По замечанию историка Ю. Майстера: «На основании плохих результатов использования русских подводных лодок в предыдущем году немцы очень низко расценивали их возможности в 1942 г. Однако переговоры между немецкими и финскими инстанциями, имевшие место 12 марта 1942 г., обозначили некоторое расхождение мнений по этому вопросу.

Немцы полагали, что им удастся заблокировать Финский залив с помощью мин и охотников за подводными лодками, а финны считали эти меры недостаточными и стремились уговорить немцев поставить там сетевое заграждение. Но в 1942 г. ни в Финляндии, ни в Германии не имелось подходящего для этого сетей».

Основные острова Гогландского плеса были в руках противника. Это позволяло немцам и финнам перекрыть доступ советским подводным лодкам в Балтийское море. Готовясь к летней кампании 1942 г., противник установил на островах посты наблюдения, радиопеленгаторные и гидроакустические станции. 9 мая немцы начали постановку мин в Финском заливе. Подновлялись и усиливались старые заграждения, устанавливались новые.

Наиболее обширными и многочисленными из них были «Насхорн» (между Порккала-Удд и островом Найсаар, всего 1915 мин) и «Зееигель» (восточнее Гогланда, всего 5779 мин, 1450 минных защитников, 200 подрывных шашек). Всего весной — летом 1942 г. немцами в Финском заливе выставлено 12 873 мины. Вместе с минами, которые были выставлены в прошлом году, их количество в Финском заливе превышало 21 тысячу. Непосредственно у заграждений было развернуто более сотни различных кораблей и катеров. Таким образом, образовался противолодочный рубеж глубиной более 150 миль.

Противник советских подводников - минный заградитель "Риилахти", 18 июня 1942 г.

Противник советских подводников — минный заградитель «Риилахти», 18 июня 1942 г.

В руководстве бригады подводных лодок КБФ к этому времени произошли изменения. 4 марта командование над ней принял контр-адмирал Стеценко A.M. 1-й дивизион (командир капитан 2-го ранга Юнаков Е.Г.) включал в себя подводные лодки «С-4», «С-7», «С-9», «С-12», «С-13» и «Д-2» при плавбазе «Смольный», 2-й дивизион (командир капитан 2-го ранга Полещук В.А.) состоял из подводных минных заградителей «Л-3» и «Лембит» при плавбазе «Иртыш», 3-й дивизион (командир капитан 2-го ранга Червинский В.А., с 3 апреля капитан 3-го ранга Кабо И.С., с мая командир капитан 2-го ранга Гольдберг Г.А.), в котором при плавбазе «Полярная Звезда» состояли «Щ-303», «Щ-304», «Щ-309», «Щ-310», «Щ-311», «Щ-405», «Щ-406».

4-й дивизион (командир капитан 2-го ранга Егоров В.А., с июля капитан 2-го ранга Андронов А.Г.) включал в себя «Щ-317», «Щ-318», «Щ-320», «Щ-323», «Щ-407», «Щ-408» при плавбазе «Ока», в 5-й дивизион (командир капитан 2-го ранга Сидоренко П.А.) при плавбазе «Аэгна» входили «М-90», «М-95», «М-96», «М-97», «М-102», «М-77», «М-79». Отдельный учебный дивизион (командир капитан 2-го ранга Эйхбаум Н.Э.) при плавбазе «Дус» включал в себя «П-2», «П-3», «Щ-302», «Щ-305», «Щ-306», «Щ-307», «Щ-308».

В дивизион вновь строящихся и капитально ремонтирующихся кораблей (командир капитан 2-го ранга Шевцов Е.В.) входили «К-51», «К-52», «К-53», «К-54», «К-55», «К-56», «Л-21», «Щ-411», «Щ-412», «Щ-413», «Щ-414» и законсервированные «М-72», «М-73», «М-74», «М-75», «М-76», «Р-1», «М-400».

