Капитан Черкасов П.Н.

О блестящем подвиге, который совершил экипаж канонерской лодки «Сивуч», к сожалению, мало кто помнит в наши дни. Балтийскому «Варягу» не было суждено войти в легенду. А между тем бой, который разгорелся в Рижском заливе августовской ночью 1915-го, по праву достоин войти в анналы самых блестящих морских сражений века…

Мореходная канонерская лодка «Сивуч» была построена в Петербурге и вступила в строй в августе 1908 г. Корабль входил в состав 2-й минной дивизии Балтийского флота, которая базировалась в Свеаборге. «Сивуч» был вооружен двумя 120-миллиметровыми и четырьмя 75-миллиметровыми пушками, тремя пулеметами, нес 40 заградительных мин. Экипаж «Сивуча» состоял из 148 человек.

Командовал кораблем уроженец Нижнего Новгорода капитан 2-го ранга Петр Нилович Черкасов. Он родился 1 июля 1882 г. в семье морского офицера, капитана 1-го ранга Нила Васильевича Черкасова. В 1900 г. Петр Нилович получил первый офицерский чин — мичмана. Участвовал в Русско-японской войне, в ходе которой служил на эскадренном броненосце «Севастополь». За храбрость был произведен в лейтенанты, получил ордена Святой Анны IV и III степеней с мечами, Святого Владимира IV степени с мечами и бантом, Святого Станислава II степени с мечами.

Канонерская лодка "Сивуч", худ. В. Игнациус

Канонерская лодка "Сивуч", худ. В. Игнациус

После войны Черкасов был старшим офицером учебного судна «Верный», командовал миноносцем № 213. Чин капитана 2-го ранга получил 6 декабря 1912 г., а через год принял канонерскую лодку «Сивуч». Поздним летом 1915 г. ситуация для русского флота на Балтийском море складывалась не лучшим образом. Германская армия, захватив Виндаву (ныне Вентспилс в Латвии), пыталась прорваться к Риге, флот тоже развивал наступление в сторону Рижского залива.

Почти ежедневно на Балтике происходили бои между германскими и русскими кораблями. «Сивуч» был задействован в выполнении боевых задач — канлодка обстреливала позиции противника на берегу, вела ночную постановку мин, патрулировала побережье. Один из таких походов пришелся на холодную туманную ночь 18 августа.

Мины одна за другой тяжело плюхались в балтийскую воду. «Сивуч» выполнил задачу и возвращался на базу. Внезапно сигнальщик Василий Кантонистов доложил командиру:
— С зюйд-веста — силуэты трех кораблей. Первый — трехтрубный крейсер типа «Кольберг». Курсовой 110, дистанция 36 кабельтовых…

Через минуту информацию уточнили — это был «Аугсбург», один из лучших крейсеров германского флота. Именно под прикрытием огня его пушек германские кавалеристы 7 мая 1915 г. ворвались в Либаву (ныне Лиепая в Латвии). «Аугсбург» поддерживали эсминцы.
— К бою! — после недолгого молчания скомандовал Черкасов.
На «Сивуче» прозвучал ревун, комендоры бросились к орудиям. Все понимали, что силы неравны, но… отступать? Никогда!..

На палубу русской канлодки упал узкий луч прожектора — это немецкий крейсер нащупывал противника. В 19.50 прозвучал первый залп. В ответ заработали кормовые орудия «Сивуча». Прожектор «германца» разлетелся вдребезги, лопнула якорная цепь… Началась настоящая артиллерийская дуэль, которая продолжалась 32 минуты.

Превосходство в силах было на стороне немцев. После нескольких попаданий «Сивуч», на котором уже горело все, что могло гореть, беспомощно развернулся боком к «Аугсбургу», но тут же рявкнули орудия правого борта. Русские моряки не собирались сдаваться.
— К немцам идет подмога! — крикнул старший офицер канлодки на ухо командиру. — По силуэтам — тип «Нассау»!

Линкоров типа «Нассау» у немцев было четыре. Два из них — головной «Нассау» и «Позен» — сейчас спешили на помощь «Аугсбургу». Вся мощь их главного калибра — чудовищных 280-миллиметровых орудий — обрушилась на русскую канлодку… Перед гибелью горящий «Сивуч» успел выпустить по противнику последний снаряд. Холодные волны Рижского залива навсегда сомкнулись над непобежденным русским кораблем и 148 героями-моряками.

