.

Броненосец "Слава"

Броненосец "Слава"

«Славе» было трудно сражаться с германскими броненосцами, во-первых, ввиду их численного превосходства и, во-вторых, ввиду большей дальнобойности их артиллерии. Из-за минного заграждения сблизиться с противником было нельзя. Но русские моряки во главе с командиром «Славы» капитаном 1 ранга Вяземским С.С. не отступили. Для введения в действие главной артиллерии Вяземский нашел следующий выход. Затопляя водой три бортовых отсека, достигли крена до 3°, что соответствовало увеличению дальнобойности на 8 кабельтовых. Затопление отсеков (по 100 тонн воды) и перекачка воды в отсеки другого борта при повороте на обратный галс производились за 10-16 минут.

Бой «Славы» и двух немецких броненосцев длился 1 час 48 минут, в течение которых по противнику дали 16 залпов. В ходе прорыва через Ирбенский пролив немцы понесли значительные потери на минах. Погибли тральщики «Т-52 и «Т-58», подорвался крейсер «Тетис», затем миноносец «S-144». Вечером того же дня вице-адмирал Шмидт, командовавший немецкими силами прорыва, прервал операцию, мотивируя это неуспехом тральных работ.

Немцы решили повторить операцию прорыва в Рижском заливе. На этом особенно настаивал кайзер Вильгельм II, требуя в первую очередь уничтожения «Славы». В своем приказе на проведение повторной операции командующий морскими силами Балтийского моря принц Генрих между прочим написал: «Уничтожению «Славы» приписываю моральное значение».

Для второго прорыва немцы стянули еще больше сил. Для борьбы со «Славой» в отряд поддержки тральных сил были включены два дредноута. Около полудня были замечены дымы многочисленных русских кораблей. Вскоре немцы узнали «Славу», канлодку «Храбрый» и множество миноносцев.

«Слава» начала обстрел немецких тральщиков. Немецкие дредноуты «Позен» и «Нассау» вступили в бой со «Славой». Она же, умело маневрируя, не прекращала обстрела немецких тральщиков вспомогательным калибром. В то же время, применив опять затопление бортовых отсеков, «Слава» вела огонь главным калибром по немецким дредноутам. К 16 часам, попав под огонь «Славы», немецкие тральщики отошли.

К 17 часам бой закончился, но «Слава» еще в 18 часов продолжала держаться на своей позиции. Тогда адмирал Шмидт решил для ее уничтожения послать ночью два своих новейших эсминца «V-99» и «V-100». Результат был для немцев печальным. Сначала германские эсминцы встретили старые русские миноносцы из охранения «Славы» и отогнали их. Однако на рассвете к ним присоединился русский эсминец «Новик». Через 10 минут боя «Новик» добился трех попаданий в «V-99». На нем начались пожары. Немцы повернули и стали уходить. На рассвете 22 октября под прикрытием огня «Славы» и других кораблей русские высадили десант у Домеснес и добились успеха. Кроме того, «Слава» обстреливала Роен (Руена) и Мессарагоцен (Мерсрагс).

«Слава» участвовала и в отражении немецкого наступления на Ригу, начавшегося 31 октября. Немцы писали: «К 10 ноября русским удалось главным образом с помощью огня тяжелых орудий «Славы» принудить германские войска очистить Кеммерн и отойти в прежнее положение. Флот (немецкий) ничем не мог облегчить положения». Итак, немецкое наступление на Ригу и попытки флота занять Рижский залив окончились неудачей. И в этом важную роль сыграли боевые действия мужественного экипажа броненосца «Слава».

16 октября 1917 года с падением русских батарей на полуострове Сворбе немецкие корабли форсировали Ирбенский пролив и вошли в Рижский залив. Несмотря на подавляющее превосходство немцев, адмирал Бахарев все же решил принять бой.

Германские корабли подходили двумя колоннами: в одной большие корабли — линкоры и крейсеры с миноносцами; в другой — матки тральщиков и сами тральщики. Немецкая авиация совершила около 9 часов 30 минут налет на русские корабли. Тем временем немецкие тральщики начали траление заграждений перед входом в Моонзунд между островом Эзель и материком. Сначала батарея острова Моон (Муху), а затем в 10 часов 05 минут «Гражданин» и

«Слава» открыли огонь по немецким тральщикам. «Слава» ввиду большей дальнобойности ее орудий (116 кабельтовых вместо 88 у «Гражданина») находилась севернее на фарватере, а «Гражданин» и «Баян» южнее, ближе к неприятелю. Первый залп русских дал недолет, второй перелет, а третий накрыл тральщики. «Слава» перенесла огонь по немецким линкорам, державшимся южнее тральщиков. Тут со «Славы» заметили несколько миноносцев, шедших строем фронта на север, и дали по ним залп из носовой башни. Миноносцы в беспорядке отошли на юг, а за ними и все другие суда. Отошли и немецкие линкоры.

