Недоверие к «Муромцам», а также явно отрицательное отношение штаба полевого генерал-инспектора авиации к начальнику эскадры воздушных кораблей генералу Шидловскому М.В., впоследствии принявшее еще более острый характер, привело к обособлению тяжелой авиации и, конечно, не могло не повлиять на нормальное развитие русского воздушного корабля «Илья Муромец», и широкое применение самолетов этого типа для боевой работы.

В начале января 1915 г. начались полеты «Муромцев». 11 января «Илья Муромец III» совершил под управлением Сикорского испытательный полет, а 13 января на «Илье Муромце Киевском» под управлением военного летчика капитана Горшкова был совершен полет с 12 пассажирами. Этот аппарат достиг высоты более 2500 м за 49 мин. Во время полета, когда «Муромец Киевский» пролетал около Варшавы, к нему близко подлетел «Моран» из состава находившегося в Варшаве авиационного отряда особого назначения.

Летчик, управлявший «Мораном», рассказывал потом, что счел «Муромца» за неприятельский аппарат и приготовился расстреливать его из револьвера (!), так как в его отряде были уверены, что «Муромец» не может лететь на такой высоте. Это показывает, с одной стороны, насколько офицеры-летчики того отряда, аэродром которых находился всего в 18 км от Варшавы, были осведомлены об аппаратах Сикорского, а с другой стороны, дает представление о том, как были вооружены в то время для воздушных боев наши легкие аппараты, исполнявшие роль истребителей.

"Илья Муромец I" в Яблонне. Слева направо: капитан Горшков Г.Г., прапорщик Андреев, лейтенант Башко И.С.

"Илья Муромец I" в Яблонне. Слева направо: капитан Горшков Г.Г., прапорщик Андреев, лейтенант Башко И.С.

Как «Илья Муромец Киевский», так и «Илья Муромец III» представляли собою улучшенный военный тип того пассажирского «Муромца», на котором Сикорский совершил перелет из Петрограда в Киев и обратно. Кабина этих воздушных кораблей военного типа уже не имела тех удобств, как его предшественники, но зато эти самолеты были легче на 409,5 кг; на «Илье Муромце Киевском» были установлены те самые моторы «Аргус», на которых совершен был перелет в Киев, и при 1229-1310 кг полезного груза этот воздушный корабль достигал значительно большей высоты — 3700 м.

Этот аэроплан был выстроен на Русско-Балтийском заводе в течение семи недель, считая с момента заготовки чертежей. При его постройке приняли в расчет те указания, которые сделал с военно-авиационной точки зрения его будущий командир капитан Горшков Г.Г. Хотя полет этот, казалось бы, рассеял басни о нелетучести «Муромца», предстояло еще очень много работы по созданию воинской части, способной к успешным боевым действиям.

Военнослужащие эскадры воздушных кораблей у "Ильи Муромца I" в Яблонне, 1915 г.

Военнослужащие эскадры воздушных кораблей у "Ильи Муромца I" в Яблонне, 1915 г.

Боевым крещением «Ильи Муромца Киевского» можно считать полет 15 февраля 1915 г., когда этот воздушный корабль летал над немецкими позициями, сбрасывая бомбы в неприятельские окопы. Экипаж «Киевского» составляли: командир — военный летчик капитан Горшков Г.Г., его помощник — военный летчик поручик Башко И.С., артиллерийский офицер штабс-капитан Наумов А.А. и один моторист. Во время этого полета, продолжавшегося 2 ч 39 мин, было выяснено отсутствие мостов через Вислу у Плоцка.

По-видимому, в связи с этим полетом германские аэропланы, до того времени не обращавшие внимания на аэродром «Муромцев», начали довольно регулярно, по два раза в день, навещать Яблонну, причем первый немецкий аэроплан бомбил аэродром 15 февраля, через три часа после возвращения «Муромца». Первый боевой полет «Ильи Муромца Киевского» резко изменил взгляд на «Муромцев» в высших штабах войск и положил начало развитию дальнейшей боевой работы этого типа аэропланов.

"Илья Муромец Киевский" возвращается в Яблонну после боевого полёта над территорией Восточной Пруссии, 31 марта 1915 г.