Позднее выяснилась причина появления на поле морского боя «Нассау» и «Позена». Оказалось, что, столкнувшись с жестким отпором, командир «Аугсбурга» радировал командующему германской эскадрой адмиралу Шмидту о том, что ведет бой с… русским линкором «Слава». Шмидт лично поспешил на подмогу подчиненному, а увидев, что немцам противостояла одна-единственная канонерская лодка, пришел в ярость.

Благодаря беспримерному мужеству экипажа «Сивуча» был сорван план прорыва германского флота в Рижский залив. Активность противника в этом регионе снизилась на целых два года. Главный герой боя — капитан Петр Нилович Черкасов был посмертно произведен в капитаны 1-го ранга и награжден орденом Святого Георгия IV степени (Георгиевский статут 1913 года позволял это делать).

Очевидцы морского побоища, моряки канонерской лодки «Кореец», рассказывали подробности разыгравшейся в Рижском заливе трагедии: В ночном тумане наступающей осени две канонерские лодки под Андреевским флагом встретились с трехпалубным германским крейсером в сопровождении трех миноносцев. Оберегая «Корейца», расстреливаемого крейсером прямой наводкой, канонерская лодка «Сивуч» приняла огонь на себя.

Огромный неприятельский крейсер, обладая значительной скоростью, приблизился к «Сивучу» и разразился залпами по двум лодкам. Вступили в бой и миноносцы. В перекрестной дуэли «Сивуч» потопил миноносец противника. Второй миноносец, понеся значительные потери, вышел из-под огня российских канониров. Однако неравные силы не давали никаких шансов лодкам взять верх над противником. «Сивуч» к тому времени получил серьезные повреждения. Для него это был предсмертный бой. Видя, что «Сивуч» уже не спасти, «Кореец» решил выйти из опасной зоны. На корме столпились моряки и, несмотря на страшный артиллерийский огонь, наблюдали за героическими усилиями моряков.

«Сердце разрывалось от боли при виде этой картины, — вспоминали свидетели драмы. — Весь в огне, содрогаясь от получаемых ударов, «Сивуч» непрестанно отвечал стрельбой. Видно было, как у орудий суетились люди, стреляли, падали, исчезали в пламени огня и груде обломков. Лодка шаталась, медленно кренилась и, захлестываемая волнами, продолжала отстреливаться до тех пор, пока не стала погружаться в морскую пучину».

На «Корейце» матросы плакали, видя гибель российского судна, и крестились, моля Бога о спасении команды. Когда море поглотило пылающий, словно факел, «Сивуч», наступила кромешная тьма, так как прожектора германского крейсера в результате артиллерийской дуэли были разбиты. Пользуясь случаем, «Кореец» дал полный ход и скрылся в тумане. Впоследствии стало известно, что из всей команды легендарного «Сивуча» спасся лишь один матрос.

В октябре 1915 г. в поселке Сейма Балахнинского уезда Нижегородской губернии в помещении бывшей дачи семьи Черкасовых был открыт Народный дом имени Черкасова П.Н., в котором размещались общедоступная библиотека, читальный и зрительный залы. Этот Дом действовал до 1920 г. В 2000 г. его руины были снесены.

В августе 2006 г. в городе Володарске Нижегородской области (бывший поселок Сейма) был заложен памятный камень на месте будущего памятника герою-моряку, а в октябре 2008 г. в Нижнем Новгороде на здании бывшего Александровского дворянского института открыта мемориальная доска.

Подполковник Леонтьев С.Г.

Русский орден Святого Великомученика и Победоносца Георгия, учрежденный Екатериной Великой в 1769 г., подразделялся на четыре степени. Чем выше степень, тем сложнее было ее получить, тем почетнее считалась награда. Неудивительно, что за всю историю ордена I степени Георгия удостоились всего 25 человек, II — 125. Очень престижной воинской наградой считалась и III степень. За полтора столетия всего 650 защитников Отечества получили этот орден. И, в основном, это были генералы уровня минимум начальника дивизии, редко когда офицеры в чине полковника.

