К началу войны с СССР Германия не планировала широкомасштабных действий на море, поэтому выделенные для этого силы значительно уступали советскому флоту. На Балтике кроме установки минных заграждений планировалось применение подводных лодок. Для этих целей Штаб руководства войной на море выделил пять субмарин из состава 22-й учебной флотилии — «U-140», «U-142», «U-144», «11-145» и «U-149». Эти подводные лодки относились к II-D серии и прекрасно подходили для действий на таких закрытых театрах, как Балтийское море.

Субмарины учебных флотилий, в отличие от флотилий вводимых в строй лодок, являлись полноценными боевыми кораблями, на которых курсанты учебных дивизий отрабатывали навыки работы на аппаратуре своего боевого поста. За несколько дней до начала осуществления плана «Барбаросса» немецкие подводные лодки на Балтике заняли указанные им районы.

Первой добилась успеха «U-144» (командир капитан-лейтенант Гердт фон Миттельштадт). Практически сразу после начала войны советские корабли были вынуждены покинуть Либаву, которая находилась всего в 120 км от германской границы. 23 июня «U-144» атаковала шедшую из Либавы в Усть-Двинск «М-78». Никто из 15 человек экипажа «малютки» не спасся. Больше в этом походе контакта с советскими кораблями не было, хотя в течение нескольких дней с момента начала войны через район, занятый «U-144», неоднократно проходили советские подводные лодки и надводные корабли, которые вполне могли стать жертвой торпед германской субмарины.

Немцы упустили возможности пополнить свой боевой счет. После того как пала Либава и была захвачена Виндава, пребывание «U-144» в данном районе потеряло смысл. 30 июня подводная лодка прибыла в базу.

Финские ПЛ "Ветехинен", "Весихииси", "Ику-Турсо" у борта плавбазы, лето 1941 г.

Финские ПЛ "Ветехинен", "Весихииси", "Ику-Турсо" у борта плавбазы, лето 1941 г.

Пополнив запасы, 7 июля «U-144» вновь вышла в море. На этот раз субмарина была направлена к устью Соэлавяйна, где безопасность судоходства в то время для советской стороны имела большое значение. На якорных стоянках Моонзунда базировались корабли Отряда легких сил, а бухта Триги фактически являлась маневренной базой подводных лодок. Туда же базировались «малютки» 4-го и 8-го дивизионов, но вскоре U-бот был переразвернут в район севернее мыса Ристна, где оставался до 19 июля. За время боевого похода субмарина имела неоднократные контакты с советскими подводными лодками. Часто роли стремительно менялись.

Финские ПЛ "Ветехинен" и "Весикко", июнь 1941 г.

Финские ПЛ "Ветехинен" и "Весикко", июнь 1941 г.

Днем 11 июля «челнок» обнаружила «М-97». Условия для атаки у советской подводной лодки были практически идеальными, но командир «малютки» растерялся и забыл дать команду о подготовке торпедных аппаратов к выстрелу. Через несколько часов в качестве охотника выступила уже «U-144», выпустив по «М-97» одну торпеду, которая, к счастью, прошла мимо. В третий боевой поход подводная лодка Миттельштадта вышла 28 июля. Субмарина снова направилась к мысу Ристна, где снова имела несколько возможностей пополнить свой победный список за счет советских подводных лодок, но все вышло наоборот. Вечером 10 августа в 20 милях западнее мыса Ристна немка стала жертвой торпеды «Щ-307».

Второй немецкой подводной лодкой, отличившейся в «Восточном походе», стала «U-149» под командованием капитан-лейтенанта Хорста Хёлтринга. Ее карьера на Балтике была достаточно короткой. За два дня до начала войны подводная лодка заняла район в устье Финского залива, южная граница которого ограничивалась параллелью мыса Ристна. Очень скоро субмарина открыла боевой счет. Разные источники приводят разные даты атаки «U-149» — 26, 27 и даже 28 июня, но в результате сомнений нет — потоплена «М-99».

11 июля «U-149» прибыла в Готенхафен, где встала на ремонт. Очевидно, причиной повреждений «челнока» стала атака на лодку пары «МБР-2» из 81-й отдельной морской разведывательной авиаэскадрильи 9 июля в 13 милях юго-западнее Ханко. Самолеты сбросили на субмарину четыре 50-кг бомбы и, хотя не добились прямого попадания, наблюдали взрывы вблизи борта цели. На этом участие в войне на востоке для «U-149» закончилось. В середине июля вместо нее против советского флота на Балтике действовала «U-139».

