Лейтенант Малеев Е.А.

Миноносец «Страшный» был «родным братом» и «сослуживцем» знаменитого «Стерегущего». Первоначальное имя этого корабля было «Скворец». Он вступил в строй 1 марта 1904 г. Командиром миноносца был капитан 2-го ранга Константин Константинович Юрасовский, инженер-механиком — Павел Михайлович Дмитриев, штурманским офицером — мичман Андрей Михайлович Акинфиев. А единственным из экипажа, кто служил несколько лет на Дальнем Востоке и успел «понюхать пороху», был артиллерийский и минный офицер «Страшного» — лейтенант Ермий Александрович Малеев.

Как и многие знаменитые русские моряки, Малеев родился далеко от моря — в Уфе, 8 апреля 1877 г. В 1898-м окончил Морской кадетский корпус, был выпущен с чином мичмана. Службу нес на Дальнем Востоке — на транспорте «Ермак», крейсере «Владимир Мономах», эскадренном броненосце «Севастополь». 6 апреля 1903 г. был произведен в лейтенанты.

В сумерках 31 марта 1904 г. отряд из восьми русских миноносцев, в числе которых был и «Страшный», двумя кильватерными колоннами двинулся в направлении острова Сапшантау. Около 22 часов начался дождь, небо заволокло, на воду опустился густой туман. В преддверии боя вся орудийная прислуга миноносца находилась на своих постах. Дождь стал настолько плотным, что русские корабли с трудом различали друг друга в пелене мороси.

Эсминец "Страшный"

Эсминец "Страшный"

Около двух часов ночи на «Страшном» заметили в море силуэты шести кораблей. Не имея представления о том, кто это — русские или японцы, Юрасовский К.К. решил дождаться рассвета. Но как только «Страшный» поднял свои позывные, неизвестные корабли открыли огонь. Это были два японских крейсера и четыре миноносца. Первый же 152-миллиметровый снаряд, попавший в «Страшный», вывел из строя носовое орудие миноносца.

Погиб и кавторанг Юрасовский. Командование над кораблем принял: лейтенант Малеев. Развив предельную скорость, «Страшный» уходил от преследователей в сторону Порт-Артура, продолжая яростно отстреливаться.

Одна из торпед, выпущенных с русского миноносца, поразила японский крейсер. Тот лег в дрейф, на помощь к нему устремился другой крейсер… Теперь «Страшного» преследовали только четыре «японца». Но тут на миноносце прогремел страшный взрыв — это японский снаряд угодил в торпеду кормового аппарата. Почти все, кто находился на палубе, погибли. Из офицеров в живых оставался только лейтенант Малеев.

До врага оставалось около 70 метров. «Японцы» хладнокровно окружили гибнущий миноносец и открыли огонь в упор. Помощи ждать было неоткуда.
— Погибнем, но не сдадимся! — Это были последние слова бесстрашного офицера Ермия Малеева. Метким огнем командира «Страшного» был вдребезги разнесен мостик одного из японских миноносцев, на другом снесло трубу.

Окутанный паром, пылающий, но непобежденный «Страшный» ушел под воду в 6 часов 15 минут утра 31 марта 1904 года, на тридцатый день своей службы, за восемь дней до 27-го дня рождения своего героя-командира…

К сожалению, подвиг команды «Страшного» оказался «в тени» сразу двух событий. Во-первых, по трагическому совпадению в тот же день, 31 марта, погиб на мине эскадренный броненосец «Петропавловск», на котором держал флаг вице-адмирал Макаров С.О. А во-вторых, бой «Страшного» в целом был очень похож на героический бой «Стерегущего», случившийся месяцем ранее. В результате вся слава досталась именно «Стерегущему».

Тем не менее, в составе русского флота довольно быстро появились корабли, названные в честь героев из экипажа «Страшного» — «Лейтенант Малеев», «Капитан Юрасовский» и «Инженер-механик Дмитриев». В 1906 г. появился и новый эсминец «Страшный». В дальнейшем это название носил также советский эскадренный миноносец (1939).

Полковой священник Щербаковский С.В.

Первым священником — георгиевским кавалером был о. Василий (Васильковский), получивший орден в марте 1813 г. За ним высшей воинской награды России были удостоены еще трое военных пастырей: о. Иов (Каминский) — священник Тобольского пехотного полка (награжден в 1829 г. за доблесть при переправе через Дунай); о. Иоанн (Пятибоков) — протоиерей Могилевского пехотного полка (награжден в 1854 г. за штурм турецкой батареи на Дунае) и о. Иоаникий (Савинов) – протоиерей 45-го флотского экипажа (награжден в 1855 г. за мужество, проявленное во время обороны Севастополя).

