Активные действия советских субмарин на Балтике в 1942 г. заставили противника принять меры к недопущению прорыва подводных лодок КБФ на коммуникации подвоза стратегических материалов и сырья. Для этого было решено надёжно закрыть выход из Финского залива сетевыми заграждениями, хотя заготовка сетей стоила больших материальных затрат. Кроме того, немцы и финны значительно усилили силы ПЛО, расширили и подновили минные поля.

28 марта, как только в западной части Финского залива растаял лед, началась установка сетей. В течение апреля — мая полторы сотни немецких и финских кораблей и катеров занимались оборудованием противолодочного заграждения. Одновременно производились минные постановки. Чтобы предохранить сеть от повреждений во время штормов, она доходила до дна, но для того, чтобы подводные лодки не могли проходить между грунтом и сетью, предусматривалась установка донных мин.

К 9 мая оборудование противолодочного рубежа было завершено. Помимо сетей противник установил, кроме уже имевшихся, 9 834 мины и 11 244 минных защитника.

К весне 1943 г. бригада подводных лодок КБФ, которой с 15 февраля командовал контр-адмирал Верховский С.Б., имела следующий состав: 1-й дивизион (с 18 мая 1943 г. командир капитан 1-го ранга Орел А.Е.) включал в себя подводные лодки «С-4», «С-9», «С-12», «С-13», «Д-2» и подводные минные заградители «Л-3» и «Лембит». 2-й дивизион (командир капитан 2-го ранга Полещук В.А.) состоял из только что вступивших в строй «К-52» и «К-56». 3-й дивизион (командир капитан 2-го ранга Гольдберг Г.А.) включал в себя «Щ-303», «Щ-307», «Щ-309», «Щ-310», «Щ-318», «Щ-323», «Щ-406», «Щ-407», «Щ-408».

Подводная лодка "Щ-323"

Подводная лодка "Щ-323"

5-й дивизион (командир капитан 2-го ранга Сидоренко П.А.) состоял из «М-90», «М-96», «М-102», «М-77», «М-79». В дивизион вновь строящихся и капитально ремонтирующихся кораблей (командир капитан 2-го ранга Шевцов Е.В.) входили «П-2», «П-3», «К-51», «К-53», «К-54», «К-55», «Л-21», «Щ-411», «Щ-412», «Щ-413», «Щ-414» и находящиеся на консервации «М-72», «М-73», «М-74», «М-75», «М-76», «Р-1», «М-400». 31 августа в состав 1-го дивизиона вошла «Л-21», а 17 июля и 17 ноября в состав 2-го дивизиона вошли, соответственно, «К-53» и «К-51».

Готовясь к кампании 1943 года, штаб КБФ разработал план развертывания подводных лодок на вражеских коммуникациях и мероприятия по их прорыву в Балтийское море, однако он был построен на опыте действий предыдущего года и не учитывал усиление противолодочной обороны противника. Наличие противолодочных сетей было установлено с помощью аэрофотосъемки только 6 июня.

Потери начались еще до начала развертывания подводных лодок. В ночь на 1 мая «Щ-323», совершавшая переход из Ленинграда в Кронштадт, подорвалась на донной мине в Морском канале. «Щ-323» проскочила точку поворота протраленного фарватера почти на полмили, подорвалась на донной мине и затонула — на поверхности осталась лишь тумба перископа. Катер, следовавший рядом с «Щ-323», подобрал из воды трех тяжелораненых. Еще пятеро, в том числе и командир лодки капитан 2-го ранга Андронов, которые находились в момент взрыва на мостике, погибли.

Подводная лодка "С-9"

Подводная лодка "С-9"

Корпус лодки был сильно разрушен, но люди из концевых отсеков (16 человек) остались живы.
Перейдя в 7-й отсек, моряки начали подготовку к выходу из аварийной лодки через торпедный аппарат. Первым вышел наверх главный старшина Дмитрий Трубин. Разведав обстановку, он вернулся на лодку, после чего люди один за другим начали выходить из подводной лодки. К этому времени рассвело, видимость улучшилась. Немцы, заметив плавающих в воде людей, открыли артиллерийский огонь. К вечеру подошедшие катера спасли двух человек, продержавшихся под обстрелом врага в ледяной воде шестнадцать часов.