"Илья Муромец Киевский" возвращается в Яблонну после боевого полёта над территорией Восточной Пруссии, 31 марта 1915 г.

24 февраля 1915 г., воспользовавшись благоприятной погодой, «Илья Муромец Киевский» совершил по заданию штаба 1-й армии 3,5-часовой полет в Восточную Пруссию. Сделав над городом Вилленбергом (одно из мест гибели Самсоновской армии в Первой мировой войне) два круга, «Илья Муромец Киевский» сбросил 17 больших (16-килограммовых и 32-килограммовых) бомб на станцию железной дороги, на ангары, обозы, произвел глубокую разведку, выяснившую передвижение германских войск в районе Млавы, сфотографировал неприятельские позиции на Восточном фронте и благополучно вернулся назад.

На следующий день, 25 февраля, полет повторился. Сброшено было в Вилленберге 45 бомб, из них — десять 16-килограммовых; разгромлена железнодорожная станция с находившимися там поездными составами. По полученным позднее штабом 1-й армии сведениям, кроме разгрома станции, поездов и пакгаузов, «Илья Муромец Киевский» произвел разрушения в городе: в результате убито было 2 офицера, 17 нижних чинов, ранен комендант станции. При появлении «Муромца» в Вилленберге возникла невероятная паника. После этих удачных полетов отношение к « Муромцам» резко изменилось…

Из всех полетов «Ильи Муромца Киевского» того времени заслуживает упоминания полет 18 марта 1915 г., давший штабу 1-й армии чрезвычайно ценные данные. В это время в штабе нашей 1-й армии были получены сведения о переброске немцами на фронт этой армии значительных сил. Обеспокоенный этим штаб армии дал «Илье Муромцу Киевскому» задание: подробно обследовать тыл противника для обнаружения мест выгрузки войск, их движения и сосредоточения.

В экипаж «Ильи Муромца Киевского» от разведывательного отделения штаба 1-й армии Генерального штаба дополнительно вошёл капитан А.А. фон Гоерц. Экипажем аэроплана была тщательно осмотрена прифронтовая полоса и тыл противника. Главные пункты, все города и крупные местечки были сфотографированы, причем произведено было около 50 снимков. В результате пришли к выводу, что ни о какой переброске войск противника в этом районе не могло быть и речи. Таким образом, стало ясно, что сведения, полученные штабом 1-й армии, были ложные. Наоборот, состояние этого района во время полета, по сравнению с данными предшествовавших полетов, давало основание полагать, что с этого участка переброшены куда-то значительные силы.

«Илья Муромец Киевский» под командой военного летчика поручика Башко с помощником командира военным летчиком поручиком Смирновым М.В., артиллерийским офицером штабс-капитаном Наумовым и прапорщиком Андреевым совершил 7 апреля 1915 г. полет, во время которого была разгромлена станция Сольдау. «Илья Муромец Киевский» сделал шесть кругов над станцией, где в тот момент находилось 15 поездных составов. Кроме попаданий бомб в эти составы, с «Муромца» был замечен и сфотографирован взрыв стоявшего под парами паровоза. Во время полета, вылезавшими на крыло штабс-капитаном Наумовым и прапорщиком Андреевым, была исправлена лопнувшая трубка маслопровода одного из моторов.

Приблизительно через полчаса после этого налета «Муромца Киевского» на эту же станцию сбросил бомбы «Илья Муромец III» под командой военного летчика штабс-капитана Бродовича. Обоими аэропланами было сброшено более 40 бомб, из которых 30 весом по 16 кг.

Из других полетов «Муромцев» можно упомянуть о полете 6 апреля, когда «Муромец Киевский» (командир — поручик Башко, помощник командира — военный летчик поручик Смирнов М.В., артиллерийский офицер — поручик Бойе Ю.Г.) разгромил станцию Млаву, сбросив туда одиннадцать 16-килограммовых и шесть 8-килограммовых бомб. «Илья Муромец III» (командир — военный летчик штабс-капитан Бродович, помощник командира — военный летчик поручик Спасов М.П., артиллерийский офицер — поручик Гагуа) побывал в Плоцке, где мост через Вислу оказался разведенным, а кроме того, бросал на немецкий аэродром в Санниках бомбы. Этими бомбами была уничтожена ангар-палатка и поврежден стоявший на аэродроме аэроплан.

