8 февраля

Войска Белорусского фронта завершили Калинковичско-Мозырскую наступательную операцию, в ходе которой они продвинулись на 60 км и нанесли значительные потери 4-й, 9-й и 2-й армиям противника (нач. 8.01.1944 г.).

Советское командование предложило окруженным войскам корсунь-шевченковской группировки противника капитулировать. Немецко-фашистское командование, надеясь на помощь извне, отклонило предложение о капитуляции. Бои по уничтожению окруженной группировки противника возобновились.

Войска 4-го Украинского фронта во взаимодействии с войсками 3-го Украинского фронта освободили крупный промышленный центр Украины — г. Никополь. Одновременно была закончена ликвидация группировки противника на никопольском плацдарме. Войска 4-го Украинского фронта форсировали Днепр и захватили плацдарм на его правом берегу.

9 февраля

Президиум Верховного Совета СССР принял Указ «О предоставлении командующему артиллерией Красной Армии, командующим артиллерией фронтов, командующим Восточным и Западным фронтами противовоздушной обороны права награждения орденами Богдана Хмельницкого и Славы».

Войска 42-й армии Ленинградского фронта при поддержке 13-й воздушной армии вели упорные бои в районе г. Плюсса по окружению 58-й пехотной и частей 12-й танковой дивизий.

Войска 3-го и 4-го Украинских фронтов продолжали успешное наступление на криворожском и никопольском направлениях.

Обломки сбитого немецкого бомбардировщика Ю-88

Обломки сбитого немецкого бомбардировщика Ю-88

На Черном море советская подводная лодка потопила транспорт противника «Петер» (4000 т).

10 февраля

67-я армия Ленинградского фронта во взаимодействии с войсками Волховского фронта завязала бои за г. Лугу.
Войска 60-й армии 1-го Украинского фронта начали штурм г. Шепетовка — важного узла сопротивления врага.
Белорусские партизаны отряда имени В. И. Чапаева из 225-й партизанской бригады под командованием комиссара отряда Кузьмина А.В. пустили под откос немецко-фашистский бронепоезд в районе ст. Старушки.

11 февраля

В Оттаве подписано соглашение между правительством СССР и правительством Канады о военных поставках Канады Советскому Союзу.

Войска 1-го Украинского фронта успешно завершили Ровно-Луцкую наступательную операцию (начало 27.01.1944 г.). В ходе ожесточенных боев советские войска освободили ряд крупных населенных пунктов и вышли на рубеж Маневичи, Луцк, Млинов, Шепетовка. Большую помощь советским войскам оказали украинские партизаны.

Авиация Северного флота нанесла бомбовый удар по немецкому линейному кораблю «Тирпиц» в Альта-фиорде.

12 февраля

Войска 67-й армии Ленинградского фронта во взаимодействии с войсками 59-й армии Волховского фронта, преследуя отходящего противника, освободили г. Лугу.

Войска 1 и 2-го Украинских фронтов севернее Звенигородки и Шполы продолжали вести ожесточенные бои по ликвидации окруженной группировки противника. Одновременно другая часть войск этих фронтов отражала атаки крупных танков и пехоты противника на внешнем фронте окружения.

13 февраля

Войска 2-го Украинского фронта отражали контрудар окруженной корсунь-шевченковской группировки противника, предпринятый из района Стеблева в юго-западном направлении, в надежде выйти из окружения в район Лысянки и соединиться с наступающими им навстречу танковыми частями.

Корабли Балтийского высадили тактический десант в районе Мерекюля (Нарвский залив).

14 февраля

Войска 13-й и 60-й армий 1-го Украинского фронта, развивая наступление, вышли на рубеж Рафаловка, Луцк, восточнее Дубно, Ямполь, Шепетовка и создали угрозу южному крылу немецкой обороны групп армий «Юг» и «А». Войска 52-й армии 2-го Украинского фронта освободили г. Корсунь-Шевченковский.

На Баренцевом море, в районе Хаммерфеста, авиация Северного флота потопила вражеский пароход «Танахорн», судно «Брюнелен» и повредила один транспорт.

В соответствии с решением Ставки Верховного Главнокомандования войска расформированного Волховского фронта были включены в Ленинградский и 2-й Прибалтийский фронты.

Из воспоминаний лейтенанта Рогачева А.В.