6 и 7 мая для выяснения обстановки в Финском заливе в море направились «Щ-303» и «Щ-408». «Щ-303» успешно форсировала гогландский минный рубеж, но преодолеть сетевую преграду не смогла. Далее подводная лодка в течение 20 суток подвергалась преследованию кораблей вражеской ПЛО.

6 мая 1943 г. «Щ-303» вышла в третий боевой поход с заданием занять позицию в устье Финского залива на линии остров Утё — маяк Ристна. Неприятности начались еще на Лавенсари. Сопровождающий субмарину «БТЩ-210» подорвался на двух донных минах и получил значительные повреждения. Без особых приключений 12 мая «Щ-303» в районе банки Намси форсировала Гогландский противолодочный рубеж, а затем четверо суток находилась западнее острова Вайндло, не имея возможности зарядить аккумуляторные батареи.

17 мая «Щ-303» переместилась к маяку Кери. Продолжив движение, подводная лодка имела несколько касаний минрепов, а вечером 19 мая попала в противолодочную сеть. Так как батарея разрядилась, «Щ-303» пришлось вернуться к Кэри. За все это время подводная лодка неоднократно обнаруживала противолодочные корабли противника, но ими замечена не была.

Вечером 21 мая произошел уникальный случай: акустик доложил о наличии кораблей противника. Вахтенный офицер Магрилов Г.Н. пошел доложить об этом командиру. В это время оставшийся один в центральном посту старшина трюмных машинистов Борис Галкин задраил переборочные двери, а дверь в выгородку радиостанции, где находились старшина радистов Алексеев и гидроакустик Мироненко, прижал ящиком. Галкин снял с койки товарища постельное белье, а затем подал в цистерны воздух высокого давления. Лодка всплыла.

Открыв люк, он выбрался на палубу и начал наволочкой подавать сигналы кораблям противника. К счастью, Алексеев и Мироненко смогли вовремя отдраить двери. Срочно вызванный командир, не имея времени застрелить предателя, скомандовал срочное погружение. Заметившие «Щ-303» противолодочные катера подобрали из воды Галкина, а затем устроили подводной лодке настоящий ад, сбросив на нее более двухсот глубинных бомб. Оторвавшись от преследования, «Щ-303» легла на грунт и до 1 июня накапливала ресурсы на обратный путь.

Путь домой тоже не был легким. 7 июня на минах погиб охотник «МО-102» из состава эскорта. Получил повреждения второй охотник «МО-123». В ночь на 8 июня «Щ-303» прибыла на Лавенсари, 11 июня — в Кронштадт, выдержав в пути налет финской авиации. Учитывая то, что из пяти подводных лодок КБФ, пытавшихся преодолеть противолодочный рубеж противника в 1943 году, на базу вернулась одна «Щ-303», возвращение подводной лодки явилось счастливой звездой для ее экипажа. Этот поход «Щ-303» показывает, в каких трудных условиях приходилось воевать нашим подлодкам на Балтике.

«Щ-408» погибла при форсировании гогландской позиции. В свой первый боевой поход лодка вышла 7 мая 1943 г. 18 мая она покинула Лавенсари. При форсировании Нарген-Поркапаудского заграждения «Щ-408» 19 мая была обнаружена, обстреляна и повреждена немецким самолетом, а 22 мая она по масляному следу обнаружена в районе острова Вайндло силами ПЛО противника и подверглась преследованию пяти противолодочных катеров.

Утром 22 мая с лодки поступило донесение с просьбой о помощи. Вылетевшие с Лавенсари на помощь «Щ-408» восемь истребителей И-16 и И-153, потеряв две машины, вернулись на аэродром, не выполнив задачи. Так как это были последние самолеты на острове, командир базы не хотел ими рисковать. Только спустя 8 часов на помощь лодке командование ВВС КБФ выслало десять Ла-5, но и они, потеряв два самолета, не добились успеха.