Более серьезным по своим последствиям следует считать полет «Муромца Киевского» и «Муромца III» 11 апреля 1915 г. в Восточную Пруссию, где на г. Нейденбург «Муромцем Киевским» было сброшено одиннадцать 16-килограммовых и одна 80-килограммовая бомба. «Муромец III», полетевший туда же на час позже, довершил разрушения, сделанные «Муромцем Киевским». Сброшенными бомбами была разрушена станция и вызваны в городе большие пожары, продолжавшиеся всю ночь. В этом полете на «Муромце III» принимал участие прибывший накануне из Ставки Верховного Главнокомандующего подполковник Генерального штаба Гаслер, который остался чрезвычайно доволен полетом и его результатами.Надо думать, что вред, причиненный «Муромцами» неприятелю в Нейденбурге, был значителен, так как на следующее утро на Яблонну совершили налет шесть немецких аэропланов.

Полеты «Муромцев» в Восточную Пруссию происходили как раз в тех местах, где в августе 1914 г. погибла армия генерала Самсонова. Ещё в предвоенное время необходима была широкая общественная поддержка и хорошо продуманная организация дела постройки аэропланов Сикорского «Илья Муромец». Примись военное командование своевременно и энергично за дело, быть может, Россия была избавлена от гибели двух с половиной корпусов армии Самсонова и связанного с этим нашим поражением впечатления какой-то особенной мощи германских войск.

Это поражение, как известно, привело к поспешному отступлению наших войск из Восточной Пруссии, значительно повлияло на дальнейший ход военных операций и повлекло за собой кровопролитнейшие бои под Лодзью, Варшавой, Ивангородом, в которых погибли лучшие корпуса русской армии.

На смену оказавшимся мало пригодными для «Муромцев» двигателей «Сальмсон» прибыли английские моторы «Санбим», на которые возлагались большие надежды. К сожалению, и эти моторы дали немногим лучшие результаты, чем «Сальмсон», и далеко отставали от двигателей «Аргус». «Илья Муромец» с двигателями «Санбим» достигал высоты 2900 м и упорно не желал подниматься выше. За неимением лучшего пришлось не только совершать на этих моторах учебные полеты, но и выполнять боевые задания.

Воздушные корабли с моторами «Санбим» — «Илья Муромец I» (командир — лейтенант Лавров Г.И.), «Илья Муромец II» (командир — военный летчик штабс-капитан Панкратьев А.В.) и «Илья Муромец V» (командир — поручик Алехнович Г.В.) совершили в июне и июле 1915 г. несколько боевых полетов в Лович, Скерневицы, Единорожец, Цеханов и другие места фронта. Благодаря их полету 4 июля было выяснено скопление очень больших сил неприятеля на Наревском фронте.

11 мая 1915 г. «Илья Муромец Киевский» перелетел во Львов; полет этот продолжался 4 ч 15 мин. Несколько позже, 14 мая, перелетел туда же и «Муромец III». Переброска двух лучших воздушных кораблей в Галицию была вызвана тем, что германское командование сосредоточило там свои силы, а армия наша, не имевшая в то время ни достаточной артиллерии, ни патронов, ни даже винтовок, начала свое отступление с Карпат.

Эти два «Муромца» существенно помогли нашим войскам своими полетами в глубокий тыл противника, разведками, разгромом железнодорожных станций, штабов, складов противника. По словам корреспондента одной из газет, захват 15 тыс. пленных нашей армией под Люблином в 1915 г. был выполнен на основании сведений, добытых «Ильей Муромцем».

Во время одного из полетов, 14 июня 1915 г., «Ильей Муромцем Киевским» был взорван на станции Пржеворск, к югу от Ярославова, неприятельский поезд со снарядами. Полет этот продолжался 4 ч. «Илья Муромец Киевский» произвел разведку в районе реки Сан, сбросил три бомбы в окопы у Лежайска, а затем, сделав четыре круга над станцией Пржеворск, сбросил семь бомб в большие поездные составы, находившиеся на путях станции. Из показаний пленных, а позднее из немецких газет было установлено, что этим взрывом было уничтожено по крайней мере 30 тыс. снарядов противника.