В начале января нам объявили, что 5-й мехкорпус входит в состав создающейся 6-й танковой армии. Вместе с ней мы участвовали в Корсунь-Шевченковской операции. Начали наступление от большого села Тыновка… В первый день мы прошли километров двенадцать. В последующие тоже двигались успешно.

В корпусе был создан передовой отряд в составе 233-й танковая бригады, самоходного артиллерийского полка, 1-го мотострелкового батальона и моей истребительно-противотанковой батареи под командованием заместителя командира корпуса генерала-майора Савельева Михаила Ивановича. Этот отряд должен был первым достичь Звенигородок и соединиться там с танковым корпусом, замкнув Корсунь-Шевченковскую группировку в кольцо.

Мы пошли в наступление по тылам. Успешно справились с задачей, и нас поставили держать внешний обод окружения. Бои были очень тяжелые. Лысянка, Душакивка, Бужанка, Босивка — эти села на всю жизнь запомнил…

Особенно запомнилось село Малый Виноград. Мы его взяли 10 или 11 февраля. Через него шла дорога на Душакивку, Бужанку, был мост через Гнилой Тикич. Основные силы командование перебросило в направлении села Босивка, что находилось километрах в пяти, а мне приказано было остаться. Заняли оборону. Кроме моей батареи там было человек 50-60 из остатков какой-то стрелковой дивизии, два танка и две 122-миллиметровые гаубицы.

Заняли позиции на окраине села. Орудия замаскировали на высотке, поросшей яблонями. Чуть внизу стояли дома, и шла дорога к мосту через реку, за которой были немцы. Левее от моей позиции был холм, скрывавший расположение орудий от наблюдения с противоположного берега. Перед тем в этих местах шли бои, видимо, наши отступали и побросали много оружия. В том числе стоял штабель ящиков со снарядами к «сорокапятке».

Мы притащили по пять-шесть ящиков на орудие. Подобрали несколько пулеметов и ПТР. Вооружились до зубов. Немцы не заставили себя ждать. Когда они пошли через мост, мы его подорвали. Берега реки были болотистые, и танки не прошли, а один, который увяз, мы подбили. Нас обстреливал шестиствольный миномет, но мины рвались метрах в 30-40 от батареи. Им никак не удавалось точно засечь наши позиции.

Они попытались переправиться в другом месте и войти в город по нашему берегу, но им пришлось огибать высоту, что прикрывала нас слева, после чего они оказались под огнем танков и моих орудий. Помню, что немецкая пехота подошла совсем близко. Наши пехотинцы не выдержали и побежали. И знаешь, когда ты видишь, что они бегут, а ты не можешь бежать, потому что ты не имеешь права бросить орудия, и против своего желания начинаешь смеяться: «Ты посмотри, как они бегут! Смотри! Давай! Давай! Не отставай! Быстрее в тыл!»

И материли их: «Что вы бежите?! Почему вы бросаете нас, а сами бежите?!» А тут, когда немцы показались на пригорке, метров за 250, я приказал: «Бронебойным!» Выстрел звонкий, мощный, а когда мимо летит огненная жутко свистящая болванка, то кажется, что точно в тебя. Страшно… Вот так мы семь дней держали эту позицию…
Самое страшное — это когда тебя бросает пехота. Они бегут, а ты остаешься в одиночестве, и нет связи с другими подразделениями.

Ты лихорадочно пытаешься понять, что дальше делать, как действовать. Тут уже вся надежда на собственный опыт — бежать со всеми или оставаться. Некоторые бойцы ворчали: «Наш командир, он видишь, какой упрямый. Не хочет бежать».

А потом понимали, что орудие не бросишь. Если мы оставили орудия, то командиру батареи и командиру взвода — расстрел. Бывало, что побросают оружие, а командиры приказывают — иди и верни. А где его найдешь? Частично его разбили, частично разбирали те, кто остались, чтобы усилить свое вооружение. Помню, бежали минометчики, побросали минометы в ручей, а потом пришли и ныряли за ними в ледяную воду. Вот мы посмеялись.

«Рогачев Александр Васильевич», из книги А. Драбкин «Я дрался с Панцерваффе. Двойной оклад – тройная смерть», М., «Яуза», «Эксмо», 2007 г., с. 333 — 336.