Рассказ пойдет о кавалере ордена Св. Георгия III степени, который носил всего лишь капитанские погоны. Звали его Степаном Георгиевичем Леонтьевым. Леонтьев С.Г. родился в Могилеве 14 июля 1878 г. в семье отставного штабс-капитана. Окончил Александровский кадетский корпус, Восточный институт, Михайловское артиллерийское училище и Николаевскую академию Генерального штаба. По окончании училища 13 августа 1897 г. был выпущен в 4-й мортирный артиллерийский полк. Обучался на интендантском курсе, но с началом Русско-японской войны, был откомандирован в свою часть.

С налету. Эпизод Первой мировой войны, худ. Н. Самокиш

С налету. Эпизод Первой мировой войны, худ. Н. Самокиш

1 августа 1905 г. Леонтьев был переведен в 9-й мортирный артиллерийский дивизион, за боевые отличия награжден тремя орденами. 11 декабря 1909 г. получил чин капитана. По мобилизации на Первую мировую был переведен в 1-й Сибирский горный артдивизион, где получил под командование 8-ю горную батарею. За бои 11-13 февраля 1915 г. был награжден орденом Святого Георгия IV степени.

5 августа 1915 г. переведен командиром 3-й батареи в 14-ю артиллерийскую бригаду. Но в связи с конфликтом с начальством вскоре перешел командиром в партизанский отряд Оренбургской казачьей дивизии (6 офицеров, 157 нижних чинов). Такие партизанские отряды формировались осенью 1915 г. на Западном фронте. В сущности, это были небольшие мобильные группы кавалерийского спецназа, предназначенные для выполнения дерзких операций в тылу противника. Одной из таких операций стал налет на фольварк (мыза, хутор) Невель Пинского уезда Минской губернии (сейчас — Пинский район Брестской области Беларуси).

Налету предшествовала тщательная разведка, которую 6 ноября 1915 г. провел штабс-ротмистр Ткаченко на фронте Хойно – Жидачи – Невель — Дубчицы. Добыв ценные сведения путем опроса крестьян этих деревень, Ткаченко предложил начальникам других отрядов план нападения на деревню и фольварк Невель, в котором, по агентурным сведениям, расположился штаб немецких войск.

9 ноября были высланы усиленные разведки: на деревню Перехинска послан штабс-ротмистр Ткаченко, на деревню Невель — корнет Смирнов и на деревню Жидачи — сотник Мензелинцев. При каждом офицере было по 6 партизан. Корнет Смирнов обнаружил землянки, занятые пехотой, а сотник Мензелинцев по пояс в воде, по болоту пробрался через линию охраны на 8 верст в тыл и выведал расположение постов и застав.

Выяснилось также, что необходимо построить мост через реку Струмень. Хотя река была и не широкая (приблизительно 30-40 метров) и с тихим течением, но переправа на лодках отняла бы много времени. Понтонный мост был успешно возведен под руководством прапорщика Янбулатова.

В летучий отряд под общим командованием подполковника Остроградского А.А. вошли отряды Оренбургской, 1-й Донской и 1-й Терской казачьей дивизий, Сводно-Гвардейской, 7-й, 10-й, 11-й и 12-й кавалерийских дивизий. Невель был заранее разбит на участки, и командиры отрядов тянули жребий — кому атаковать, а кому оставаться в прикрытии и обеспечивать отход. Отряду под командованием Леонтьева С.Г. досталась придорожная часть фольварка, где немцы разместили свой лазарет и склады с боеприпасами.

В 22 часа 30 минут 14 ноября 1915 года партизаны выступили в поход. С трудом, по колено в воде преодолели болото у урочища Надежа, незаметно для германских постов охранения вышли на окраины Невеля и внезапно обрушились на противника. Взрывы ручных гранат в разных частях фольварка вызывали панику среди немцев.

С северо-западной окраины Невеля атаковали бойцы 1-й Донской казачьей дивизии (партии из 9-го, 10-го, 13-го и 15-го Донских казачьих полков), возглавляемые подъесаулом Перфиловым, хорунжим Лазаревым и прапорщиками Сафроновым и Зориным. Действуя, в основном, штыками и гранатами, отряд уничтожил 200 вражеских солдат, сжег 27 жилых помещений, 10 складов с фуражом и 5 интендантских повозок, при этом всего двое партизан были ранены и один контужен.

