О жизни Павла Михайловича Карягина известно немногое. Службу он начал рядовым в Бутырском пехотном полку в 1773 г., участвовал в русско-турецкой войне, а в 1786-м вместе с полком поступил на формирование 4-го батальона Кубанского егерского корпуса.

20 августа 1800 г. полковник Карягин был назначен командиром 17-го егерского полка, а 14 мая 1803 г. стал шефом своего полка. 24 февраля 1804 г. Карягин «за отличное мужество, оказанное при штурме крепости Ганжа, где, командуя колонною, примером храбрости своей поощрял к неустрашимости подчиненных», был награжден орденом Святого Георгия IV степени, став 642-м по счету кавалером этой почетнейшей боевой награды.

21 июня 1805 года батальон 17-го егерского полка при двух орудиях — всего около 400 человек — под командованием Карягина спешил на выручку второму батальону этого же полка, атакованному превосходящими силами персов. Через три дня пути отряд Карягина вошел в соприкосновение с передовыми силами персидской армии численностью около 4 тысяч человек. Это не остановило русских — они перестроились в каре и продолжали путь, периодически отражая вражеские наскоки.

Живой мост, худ. Ж. Рубо

Живой мост, худ. Ж. Рубо

Однако под вечер на горизонте показались главные силы персов — 20-тысячная армия под командованием наследника персидского престола Аббаса-Мирзы. Карягин принял решение защищаться до последнего, и русский отряд быстро окопался на высоком кургане, где некогда размещалось татарское кладбище. Персы не замедлили атаковать противника, но эта атака была отбита. Потери русских составили 197 человек, т.е. почти половина отряда.

Теперь на каждого нашего солдата приходилось 100 (!) вражеских. Карягин сообщил своему начальнику князю Цицианову: «Пренебрегая многочисленностью персиян, я проложил бы себе дорогу штыками в Шушу, но великое число раненых людей, коих поднять не имею средств, делает невозможным всякую попытку двинуться с занятого мной места».

Аббас-Мирза был уверен, что русские капитулируют в течение суток. И в самом деле, военная история не знала примеров того, когда отряд, окруженный в 100 раз более сильным врагом, не принял бы капитуляции. Но Карягин и не думал поднимать белый флаг.

После трехдневного артобстрела русского лагеря персы перекрыли доступ русским воинам к воде и начали непрерывную бомбардировку, которая продолжалась день и ночь. Потери отряда Карягина быстро росли: сам полковник был ранен пулей в бок и трижды контужен, боеспособных солдат в полку осталось не более 150. К непрерывному вражескому огню добавились мучения от жажды и нестерпимый зной.

И тем не менее герои 17-го егерского не только стойко переносили лишения, но и совершали удачные боевые вылазки. Во время одной из них команда поручика Петра Антоновича Ладинского, помимо воды для лагеря, захватила 15 вражеских орудий.

Ладинский П.А. вспоминал: «Я не могу без душевного умиления вспомнить, что за чудесные русские молодцы были солдаты в нашем отряде. Поощрять и возбуждать их храбрость не было мне нужды. Вся моя речь к ним состояла из нескольких слов: «Пойдем, ребята, с Богом! Вспомним русскую пословицу, что двум смертям не бывать, а одной не миновать, а умереть же, сами знаете, лучше в бою, чем в госпитале». Все сняли шапки и перекрестились. Ночь была темная.

Мы с быстротой молнии перебежали расстояние, отделявшее нас от реки, и, как львы, бросились на первую батарею. В одну минуту она была в наших руках. На второй персияне защищались с большим упорством, но были переколоты штыками, а с третьей и с четвертой все кинулись бежать в паническом страхе. Таким образом, менее чем в полчаса мы кончили бой, не потеряв со своей стороны ни одного человека. Я разорил батарею, набрал воды и, захватив пятнадцать фальконетов, присоединился к отряду».

На пятый день обороны, 28 июня 1805 г., в отряде Карягина кончились запасы продовольствия. Офицеры и солдаты перешли на траву и коренья. Карягин решил прорываться, однако поступил остроумно: скрытно ночью покинув место Дислокации и подойдя к крепости Шах-Булак, неожиданным Ударом выбил оттуда персидский гарнизон и занял круговую оборону. Запасы провизии пополняли также остроумно: ночью нападали на персидские конные патрули, всадников снимали без выстрела, а коней уводили в крепость.

Потрясенные жизнеспособностью русских, персы вступили с ними в переговоры, требуя капитуляции. Карягин ответил согласием, но утром 9 июля персы вошли… в пустой Шах-Булак. Накануне ночью остатки отряда скрытно отошли из него, вновь оставив преследователей с носом!..

В пяти верстах от крепости Мухрат карягинцы были настигнуты персами и прижаты к глубокому рву. Можно было бросить орудия, но канонир Гаврила Сидоров предложил перенести их через ров на руках. Так и сделали. Еще восемь суток егеря держались в Мухрате, прежде чем из Тифлиса подоспела долгожданная подмога

Беспримерный подвиг Карягина П.М. был отмечен чрезвычайно скромно: командир полка получил от императора Александра I золотую шпагу с надписью «За храбрость» — и только. Полковника даже не повысили в чине. К сожалению, герой русско-персидской войны полковник Карягин П.М. скончался 7 мая 1807 г., за несколько дней до смерти получив орден Святого Владимира III степени.

Другой герой обороны карягинского отряда, поручик Ладинский П.А., к 1845 г. дослужился до генерал-лейтенанта и начальника Гражданского управления Закавказского края. Скончался он 26 ноября 1860 г. в своем имении Петровском, недалеко от Керчи. Еще один герой из 17-го егерского, полковника Котляревский П.С., в 1826 г. получил чин генерала от инфантерии.

Из книги В. Бондаренко «Сто великих подвигов России», М., «Вече», 2011 г., с. 53 – 56.