Германские подводные лодки были главным средством для действий на морских коммуникациях противника. Именно лодки практически парализовали систему морской торговли. Они заставили тратить громадные силы и средства на мероприятия по защите морских перевозок, расширению воспроизводства тоннажа взамен потопленного. Они вынудили коренным образом менять трассы традиционных путей, задерживать перевозки, вызвали повышение фрахтов и страховок судов и грузов.

Именно подводные лодки заставили союзников провести ряд оперативных, тактических и организационных мероприятий по охранению тяжелых боевых кораблей в море, в базах, на выходе из баз. Например, английский Военно-морской флот (Гранд-Флит) в полном составе мог выходить в море только в охранении не менее 100 эскадренных миноносцев. Выходить из баз, и возвращаться назад можно было только в темное время суток.

В годы Первой мировой войны немецкие субмарины практически сорвали стратегические перевозки Англии, нанесли судоходству ее невосполнимые потери. Справиться с подводной опасностью военно-морскому флоту союзников не удалось. Спасло их только поражение Германии на сухопутных фронтах, связанное с разложением кайзеровской армии и общим военно-промышленным развалом в стране. «Потери Англии на морских коммуникациях были громадными: около 5000 судов общим водоизмещением более 12 млн. тонн. Кроме того, большой урон понес боевой состав ВМФ: подводные лодки потопили 35 крупных боевых кораблей (линкоров и крейсеров).

На что были способны подводные лодки, показывает такой потрясающий воображение факт: одна подводная лодка «U-35» под командованием Лотара фон Арно де ля Перьера отправила на дно 219 судов общим водоизмещением 526 507 тонн (по количеству потопленного тоннажа — никем не побитый рекорд и во Второй мировой войне). Даже самые прославленные подводные асы Деница, подводники № 1 и № 2 — О. Кречмер и В. Лют совместно отправили на дно почти на 60 тыс. тонн меньше» (Г. Дрожжин «Лучшие подводные асы Второй мировой», М., «Яуза», «Эксмо», 2010 г., с. 42).

Внезапность и скрытность позволили командиру «U-9» корветтен-капитану Веддигену провести сенсационную атаку и в течение нескольких минут отправить на дно 3 броненосных крейсера англичан с большей частью их команд. Именно эти качества и способности лодок и нанесли столь тяжелый урон англичанам в 1914-1918 гг. Надо отметить, что немецкие подводные лодки, нарушая законы милосердия и человечности и постановление Гаагской конференции 1907 г., атаковали госпитальные суда союзников. Так немецкая подводная лодка U-33 17 марта 1916 г. потопила госпитальное судно «Португаль», находившееся в распоряжение Российского Общества Красного Креста.

Всего за годы Первой мировой войны с 1914 по 1918 гг. из 351 немецкой подводной лодки более половины (178) ушли на дно, унеся с собой жизни почти 5000 подводников. К моменту окончания войны у немцев в различных стадиях постройки находилось 224 лодки. Проектировалось (планировалось к закладке, находилось в разработке по новым проектам и т. д.) еще 200 подводных лодок. Некоторые историки военно-морских флотов пишут, что если бы война продлилась еще года полтора, то Германия могла бы иметь в строю около 600 подводных лодок. А это значит, что минимум 200 лодок могли бы одновременно действовать на морских коммуникациях противника, что могло бы привести к полной блокаде и падению Англии…

К началу 1916 г. «Рейхсмарине» имели 68 подводных лодок; с марта ежемесячно вступало в строй 10 лодок. При том, что к концу года погибло 25 лодок, в строю их стало 138; постоянно на боевых позициях в море одновременно в среднем находилось 20 лодок. Итог боевых их боевых действий к концу 1916 г. не замедлил сказаться: потоплено 1187 судов противника, общим водоизмещением 2 823 688 тонн.

Конечно, результат таких грандиозных успехов — исключительно слабая, плохо организованная противолодочная оборона союзников. Вот красноречивые данные, приводимые адмиралом Битти в докладе на имя главкома Гранд-Флита: за сентябрь — октябрь 1916 г. число потопленных подводными лодками судов 154 и 145, соответственно всего 299, а число случаев активного противолодочного воздействия — 8 и 10 соответственно, т. е. всего 18. Следовательно, только в 6% из всех случаев обнаружения немецких подводных лодок они получили какое-то противодействие.