Отряд 7-й кавалерийской дивизии во главе со штабс-ротмистром Четыркиным, корнетами Львовым, Вестли и прапорщиком Борисовым наступал на центральную часть Невеля и уничтожил 70 врагов, в том числе большую группу штабных офицеров. Троих немцев взяли в плен, взорвали 6 землянок с находившимися там германцами и 6 патронных двуколок. Ранеными отряд потерял одного офицера (Борисова) и пятерых нижних чинов.

Особенно упорный бой завязался в центре Невеля. Сводно-Гвардейский отряд, которому по жребию досталось атаковать дом дьячка, школу, винную лавку, постоялый двор, церковь и 12 домов, снял пятерых часовых и сошелся с противником в яростной рукопашной. 1-й и 2-й партиями (бойцы лейб-гвардии Гродненского гусарского и лейб-гвардии Уланского полков) командовал корнет Войцеховский, 4-й партией (бойцы 1-го и 2-го Заамурских конных полков) — штабс-ротмистр Никольский. Руководил боем ротмистр 18-й Волынской пограничной бригады Фишер.

Партизаны уничтожили 200 вражеских солдат и еще 60 взяли в плен, потеряв при этом 2 офицеров и 19 нижних чинов ранеными. Штабс-ротмистр Никольский с Георгиевским кавалером унтер-офицером Зайнетдиновым двойными зарядами взрывчатки уничтожили два орудия. Отрядом было сожжено 15 домов, 1 санитарная повозка, 2 сарая с лошадьми.

Отряд 11-й кавалерийской дивизии атаковал господский двор и дом со всеми жилыми и нежилыми помещениями. Стремительно ринулись к усадьбе партии 12-го и 42-го Донских казачьих полков. Заняли восточную окраину изгороди сада с целью обеспечить работу других партий со стороны каменистых высот в полуверсте восточнее Невеля. Уланы бросились к дому, гусары — к сараям скотного двора, казаки 37-го Донского полка ворвались в конюшни, а драгуны атаковали постройки для прислуги.

Часть партизан под руководством подполковника Остроградского взяла в плен штаб 271-го пехотного резервного немецкого полка, а прапорщик Янбулатов с драгунами 11-го полка Кузнецовым и Хрипуновым захватили начальника 82-й пехотной немецкой дивизии генерала Фабариуса. Кроме того, во дворе было уничтожено штыками и гранатами до 10 офицеров, 150 солдат противника и 50 лошадей. В доме взорвали телефонную станцию с развитой сетью. Спасенные из огня штабные документы и карты были затем направлены в штаб 8-й армии. Сложность работы и боя в усадьбе несколько задержала отход отряда.

Что касается отряда капитана Леонтьева С.Г., то его оренбургские казаки атаковали участок Невеля вдоль дороги, ведущей на деревню Прикладники. Большинство германцев было перебито сонными. Казаки сожгли 10 лазаретных повозок, 2 двуколки с телеграфным имуществом, склады фуража. Леонтьев умело и хладнокровно руководил боем. Но в эту минуту опомнившийся германский пулеметчик бросился к своему «максиму» и полоснул очередью по казакам… Леонтьев получил смертельную рану в живот, погибли еще четверо бойцов, 11 были ранены.

Уничтожив большинство живой силы противника, партизаны начали организованный отход. Его прикрывал небольшой отряд во главе с корнетом 12-го Стародубовского драгунского полка Константином Ивановым. Он «сдержал наступление превосходных сил противника и дал отряду возможность с захваченным в плен генералом отступить и переправиться через реку Струмень, после чего с боем переправился сам со своими людьми и сжег за собою мост».

Герои были достойно награждены за свой подвиг. Нижним чинам были пожалованы пять Георгиевских крестов I и пятнадцать — IV степени. Корнет Иванов и подъесаул Мезенцев получили Георгиевское оружие. Чуть позже, 12 января 1917 г., подполковник Остроградский А.А. был награжден орденом Святого Георгия IV степени.