Пятым георгиевским кавалером-священником суждено было стать 29-летнему одесситу Стефану Васильевичу Щербаковскому. Он родился в Одессе в 1874-м или 1875 гг. В 1896 г. окончил Одесскую духовную семинарию. К началу Русско-японской войны о. Стефан занимал должность полкового священника 11-го Восточно-Сибирского стрелкового полка. Этой воинской части было суждено покрыть себя неувядаемой славой в тяжелейшем Тюренченском сражении. Тогда восточно-сибирские стрелки, в сущности, одни приняли на себя удар трех японских дивизий под командованием генерала Куроки.

Подвиг о. Стефана (Щербаковского), худ. А. Чикин

Подвиг о. Стефана (Щербаковского), худ. А. Чикин

…Рано утром 18 апреля 1904 г. японская артиллерия обрушила море огня на правый фланг русского отряда генерал-лейтенанта Засулича М.И. Через полчаса вражеские цепи двинулись в наступление. Тяжелейший бой шел семь часов без перерыва. Скрепя сердце Засулич оставил в арьергарде 11-й и 2-й Восточно-Сибирские стрелковые полки и начал отводить основные части отряда, чтобы избежать полного окружения. 5,5 тысячи русских воинов остались против 36-тысячных сил противника…

И без того изнуренные боем сибирцы были со всех сторон кружены врагами и два часа дрались на два фронта, сковывая врага. Наконец командир полка полковник Лайминг Н.А. увидел, что основные силы отряда Засулича сумели покинуть поле боя, и отдал приказ пробиваться в штыки — на соединение со своими.

Растянутые с флангов батальоны несколько раз пытались перейти в штыковую атаку. Но ни звуки полкового марша, ни «Боже, Царя храни», которые исполнял полковой оркестр, не помогали — японцы попросту уклонялись от ближнего боя, осыпая сибирцев градом пуль. Упал смертельно раненный полковой командир. И тогда перед строем дрогнувших было солдат, неожиданно появился священник о. Стефан Щербаковский.

Он опустился перед бойцами на колени и трижды осенил их крестом со словами: «Христос воскресе!» Затем поднялся и обратился к сибирцам:
— Вперед, за святое дело, за Отечество! Победим!
Сжимая в руке крест, о. Стефан устремился вперед, на вражеские цепи. Сибирские стрелки с громовым «Ура!» бросились за любимым пастырем…

Как вспоминал сам герой, «я знал, что бой будет отчаянный, и решил исполнить свой пастырский долг до конца, показав воинам пример самоотвержения и любви своею смертию… В 4 часа утра я помолился Богу, составил завещание и встал в знаменной роте…

В три часа пополудни полк выстроился и под звуки полкового марша двинулся в атаку на наступавших японцев. Я надел епитрахиль, взял крест, благословил солдат и с пением «Христос воскресе» пошел во главе стрелков знаменной роты. Картина была поразительная, грандиозная. Без малейшего колебания шли славные стрелки на верную смерть, в адский огонь, среди рвущихся снарядов. Только каждый, перед тем как двинуться в бой, крестился. Потом все смешалось. Музыка тотчас же смолкла. Кто побежал вперед, кто упал убитым или раненым. Я почувствовал сильный удар в руку и в ногу и упал навзничь, потеряв сознание».

Впоследствии оказалось, что о. Стефан получил два пулевых ранения. Одна из пуль попала ему в правую руку, он выронил крест, но тут же поднял его и понес в левой. Вторая пуля попала в грудь. Потерявшего сознание священника вынесли на перевязочный пункт. А сибирцы, ведомые своим пастырем, могучим штыковым ударом прорвали кольцо окружения и вскоре соединились со своими!..

Подвиг о. Стефана Щербаковского был высоко оценен командованием русской армии. Генерал от инфантерии Куропаткин А.Н., навестив раненого священника в лазарете Елисаветинской общины Красного Креста в Харбине, лично вручил ему орден Святого Георгия IV степени. Эта награда впервые вручалась священнослужителю после полувекового перерыва. Произошло это 27 ноября 1904 г.