Впечатляет результат боевых действий немецких лодок и в 1917 г. Только за апрель Англия потеряла 881 тыс. тонн потопленных судов (рекордный результат за один месяц во время Второй мировой войны будет 700 тыс. тонн), в июне — 603,4 тыс. тонн. Уже в апреле 1917 г. в Англии начался кризис тоннажа: она не успевала пополнять свой транспортный флот вновь построенными судами взамен потопленных. Положение несколько изменилось к лучшему с вступлением в войну США.

Всего за 1917 г. немецкие подводники отправили на дно 2734 судна стран союзников и нейтралов. Общее водоизмещение потопленных судов — 5795,2 тыс. тонн. Потеряли немцы за это время 63 подводные лодки, а ввели в строй 87 новых лодок. А у союзников дела были неважные. Несмотря на усиленное строительство новых судов в Англии и США, потери тоннажа превысили тоннаж построенных судов на 2 млн. тонн. В 1918 г. немецкие подводники потопили суда общим водоизмещением 2648,2 тыс. тонн. Потеряли немцы 69 лодок. Вступили в строй 85 новых лодок. За весь 1918 г. только одна английская лодка «NB-4» добилась успеха, потопив немецкую ПЛ «UB-52» в Дринском заливе (в Адриатическом море).

По Версальскому мирному договору союзники обязали Германию сдать им 10 линкоров (взамен 10 потопленных), 6 линейных крейсеров, 8 крейсеров, 50 эсминцев, 300 подводных лодок. Немцы сделали заявление, что у них имеется только 100 подводных лодок, однако сданы были 172 лодки. Весь сдававшийся флот должен быть переведен для капитуляции в Скапа-Флоу. Туда пришли 10 линкоров, 5 линейных крейсеров, 7 крейсеров, 49 эсминцев, а также еще один линейный корабль «Баден».

Кроме этого, Германия обязывалась отменить военную повинность, армия только из добровольцев не должна была превышать 100 тыс. человек. Должны быть разрушены все военные укрепления, распущен Генеральный штаб. Калибр германской артиллерии не должен быть свыше 105 мм. Личный состав флота не должен превышать 15 тыс. человек. В «Рейхсмарине» оставались только 10 легких крейсеров, 6 старых линейных кораблей типа «Дойчланд».
Германия имела право строить новые корабли только взамен устаревших и выведенных из строя.

Водоизмещение новых кораблей не должно превышать: для линейных кораблей — 10 тыс. тонн, для крейсеров — 6 тыс. тонн, для эскадренных миноносцев — 200 тонн. При этом даже устанавливался срок службы: для линейных кораблей и крейсеров — не менее 20 лет, для эсминцев — не менее 15 лет. Постройка подводных лодок запрещалась вообще.

Более унизительных условий капитуляции для флота трудно было придумать. Особенно унизительно это было для подводников, которые знали, что их подводные лодки нанесли союзникам особенно большой урон. Именно в подводном флоте были наиболее успешные операции и победы, составившие славу и честь нации. Идея об «утраченных победах», зародившаяся после заключения Версальского договора, запрещавшего Германии строить подводный флот и резко ограничивавшего постройку надводных кораблей, начала приобретать среди военных моряков все большее распространение.

Конечно, Германия, униженная Версальским договором, запрещающим ей иметь подводный флот, мириться с таким положением не хотела. К тому же блестящие победы немецких подводников в только что прошедшей войне кружили головы не только крупным военно-морским начальникам, но и бывшим и действующим офицерам ВМФ, ветеранам, помнившим подводную войну, и молодым офицерам флота, мечтавшим о подводных лодках. Естественно, большую роль играла и пропаганда милитаристской и реваншистской направленности.

Не прошло и трех лет после подписания Версальского Договора, как руководство флота Германии сумело найти способы, как приступить к постройке подводного флота… А уже в октябре 1933 г. в Германии была создана первая легальная структура, в задачу которой, по официальной версии, входила разработка вопросов, связанных с противолодочной войной. Фактически эта структура (Unterseeboatsabwehrschule — «UAS») была стратегическим центром, планирующим и организующим строительство подводного флота, сбор и подготовку кадров подводников.

16 марта 1935 г. набравший громадный политический вес Гитлер публично отрекся от военных ограничений Версальского договора. С этого момента открыто началось интенсивное строительство подводного флота, основы чего были ещё ранее хорошо подготовлены.