Что же касается Степана Георгиевича Леонтьева, то за бой в фольварке Невель он был посмертно представлен к чину подполковника и ордену Святого Георгия III степени. В описании подвига, изданном 9 июля 1916 г., сказано, что Леонтьев «своей беззаветной храбростью и самообладанием, в самых опасных обстоятельствах, содействовал блестящему успеху набега, причем было уничтожено у неприятеля более 20 офицеров и 600 нижних чинов, 2 пушки, зарядные ящики и большие запасы интендантского и инженерного имущества; при руководстве партизанами Подполковник Леонтьев в разгаре набега был смертельно ранен вражеской пулей и смертью своей запечатлел содеянный им геройский подвиг».

Полковник Охтмезури А.Д.

Полковник Акакий Давидович Отхмезури родился в Озургетском уезде Кутаисской губернии 1 июля 1874 г. в семье прапорщика. Получив домашнее образование, выдержал при Тифлисском пехотном юнкерском училище экзамен на звание вольноопределяющегося 2-го разряда и вступил в службу в 14-й гренадерский Грузинский полк. Любопытно, что высшее военное образование Отхмезури получил с четвертой попытки, ибо три года подряд, в 1894-м, 1895-м и 1896-м, или проваливал экзамены, или отчислялся «за чрезвычайную строптивость характера и совершенное непонимание дисциплин».

Только в 1897-м ему удалось сдать экзамен на офицерский чин с производством в подпрапорщики. Но истинной стихией офицера оказалась не мирная служба, а война. На Первой мировой Отхмезури А.Д. проявил себя геройски — в 1914-м получил ордена Святого Станислава II степени с мечами, Святой Анны III степени с мечами, мечи к ордену Святого Владимира IV степени, в 1915-м — ордена Святой Анны IV и II степеней с мечами, два Высочайших благоволения. В декабре 1915 г. был произведен в подполковники, а 17 июня 1916-го, за месяц до гибели, — в полковники.

Русские солдаты в противогазах, фото 1916 г.

Русские солдаты в противогазах, фото 1916 г.

В 14-м гренадерском Грузинском полку Отхмезури А.Д. командовал 3-м батальоном. Полк занимал оборону на Сморгонском участке Западного фронта. В ночь с 19 на 20 июля 1916 г. германские войска применили против противника отравляющие газы. Несколько газовых волн молочного цвета, выпущенных из баллонов, ветер медленно погнал в сторону русских позиций. К несчастью, передовые секреты приняли шипение газа, вырывавшегося из баллонов, за работу паровозов на немецких рокадных узкоколейках, и, когда они подняли тревогу, было уже поздно — газовое облако накрыло позиции полка…

Вслед за газовыми волнами немцы поднялись в атаку. Шли в противогазах, в полный рост, вооружившись длинными палками, утыканными гвоздями, — ими добивали отравленных… Полковник Отхмезури хладнокровно и храбро руководил действиями своего батальона. Но команды, подаваемые им и другими офицерами, были плохо слышны, так как все были в противогазах.

Среди неопытных солдат батальона возникла паника… О дальнейшем скупо повествует приказ по армии и флоту от 4 марта 1917г.: «Отхмезури, так как голоса его не было слышно, презрев явную опасность, являя доблестный пример неустрашимости, присутствия духа и самоотверженности, снял маску, стал отдавать приказания и, открыв огонь, отбил наступление немцев, причем сам был отравлен ядовитыми газами и смертью своею запечатлел содеянный геройский подвиг».

Примеру командира-героя последовали еще трое офицеров в траншее. Паника улеглась, попытку немцев взять наши позиции успешно отбили. Последствия газовой атаки были ужасающими: погибло 4 офицера и 282 солдата, еще 42 офицера и 3518 солдат были отравлены…

За самопожертвенный подвиг бесстрашный офицер Акакий Отхмезури был посмертно награжден орденом Святого Георгия IV степени. Он стал одним из первых, кому эта награда была присуждена Временным правительством России. Герой был похоронен в деревне Михновичи (сейчас — Сморгонский район Гродненской области Беларуси). В мае 2008 г. надгробие на могиле Отхмезури А.Д. было восстановлено.

продолжение

Из книги В. Бондаренко «Сто великих подвигов России», М., «Вече», 2011 г., с. 172-189.