К тому времени, когда через 20 часов к лодке были посланы достаточные силы, «Щ-408» вынуждена была всплыть и принять артиллерийский бой с кораблями противника. По данным финской стороны, утром 22 мая подводную лодку обнаружили сторожевые катера и минный заградитель «Риилахти». После трехчасового преследования на поверхности воды были обнаружены куски дерева и масляные пятна. Атаки противолодочных сил продолжались.

К утру 23 мая группа финских кораблей была усилена минным заградителем «Руотсинсалми» и авиацией. 24 мая после неоднократных бомбежек на поверхности воды появилось большое количество масла и пузырей… Вместе с «Щ-408» погиб 41 человек. Именем командира подводной лодки Кузьмина П.С. названа улица в Петербурге.
25 мая на Лавенсари прибыли «С-12» и «Щ-406». Здесь они три дня напрасно ждали возвращения «Щ-303» и «Щ-408». 29 мая ушла в неизвестность «Щ-406».

Следующей ночью командир «Щ-303» наконец-то вышел на связь. В его докладе сообщалось о сложной обстановке в районе противолодочного рубежа. Еще было время вернуть «Щ-406», но этого никто не сделал. Поход «С-12» задержали до возвращения «Щ-303», а затем вовсе отставили, и субмарина вернулась в Кронштадт.

10 июля командование КБФ вновь приняло решение о попытке прорыва подводных лодок в открытую часть Балтики. Для этого были назначены «С-9» и «С-12». 26 июля подводные лодки вышли из Кронштадта. В ночь на 29 июля «С-12» вышла с Лавенсари в свой последний поход. Подводной лодке предстояло действовать в устье Финского залива и Аландском море. Связь с лодкой поддерживалась до 1 августа, когда она доложила о зарядке у острова Кери. Больше на связь «С-12» не выходила. На базу она не вернулась. Вероятно, подводная лодка погибла на мине заграждения «Насхорн» севернее острова Найссар. Вместе с лодкой погибло 48 членов экипажа.

В свой последний поход для разведки Нарген-Порккалаудского рубежа «С-9» вышла 30 июля 1943 г. 7-9 августа подводная лодка обследовала противолодочные сети и сообщила об обстановке. Попытка форсирования сетевого заграждения окончилась неудачей. Пытаясь прорваться, «С-9» выпустила в сторону сетей торпеду, но была замечена силами ПЛО и атакована. В ночь на 12 августа подводная лодка сообщила о своем возвращении и запросила время и место встречи с эскортом. Больше «С-9» на связь не выходила. 4 сентября к западному берегу острова Сескар прибило труп старшего рулевого подводной лодки старшины 2-й статьи Дикого К.Т. с надетым прибором ИСА-М.

Можно предположить, что лодка погибла на минном заграждении «Насхорн» в районе банки Негрунд-Намси 14-15 августа 1943 г. Также существует версия, что «С-9» погибла в результате атаки финского эскортного корабля «Виско» северо-восточнее острова Кери 15 августа 1943 года. Вместе с лодкой погибло 45 членов экипажа.

В связи с гибелью пяти подготовленных экипажей командование КБФ наконец-то приняло решение воздержаться от дальнейшей посылки подводных лодок в море. Исключение составляли только «малютки», которые совершили несколько походов с задачей ведения разведки и высадки разведгрупп на острова Гогланд и Большой Тютерс. Две «малютки» были переведены на Ладожское озеро, где также в основном занимались ведением разведки и высадкой разведгрупп на территории противника. За всю кампанию 1943 г. подводные лодки КБФ провели всего две торпедных атаки, которые оказались безрезультатными. Но в 1944-1945 гг. ситуация изменилась в лучшую сторону…

Статья написана с использованием материалов книги Е. Чирва «Подводная война на Балтике: 1939-1945″, М., «Яуза», «Эксмо», 2009 г.