Таким образом, эта попытка немцев прорваться в Моонзунд не удалась. Перед самым концом стрельбы на «Славе» вышла из строя носовая 12-дюймовая башня из-за неисправности механизмов замков, ввиду небрежной их выделки на заводе, когда осенью 1916 года на броненосце меняли артиллерию. Но, лишившись половины своих тяжелых орудий, «Слава» не вышла из боя. Командир корабля Антонов Л.В. решил сражаться до конца.

Тем временем немецкие корабли, перестроившись, пошли снова в атаку, теперь уже восточным фарватером. «Гражданин» после 12 часов 04 минут начал обстреливать обоими калибрами тральщики, а затем открыла огонь и «Слава» кормовой башней. «Кёниг» и «Кронпринц» большим ходом подошли, уверенно развернулись и, уменьшив ход, после 12 часов открыли огонь пятью орудийными залпами. Русские броненосцы как раз шли фарватером на юг, расстояние быстро сокращалось, и все решилось в несколько минут. «Слава» получила с «Кёнига» сразу три попадания, а «Кронпринц» добился двух в «Гражданина». Один снаряд поразил «Славу» ниже ватерлинии, другой также проделал громадную подводную пробоину.

От полученных повреждений «Слава» настолько осела носом, что Моонзундский канал стал для нее непроходим. Командир принял решение затопить корабль на фарватере, тем самым закрыв немцам проход на север. Было приказано готовить корабль к взрыву. В 13 часов 20 минут командир «Славы» застопорил машины и приказал зажечь фитили подрывных зарядов. Обойдя палубу и убедившись, что никто из живых на корабле не остался, Антонов последним сошел на миноносец «Сторожевой». В 13 часов 58 минут раздался взрыв. Остальные русские корабли прошли на север, а на фарватере были затоплены еще два транспорта. Проход в Финский залив для немецкого флота был закрыт

Не так уж много боевых кораблей времен Первой мировой войны могли бы похвалиться столь большим и далеко идущим влиянием на ход крупных морских и сухопутных сражений. «Слава» была весьма существенной опорой всей морской обороны Рижского залива. «Славе» принадлежит значительная и подчас решающая роль в срыве первой и второй попыток прорыва германского флота в Рижский залив, в отражении немецкого наступления на Ригу в 1915 году и в удержании этого города еще в течение двух лет, в прекращении на два года активных операций немецкого флота на Балтике и, наконец, в предотвращении прорыва немецких кораблей через Моонзунд в Финский залив и к Петрограду.

Подвиг Самончука

Операция «Альбион»… Так назвали немцы свой план захвата Моонзундского архипелага в 1917 году. Конечная цель операции — прорыв к революционному Петрограду. Первое крупное сражение произошло 14 октября, когда немцы пытались прорваться на Кассарский плес, головной миноносец немцев был подбит «Забиякой». Ближе всех к неприятелю оказался «Гром». На нем и сосредоточила свой огонь германская эскадра…

Эсминец "Гром"

Эсминец "Гром"

Несмотря на повреждения, «Гром» продолжал стрелять. Экипаж мужественно боролся за живучесть израненного корабля. Когда все боевые средства были выведены из строя, команда перешла на нанлодку «Храбрый». На эсминце остался один матрос Самончун.

Понимая возможность захвата корабля немцами, Самончун решил взорвать «Гром». Он бросил горящий факел в пороховой погреб. Раздался сильный взрыв, и доблестный корабль навсегда погрузился в морскую пучину. С ним погиб и герой, повторивший подвиг членов экипажа «Стерегущего»… Так считали почти сорок лет. И только в 1954 году было установлено, что герой остался жив. Силой взрыва Самончука выбросило в море, где его в полубессознательном состоянии подобрал немецкий миноносец.

Не выдержав огня, германские корабли ушли в западном направлении. 6 вражеских миноносцев было уничтожено и выведено из строя. Получил повреждение крейсер «Эмден».