В 1906 г. о. Стефан поступил в Санкт-Петербургскую духовную академию, которую окончил через четыре года. Одновременно с учебой был священником церкви во имя священномученика Мирона при лейб-гвардии Егерском полку, прикомандированным священником в домовом храме Протопресвитера военного и морского духовенства (1906-1910). В 1910 г., будучи возведен в сан протоиерея, стал настоятелем храма правоверных Захария и Елисаветы при лейб-гвардии Кавалергардском Е.И.В. Государыни Императрицы Марии Федоровны полку.

В 1914 г. вышел на фронт Великой войны в качестве полкового священника этой прославленной части. И стал одним из самых заслуженных русских военных священников. Об этом свидетельствуют его ордена: Святого Владимира IV степени с мечами и Святой Анны II степени с мечами, золотой наперсный крест на Георгиевской ленте (за Русско-японскую войну), орден Святого Владимира III степени с мечами и Святой Анны I степени с мечами (за Великую войну 1914-1918 гг.). Далеко не у каждого боевого генерала был такой почетный набор наград!..

В 1918 г. протоиерей о. Стефан Щербаковский был арестован органами Одесской ЧК и приговорен к расстрелу. Так погиб герой Тюренченского боя, поднявший в удалую атаку 11-й Восточно-Сибирский стрелковый полк…

Полковник Михайлов М.П.

Михаил Пантелеймонович Михайлов происходил из потомственной военной семьи — его отец, Пантелеймон Авраамович (1816-1891), был сыном простого солдата и сам начинал воинскую службу рядовым. В 1854 г. сдал экзамен на офицерский чин прапорщика, служил субалтерн-офицером в Одесском батальоне Карантинной стражи.

Второй сын в семье, Михаил родился в Одессе 1 ноября 1857 г. Образование он получил в Одесском пехотном юнкерском училище, откуда был выпущен в чине прапорщика в 1876 г. Службу офицер проходил в 59-м пехотном Люблинском полку, расквартированном в Одессе. После окончания Офицерской стрелковой школы Михайлов М.П. получил перевод в Польшу, в 28-й пехотный Полоцкий полк.

Группа офицеров 60-го пехотного Замосцкого полка во главе с командиром полковником Михайловым М.П., фото XX в.

Группа офицеров 60-го пехотного Замосцкого полка во главе с командиром полковником Михайловым М.П., фото XX в.

Однако уже в 1899 г. вернулся в Одессу, на этот раз в ряды 60-го пехотного Замосцкого полка. 6 декабря 1903 г. Михайлов был произведен в полковники. К этому времени он уже около года занимал должность заведующего хозяйством полка.

17 сентября 1904 г. замосцы вместе с другими частями VIII армейского корпуса выдвинулись из Одесского военного округа на далекий театр военных действий — в Маньчжурию. 13 ноября эшелоны прибыли в Харбин. По прибытии на фронт 60-й пехотный Замосцкий полк почти сразу попал в самый разгар грандиозного Мукденского сражения.

Боевое крещение замосцев пришлось на 17 февраля, когда полком была штурмом взята занятая противником деревня Пейтхоза. Японцы отчаянно защищались (потери полка составили 5 офицеров и 26 нижних чинов убитыми, 10 офицеров и 321 нижний чин ранеными), но это не сломило порыв русских пехотинцев.

21 февраля замосцы по приказу командования приняли участие в обороне деревни Сятхзы, которую защищали 7-й и 8-й стрелковый полки. Благодаря умелому руководству Михайлова М.П. потери полка были минимальны — 1 офицер ранен, 12 нижних чинов убито, в то время как японцы потеряли 700 человек только убитыми.

22 февраля 1905 г. генерал-майор Голембатовский М.Г. назначил Михайлова М.П. командиром отдельного сводного отряда, в который вошли три батальона 60-го Замосцкого полка, 1-й стрелковый полк, две роты 55-го пехотного Подольского полка, дивизион 31-й артбригады, две поршневые батареи 3-го Сибирского артдивизиона и 5-го стрелкового артдивизиона. Таким образом, по огневой мощи отряд примерно был равен пехотной бригаде. Задачей отряду была назначена оборона деревни Сатхозы.

Положение отряда было крайне опасным — неприятель наседал с юга, востока и запада, что вынудило развернуть орудия на два фронта. В течение 23 февраля японцы постоянно тревожили русских артогнем из трех- и шестидюймовых орудий. К вечеру огонь усилился, и в 19.00 противник предпринял первую попытку штурма деревни, которая была отбита. Спустя три часа японцы повторили атаку — с тем же результатом. В 23.00 несколько японских разведчиков с ручными гранатами попытались скрытно приблизиться к позициям отряда, но были вовремя обнаружены передовыми постами и перебиты.