За этот полет командир воздушного корабля «Илья Муромец Киевский», военный летчик поручик Башко И.С. и артиллерийский офицер штабс-капитан Наумов А.А. были награждены каждый орденом Св. Георгия 4-й степени, помощник командира военный летчик поручик Смирнов М.В. — Георгиевским оружием, а моторист старший унтер-офицер Шкудов — Георгиевским крестом. Это были первые Георгиевские кавалеры в эскадре воздушных кораблей.

В то время аэродром «Муромца Киевского» и «Муромца III» находился в Влодаве, куда при отступлении наших войск перешли эти аэропланы, пробыв некоторое время в Люблине. Вскоре после первого воздушного боя, произошедшего 6-го июля 1915 года, «Муромец Киевский» присоединился к эскадре воздушных кораблей и «Муромцам», находившимся в то время в г. Лиде Виленской губернии. Оставшийся в одиночестве «Муромец III» продолжал нести до глубокой осени 1915 г. очень тяжелую и ответственную службу.

Первый командир «Ильи Муромца Киевского» капитан Горшков Г.Г.

Капитан, впоследствии полковник, Георгий Георгиевич Горшков происходил из офицерской семьи Уральского Казачьего войска. По окончании Оренбургского Неплюевского кадетского корпуса и Николаевского инженерного училища недолго служил в саперном батальоне. Увлекаясь воздухоплаванием, Горшков поступил в Офицерскую воздухоплавательную школу, по окончании которой находился в постоянном ее составе. Он совершил много полетов на неуправляемых аэростатах, называвшихся в просторечии «пузырями», в том числе большой полет из Петрограда с посадкой в Саратовской губернии.

В воздухоплавательной школе Горшков состоял одно время командиром управляемого аэростата. Эти аппараты совершенно не пользовались его симпатиями. При появлении первых аэропланов Горшков совершал на них полеты; был командирован во Францию для изучения авиации и летал как пилот на аппаратах почти всех существовавших тогда систем аэропланов.

Полеты на «Муромце» Горшков стал совершать в 1914 г., в бытность свою в Гатчинской авиационной школе. Он был назначен командиром «Ильи Муромца Киевского» и до прибытия в Яблонну генерала Шидловского М.В. командовал расположенными в Яблонне пятью отрядами аэропланов «Илья Муромец». Совершив в качестве командира «Ильи Муромца Киевского» ряд боевых полетов, был награжден орденом Владимира 4-й степени с мечами и бантом, Георгиевским оружием и чином подполковника и назначен начальником группы «Муромцев» во Львове («Илья Муромец III» и «Киевский»), затем начальником боевого отряда под Ригой.

К сожалению, антагонизм между тяжелой и легкой авиацией, с которой Горшкова связывала его прошлая деятельность, помешал ему отдать всю свою энергию работе в эскадре воздушных кораблей. Прямой и даже резкий по натуре, не умевший служить и нашим и вашим, Горшков из-за интриг, являвшихся следствием этого антагонизма, в феврале 1916 г. ушел из эскадры воздушных кораблей, как раз в то время, когда открывалось широкое поприще для его энергичной деятельности. Несомненно, как генерал Шидловский, так и он, ценя друг друга, не раз с сожалением вспоминали, что их совместная дружная работа могла сделать многое в развитии «Муромцев», которым и тот и другой отдавали все силы и энергию.

Заняв после революции и ухода генерала Шидловского место начальника эскадры воздушных кораблей, Горшков, конечно, не мог уже ничего сделать. После развала армии и прихода немцев Горшков, желая сохранить остатки русской авиации поступил в Украинскую армию, где был помощником главы украинской авиации Павленко.

При большевиках Горшков приехал в Добровольческую армию, но встречен был не как один из видных и опытных представителей русской авиации, а скорее как конкурент. Ему угрожали судом и принудили уехать из Екатеринодара в Одессу, где он попал в руки большевиков и вскоре был ими расстрелян.

продолжение

Статья написана по материалам книги К.Н. Финне «Русские воздушные богатыри И.И. Сикорского», М., АСТ, Минск, 2005 г.