Победители советских ПЛ "С-7" и "Щ-305". Командир "Весихииси" О. Айтона (слева) и командир "Ветехинена" А. Лейно

Победители советских ПЛ "С-7" и "Щ-305". Командир "Весихииси" О. Айтона (слева) и командир "Ветехинена" А. Лейно

Третья победа немецких подводников на Балтике произошла спустя почти месяц после нападения Германии на СССР. На этот раз отличилась «U-140» (командир капитан-лейтенант Ганс Юрген Хейльригель). В первые дни войны она находилась на позиции у побережья Курляндии между Либавой и Мемелем. Единственный контакт с советским кораблем состоялся 24 июня, когда немцы неудачно двумя торпедами атаковали «С-10». Фронт стремительно откатывался на восток, и вскоре присутствие субмарины в этом районе теряло всякий смысл. 30 июня она была отозвана на базу, но спустя неделю вновь вышла в море. На этот раз подводной лодке предстояло действовать на западных подходах к Ирбенскому проливу.

Обнаружив там отсутствие целей, субмарина вскоре была переразвернута на подходах к Соэлавяйну. Здесь немецким подводникам скучать не пришлось, но первые контакты с советскими подлодками удачи не принесли. Атаковать цель так и не удалось. Только вечером 20 июля «U-140» выпустила две торпеды по возвращающейся из похода «С-9». Первая торпеда взорвалась от удара о берег, от второй, выпущенной спустя 11 минут, советская подводная лодка сумела уклониться.

Утром 21 июля немцам сопутствовал успех. Торпеда «U-140» поразила «М-94». К счастью для части советского экипажа, подводная лодка затонула не сразу и 11 моряков сумели спастись. Шедшая в паре с «М-94», «М-98» счастливо избежала гибели. Вторая торпеда, выпущенная с «U-140», прошла мимо. Спустя сутки немецкая подводная лодка была перенацелена для действий в районе острова Готска-Санден, где в ночь на 23 июля немцы имели контакт с подводной лодкой типа «Щ». (Вероятно, «Щ-322» либо «Щ-308».) Последняя выпущенная торпеда прошла мимо цели. Израсходовав боезапас, «U-140» 25 июля прибыла в Готенхафен, где вскоре вернулась к выполнению учебных задач.

Действия других немецких подводников на Балтике в 1941 году вполне сравнимы с действиями большинства их советских коллег. «U-139» (командир обер-лейтенант Хорст Эльфе) за два похода (первый — с 16 по 25 июля у пролива Соэлавяйн, второй — с 29 июля по 18 августа предположительно у острова Готска-Санден) контактов с противником не имела вовсе. «U-142» к началу войны заняла район южнее острова Готланд, где находилась до 11 июля. Противник не был обнаружен. Патрулирование района западнее Моонзундских островов в конце июля — начале августа также не принесло немцам успеха, хотя 28 и 30 июля подводная лодка имела возможность атаковать «Щ-322» и «Л-3», а утром 6 августа «U-142» безрезультатно выпустила одну торпеду по подводной лодке типа «С».

«U-145» (командир капитан-лейтенант Рудольф Франциус) с 20 июня находилась в районе западнее Моонзундских островов и имела два контакта с советскими субмаринами. В первый раз в ночь на 25 июня была обнаружена «Щ-311». Командиры как немецкой, так и советской подводных лодок посчитали себя атакованными и предпочли уклониться погружением. Второй раз «челнок» атаковал одной торпедой «Л-3». Это случилось 3 июля северо-западнее бухты Кихелькона. Торпеда прошла мимо, а советские подводники даже не заметили атаки. Второй выход в море продолжался с 14 по 29 июля. Подводная лодка патрулировала район в устье Финского залива. В это время через район действий «челнока» безнаказанно прошли несколько советских подводных лодок. Немцам пришлось возвращаться на базу ни с чем. С 9 по 28 августа «U-145» находилась в море с задачей патрулирования района севернее мыса Ристна, но снова успеха добиться не смогла.

После того как пал Таллин, присутствие немецких подводных лодок в восточной части Балтики потеряло всякий смысл. Субмарины были отозваны на базы и вскоре вернулись к своим прямым обязанностям по подготовке кадров для Битвы за Атлантику. Действия немецких подводных лодок на Балтике в 1941 г. никак нельзя назвать блестящими. Принимая во внимание тот факт, что советское командование в первые дни войны предприняло ряд спешных и непродуманных операций и бессмысленных перемещений как надводных, так и подводных кораблей, а противолодочная оборона КБФ в этот момент была организована исключительно плохо, немцы могли бы добиться более значительных успехов.