В час ночи начался третий штурм. Подпустив атакующие колонны на 100 шагов, русские пехотинцы встретили их дружным залповым огнем и рассеяли наступавших. Командир отряда полковник Михайлов постоянно находился в цепи, ободряя бойцов словами: «Держаться до последнего, братцы!»

Последнюю, самую отчаянную попытку штурма Сатхозы враги предприняли уже в 4.00 24 февраля. Озверевшие японцы лезли в атаки, не считаясь с потерями. Яростный штыковой бой кипел около получаса, и снова поле боя осталось за нашими пехотинцами. Русские захватили несколько пленных, которые все оказались под воздействием алкоголя и наркотиков…

Очевидец боя под Сатхозой вспоминал: «Деревня… превратилась в груды развалин фанз, засыпанных стаканами от шрапнелей, неразорвавшихся гранат и осколками снарядов 3- и 6-дюймового калибра. Спрашивается, что же могли испытать расположенные тут войска? На это может быть только один ответ, что это войска русские, для которых нет ничего невозможного».

Подвиг сводного отряда Михайлова М.П. был высоко отмечен командованием. Сам командир был награжден орденами Святого Владимира III степени с мечами (11 февраля 1906 г.) и Святой Анны II степени с мечами (11 мая 1906 г.), а 16 февраля 1907 г. — Золотым оружием с надписью «За храбрость». 60-й пехотный Замосцкий полк вернулся с войны, имея в рядах 460 кавалеров Знака отличия Военного ордена.

В дальнейшем Михайлов М.П. командовал двумя полками — 60-м пехотным Замосцким (в 1905-1911 гг.) и 74-м пехотным Ставропольским (1911-1914 гг.). 23 июня 1914 г. офицеру был присвоен чин генерал-майора. На Великую войну (Первую мировую) Михаил Пантелеймонович вышел в должности командира 1-й бригады 18-й пехотной дивизии, с которой участвовал в тяжелейших сражениях под Красником, Люблином, Опатовом, Кельцами, на реке Пилице.

Особенно бригада Михайлова отличилась в Виленской операции в сентябре 1915 г., освободив окрестности города Вилейка. Генерал был награжден орденами Святого Станислава I степени с мечами, Святой Анны I степени с мечами и Святого Владимира II степени с мечами, удостоился двух Высочайших благоволений.

В ноябре 1916 г. Михайлов М.П. был назначен командующим новой, 138-й пехотной дивизией. Ею он командовал вплоть до Февральской революции. С «демократическими» порядками в армии генерал-майор Михайлов мириться не стал и 25 апреля 1917 г. был зачислен в резерв чинов Двинского военного округа.

К сожалению, в точности не известно, как сложилась судьба генерала-героя в дальнейшем. Известно, что он был жив на 14 декабря 1917 г. и состоял в резерве чинов Одесского военного округа.

Лейтенант В. Мельников

Император Мэйдзи грезил о Великой Японии, мечтая захватить Маньчжурию и Корею. Но на пути стояла Россия, имевшая морскую базу в Порт-Артуре (Северный Китай). Тем не менее, японцы упорно готовились к войне. Однако в Порт-Артуре все было спокойно: эскадра продолжала оставаться без защиты на внешнем рейде. Этим и воспользовался противник.

Бой на рейде Порт-Артура (японская гравюра)

Бой на рейде Порт-Артура (японская гравюра)

Поздним вечером 8 февраля японские миноносцы в темноте атаковали царские корабли. Но русские вовремя обнаружили врага и начали отстреливаться. Благодаря этому только 3 из 15 японских торпед достигли цели. Среди отличившихся был лейтенант Владимир Мельников с крейсера «Паллада». Умело управляя огнем, он не подпускал японцев близко к кораблям. Правда, и «Паллада» была торпедирована, Мельникову обожгло руку, но он остался при орудиях.

На берегу руку пришлось ампутировать. Невеста Мельникова китаянка Сюли Чань отказалась выходить замуж за героя-инвалида. Уже после войны, которую Россия проиграла, уступив Японии Порт-Артур и юг Сахалина, Мельников был пожалован орденом Святого Георгия 4-й степени. Он устроился на железную дорогу, где, всеми забытый, тосковал по флоту. От безысходности Владимир запил и умер в 1912 году от инфаркта.

Из книги В. Бондаренко «Сто великих подвигов России», М., «Вече», 2011 г., с. 139-149.