Итоги действий «шнельботов», например, за этот же период составили потопленными 6 транспортных судов (7660 брт.) и плавмаяк, 6 транспортов было захвачено (10 429 брт.) и приведено в свои порты. Из советских боевых кораблей «шнельботами» потоплены подводная лодка, два торпедных катера и тральщик. Эсминец «Сторожевой» в результате попадания торпеды потерял носовую часть и был надолго выведен из строя. При этом немцы потеряли всего два торпедных катера.

Сама идея использования подводных лодок на Балтике в 1941 г. представляется ошибочной. С самого начала войны стало ясно, что никаких морских коммуникаций в открытой части Балтики у советской стороны быть не может, поэтому все действия немецких подводных лодок свелись к борьбе с советскими субмаринами. В этих условиях любая подводная лодка очень быстро из охотника может превратиться в дичь. К тому же сама подготовка немецких подводников оставляла желать лучшего. Как и их советские коллеги, немцы производили одноторпедный залп, что не всегда приводило к поражению цели.

Северные немецкие союзники — финны сумели познакомиться с советским флотом в ходе «зимней» войны 1939-1940 гг. Финский флот имел пять подводных лодок, которые строились в начале 1930-х на финских верфях, но проекты были разработаны немецкими специалистами. Всего было построено три средних («Ветехинен», «Весехииси», «Ику-Турсо») и две малые («Весикко» и «Саукко») подводных лодки, причем последняя разрабатывалась для возможных боевых действий на Ладоге, и ее конструкция позволяла легко перемещать корабль с одного театра военных действий на другой.

С началом войны финские подводные лодки, базировавшиеся на Эмсале, должны были действовать в Финском заливе. Районы действия финских и германских подводных лодок разделялись 26-м меридианом, к востоку от которого находилась финская зона, к западу — германская. До 5 июля у эстонского побережья финскими подводными лодками было выставлено 8 минных заграждений, причем первые из них были выставлены в ночь с 21 на 22 июня.

3 июля у острова Вайндло «Ветехинен» атаковала артиллерией советский пароход «Выборг» (3183 брт.). Эскорт заставил подводную лодку погрузиться, но все же финны успели израсходовать 6 снарядов и заявили о повреждении судна. Советская сторона этот факт не подтверждает. На следующий день «Выборг» был потоплен торпедами подводной лодки «Весикко». «Выборг» стал единственным советским торговым судном, потопленным на Балтике подводной лодкой.

4 июля «Саукко» сумела проникнуть в гавань Соммерса, но при выходе в атаку двигатель торпеды начал работать еще в аппарате. Вырвавшиеся газы отравили экипаж лодки, но все же двоим из них удалось привести ее на базу. В первую неделю июля все финские подводные лодки были отозваны с позиций и возобновили боевую деятельность только в начале августа. В конце ноября — начале декабря 1941 г. финские субмарины использовались для противодействия эвакуации Ханко, но успехов не достигли. По замечанию швейцарского историка Ю. Майстера: «Немецко-финская подводная война 1941 г. не была слишком энергичной и велась без особой фантазии, поэтому были достигнуты очень скромные результаты».

В 1942 году, когда советский флот фактически оказался блокирован в восточной части Финского залива, финские подводные лодки вроде бы должны были оказаться не у дел, но вскоре и им нашлась работа. Немцы и их союзники значительно переоценили возможности своего противолодочного рубежа, и их коммуникации стали подвергаться ударам советских подводных лодок. Пришлись отвлекать значительные силы и средства для организации конвоев. Кораблей эскорта не хватало, и в портах Балтики скопилось большое количество груженых судов. Финские субмарины было решено использовать для противолодочной борьбы.

Сначала они в надежде поймать советские подводные лодки, ведущие зарядку аккумуляторов после прорыва, дежурили за сетями второго противолодочного рубежа. После финны включали свои подлодки даже в состав охранения конвоев. Помимо этого они брали с собой глубинные бомбы. Наконец, благодаря достаточно хорошо налаженной немецкой службе радиоперехвата и шаблонных действий советских подводных лодок удалось установить примерные районы, где советские субмарины выходили в эфир с сообщениями о прорыве и производили зарядку аккумуляторов. Две малые подводные лодки были развернуты в Финском заливе, три средние — в Аландском море.

Расчет сводился к тому, что подводная лодка приходила в район патрулирования достаточно быстро и могла дежурить бесшумно, оставаясь на месте без хода. Все время финские субмарины оставались на базе в оперативной готовности, и только после того, как советская подлодка была «засвечена» службой радиоперехвата, выходили в море. Там, находясь на поверхности без движения, они прослушивали горизонт акустическими приборами в пассивном режиме. Обнаружить их было практически невозможно, зато сами они могли издалека услышать советскую подводную лодку, идущую под дизелем.

Результат не заставил себя ждать. В конце октября — начале ноября жертвами финских субмарин стали как минимум две советские подводные лодки — «С-7» и «Щ-305». Отличились «Весихииси» и «Ветехинен». Успех, на который претендует «Ику-Турсо», нуждается в подтверждении.

Только в 1943 г., когда немцы и финны сумели надежно перекрыть Финский залив и исключили появление советских подводных лодок в открытой части Балтики, для финских субмарин наступили спокойные времена. В течение всего 1943 г. они проводили только учебные походы в Ботническом заливе. Лишь в 1944 г. финские подлодки несколько раз выходили на минные постановки.

Вторичное появление немецких подводных лодок на Балтике относится к лету 1944 г. На этот раз немцы решили использовать против советского флота «семерки». Между 21 и 26 июня в Таллин прибыли «U-481», «U-748» и «U-1193». В июле эту группу пополнили «U-242», «U-250», «U-348», «U-370», «U-475», «U-479» и «U-679». В Котке разместился «Специальный штаб подводных лодок». Часть субмарин, выделенных в состав группы, ранее входили в состав учебных флотилий, другая часть была из группы «Митте», предназначенной для отражения высадки союзников в Северной Норвегии.

В задачи подводных лодок входили: предотвращение советского десанта на острова Выборгского залива и атака кораблей у пролива Бьеркезунд, а также охрана заграждения «Зееигель». Для этого было выделено два района действий — «Тринидад», напротив пролива Бьеркезунд, и «Бенгалия», восточнее острова Гогланд.

Действия субмарин проходили следующим образом: подводная лодка прибывала в указанный район в подводном положении и оставалась там до разрядки аккумуляторных батарей. Затем она отходила в шхеры, где было создано несколько мест стоянок, а другая подводная лодка занимала ее позицию. Немцы действовали в достаточно сложном для подводных лодок мелководном районе при полном отсутствии целей, достойных торпеды.

Первое серьезное боевое столкновение состоялось 15 июля у острова Руонти, когда «U-679» была обнаружена советским дозором в составе «МО-104», «МО-105» и торпедного катера «ТК-57». Подводная лодка шла шхерным фарватером и не имела возможности погрузиться. К счастью для немцев, торпеды с катера прошли мимо, но в артиллерийском бою попаданием 45-мм снаряда в рубку подводная лодка потеряла трех человек убитыми. Немцам повезло еще раз, когда субмарина сумела все-таки отойти под защиту береговой батареи.

Дальнейшая борьба проходила с переменным успехом. 18 июля «U-479» чуть было не отправила на дно катер «МО-304» (командир старший лейтенант Аникин А.В.), а спустя пять дней у острова Нерва ее бомбили советские катера, нанеся субмарине повреждения. «МО-304», потерявший носовую часть до рубки, сумел задним ходом дойти до базы. Через два дня повреждения от глубинных бомб получила «U-348». 28 июля взрывом торпеды с «U-370» оторвало нос «МО-107» (командир старший лейтенант Курочкин Е.П.).

30 июля «U-481» новыми акустическими торпедами потопила сразу две цели — советские катерные тральщики-рыбинцы «№ 804» и «№ 807». Катер-тральщик «№ 816» был поврежден. Вероятно, эти кораблики водоизмещением всего по 26 тонн, скоростью 9 узлов и вооруженные одним 7,62-мм пулеметом стали самой маленькой жертвой германских «U-ботов» за всю войну. К тому же потоплены они были оружием, стоимость которого была выше в несколько раз, чем затраты на их постройку. Через несколько часов эта же подводная лодка добилась еще одной победы, сбив штурмовик ИЛ-2 — единственный советский самолет, сбитый немецкой подводной лодкой…

В последний день июля «U-370» в проливе Бьеркезунд потопила катер «МО-101». В начале августа немецкие подводные лодки были выведены из Выборгского залива. Район их действий переместился в Нарвский залив, где советские катера проводили траление южного фланга заграждения «Зееигель». Утром 5 августа «U-479» безуспешно атаковала торпедами группу катеров-тральщиков 1-го дивизиона, а затем, всплыв, пыталась задействовать палубное орудие. Находившийся здесь же малый охотник «МО-522» заставил подводную лодку погрузиться, а появившаяся авиация окончательно отогнала субмарину.

На следующий день неудачную попытку вступить в бой с тральными силами предприняла «U-679». 26 августа против тральщиков немцы попробовали использовать несколько лодок для группового артиллерийского боя, но и эта попытка завершилась неудачей. Советская авиация буквально вымела немецкие корабельные дозоры вдоль линии заграждения. Доставалось и подводным лодкам. Хотя во всех случаях субмарины успевали погрузиться, это угнетающе действовало на экипаж. Действия немецких подводных лодок внутри контролируемой советским флотом зоны приносили пусть малые, но успехи.

25 августа у Шепелевского маяка «U-242» потопила килектор «ККО-2» и катер «ВРД-96». На следующий день «U-745» потопила тральщик «Т-45», бывший онежский буксир «Антикайнен», совершавший транспортный рейс по доставке оружия гарнизону острова Нерва. В августе группа немецких лодок, действующих на Балтике, пополнилась «U-290», «U-717», «U-745» и «U-1001». В свою очередь, «U-748» и «U-1193» вернулись к своим обязанностям в составе учебной флотилии.

Сентябрь 1944 г. круто изменил обстановку на балтийском театре. 2 сентября Финляндия объявила о разрыве с Германией. Вскоре финское правительство заключило перемирие с Советским Союзом. Финские подводные лодки были поставлены на прикол в Хельсинки. После подписания Парижского мирного договора в 1949 г. Финляндия потеряла право иметь подводный флот. Финские субмарины были проданы на разборку в Бельгию, но одна из них избежала этой печальной участи. В 1962 г. «Весикко» установлена в качестве национального мемориала в старой крепости Свеаборг близ финской столицы.

Тем временем советские войска начали наступление в Эстонии, и немецким подводным лодкам пришлось перебазироваться на Виндаву и Либаву. С выходом Финляндии из войны немецкие заграждения в Финском заливе потеряли свое значение. Они уже не могли препятствовать проникновению советских кораблей в открытую часть Балтийского моря. Задачи и районы действий для немецких подводных лодок изменились. Теперь им предстояло действовать в устье Финского залива, в шхерах между Ханко и Аландскими островами и в Ботническом заливе.

Советский флот не торопился развертывать свои силы на финские порты. Поэтому в сентябре немецкие субмарины не провели ни одной атаки, ограничившись постановкой мин на шхерном фарватере у Порккала-Удд. (Мины ставили «U-242» и «U-1001», единственной их жертвой стал финский пароход «Ригель» 1495 брт. 28 октября.)

В октябре немецкие подводные лодки вели борьбу не только с советскими кораблями, но и с судами своего недавнего союзника — Финляндии. 9 октября южнее Ханко подводная лодка «U-370» повредила артогнем финский вооруженный буксир «764», конвоировавший каботажный пароход из Ханко в Осмуссаар, 15 октября у Осмуссаара «U-481» артогнем потопила 3 небольшие финские парусно-моторные шхуны общим тоннажем около 150 брт., а 24 октября примерно в этом же районе «U-958» уничтожила артиллерией финское судно «Линнеа» (40 брт.) и буксир «Пиикие».

Из кораблей КБФ, возможно, жертвой «U-1165» мог стать малый охотник «БМО-512», погибший 17 октября северо-западнее полуострова Суурупи. 31 октября «U-475» у острова Осмуссаар добилась успеха, потопив самоходную баржу «СБ-2».

Зона подводной войны постепенно смещалась к западу. Последний раз в Нарвском заливе и Лужской губе немецкую подводную лодку (возможно, «U-479») видели в конце октября. Вскоре действия немецких субмарин сосредоточились в юго-западной части Финского залива и у островов Хийумаа и Сааремаа. В ноябре в группу «U-ботов», действующих против советского флота на Балтике, вошли «U-637» и «U-676».

18 ноября в 9 милях северо-западнее Палдиски «U-679» потопила охотник «СК-62». На следующий день в 8 милях от Осмуссаара «U-481» уничтожила несамоходную баржу «№112600». Командир «U-679» доложил, что в результате атаки 27 ноября близ Палдиски его субмариной потоплен тральщик типа «Фугас», на деле оказавшийся «стотонником» «Т-387». 24 декабря севернее мыса Пакринем торпедой «U-637» потоплен охотник «МО-594». 11 января 1945 года «U-745», которая сумела проникнуть в зону, контролируемую КБФ, в районе острова Аэгна потопила тральщик «Т-76» («Коралл»), Это была последняя победа немецких субмарин на Балтике.

Уже в декабре 1944 г. в устье Финского залива началось сооружение противолодочной позиции. При этом использовались трофейные сети немецко-финского заграждения между Наргеном и полуостровом Порккала-Удд. Суда из Швеции и Финляндии могли беспрепятственно ходить в советские порты. Из 160 транспортов не повезло только вышеназванному пароходу «Ригель», подорвавшемуся на мине.

Официально германские подводные лодки прекратили действия на Балтике в марте 1945 г., но контакты советских подводников с их немецкими коллегами продолжались. Вероятно, противник использовал свои субмарины для противолодочной борьбы в районах зарядки аккумуляторных батарей советскими подлодками. Возможно, часть из этих контактов были ложными, но по докладам командиров советских подводных лодок их корабли подвергались атакам со стороны немецких субмарин либо имели гидроакустический контакт с ними. Это относится к «С-13» (12 октября, 6 февраля, 25 и 27 апреля, 2 мая и 5 мая), «К-56» (25 октября), «Щ-303» (18 марта), «Л-21» (19 марта), «К-53» (25 марта).

Действия немецких подводных лодок на Балтике на завершающем этапе войны никак нельзя назвать успешными. За 9 месяцев 18 субмарин совершили в общей сложности около 70 боевых походов, в результате чего в четырех десятках атак потоплено три тральщика, восемь катеров, вспомогательное судно и семь барж и шхун. В то же время группа потеряла пять субмарин. Кроме того, в ночь на 15 октября в ходе налета советской авиации на Либаву получила повреждения «U-717». Подводная лодка имела потери в личном составе и в боевых действиях больше участия не принимала.

Кроме «U-250» в 1944-1945 гг. из группы немецких подводных лодок, действующих против КБФ, погибли: «U-479» (командир обер-лейтенант Фридрих-Вильгельм Зонс), «U-679» (командир обер-лейтенант Эдуард Ауст), «U-745» (командир капитан-лейтенант Вильгельм фон Трота), «U-676» (командир капитан-лейтенант Вернер Засс). «U-479» погибла, скорее всего, на мине в устье Финского залива после 15 ноября 1944 г. Часто упоминаемый в советской литературе как причина гибели субмарины случайный таран «Лембита» у острова Утё 14 декабря представляется маловероятным и уже почти вышел из употребления.

«U-679» пропала без вести после 9 января, возможно, причиной гибели подводной лодки стала атака катера «МО-124» у мыса Пакри. «U-745» пропала без вести после 30 января 1945 г. в устье Финского залива. Тело командира субмарины вынесено течением к берегу острова Феглэ (Аландский архипелаг), где и было похоронено. «U-676» в своем последнем походе действовала между Утё и Ханко. Последний раз субмарина выходила на связь 12 февраля 1945 г., и больше донесений с подводной лодки не поступало.

Из остальных немецких подводных лодок, действовавших против КБФ в 1941-1945 гг., — «U-139», «U-140», «U-142», «U-290», «U-370», «U-475», «U-717», «U-748» и «U-1193»затоплены собственными экипажами в победном мае 1945 г. «U-145», «U-149», «U-481» и «U-637» сдались союзникам и были затоплены ими у берегов Шотландии в ходе операции «Дедлайт» осенью того же года. Жертвами союзного оружия стали только три «балтийские» субмарины. «U-242» подорвалась на мине и погибла со всем экипажем в канале Св. Георга 5 апреля 1945 г. Примерно в это же время в Атлантике «U-1001» была потоплена глубинными бомбами британских фрегатов «Фитцрой» и «Байрон», а «U-348» погибла в Гамбурге в результате налета британской авиации 30 марта 1945 г.

Из книги Е. Чирва «Подводная война на Балтике: 1939-1945″, М., «Яуза», «Эксмо», 2009 г., с. 439-453.