Подводные лодки КБФ, несмотря на неудачи прошлого года, готовились дать бой врагу. Согласно планам командования с июня по октябрь предполагался выход в трех эшелонах по 8-10 подводных лодок. Их развертывание намечалось проводить в три этапа. На первом этапе подводные лодки проходили размагничивание и переходили из Ленинграда в Кронштадт. Из-за малых глубин подводные лодки были вынуждены идти в надводном положении, возможности для маневра не было, поэтому главной опасностью, ждущей их здесь, являлись артиллерия противника из района Петергоф — Стрельна и магнитные мины.

Переход осуществлялся в темное время суток, а в период белых ночей широко применялись дымовые завесы. По прибытии в Кронштадт подводные лодки снова проходили размагничивание и загружались необходимым топливом, боеприпасами, продовольствием. Вторым этапом был переход из Кронштадта на Лавенсари, который также проходил в зоне, контролируемой кораблями КБФ. До Шепелевского маяка подводные лодки должны были идти под эскортом катеров, а далее в надводном или подводном (в зависимости от времени суток) положении. От острова Лавенсари начинался самый трудный, третий этап протяженностью около 200 миль (370 км). Подводным лодкам предстоял прорыв через охраняемый противником Финский залив. О прорыве на Балтику лодки сообщали радиограммой.

После разведывательного похода «М-97» к острову Гогланд первый эшелон подводных лодок («Щ-303», «Щ-304», «Щ-317», «Щ-320», «Щ-405», «Щ-406», «С-4», «С-7» и «М-95») был готов к выходу на позиции. Первыми на коммуникации противника 11 июля отправились «Щ-317» (через банку Викола — остров Большой Тютерс) и «Щ-304» (через остров Большой Тютерс — банка Негунд). Результат не заставил себя ждать. 16 июля финский пароход «Арго» стал жертвой торпеды «Щ-317». Счет кампании 1942 г. для балтийских подводников был открыт.

Немцы, считая блокаду достаточно эффективной, переоценили возможности своей противолодочной обороны. До этого времени у берегов Швеции германские суда, словно в мирное время, ходили без эскорта с включенными ходовыми огнями. Следом за своими боевыми товарищами отправились «М-95» и «С-4» (12 и 13 июня через Северный Гогландский проход), «Щ-320», «Щ-406», «С-7», «Щ-303» (14, 24 июня, 2 и 4 июля через банку Виргины — банку Викола). «Попали под раздачу» и шведы, наивно полагавшие, что нейтральный статус оградит их суда от угрозы из-под воды. Непрекращающиеся протесты МИД Швеции привели к тому, что приказом наркома ВМФ Н.Г. Кузнецова от 14 июля были запрещены атаки судов в шведских территориальных водах, хотя нейтральный статус судна не защищал его от атаки вне этой зоны.

Не обошлось и без потерь. Жертвой шведских кораблей стала уже получившая «добро» на возвращение «Щ-317», при переходе на Лавенсари пропала без вести «Щ-405», погибла на мине «М-95».

До последнего времени считалось, что «Щ-317» погибла от подрыва на мине 15-18 июля 1942 г. в Финском заливе, а по данным финской стороны, 15 июля у острова Родшер (район Калбодагрунда) самолет эскадрильи Lelv-б обнаружил масляное пятно и сбросил по нему глубинную бомбу. Вызванные им минный заградитель «Руотсинсалми» и сторожевой катер «VMV-б» повторили бомбардировку, после чего на поверхности воды показались деревянные обломки, матрацы и другие признаки, свидетельствующие о гибели подводной лодки. Предполагалось, что «Щ-317» подорвалась на мине и получила повреждения, а затем была добита силами ПЛО противника.

Подводная лодка «Щ-317» потопила 3 транспорта общим водоизмещением 5878 брт.: «Арго» (2513 брт., 16.06.1942), «Ада Гортон» (2399 брт., 22.06.1942), «Отто Корде» (966 брт., 08.07.1942), 1 транспорт (2405 брт.) поврежден. 1 судно, возможно, погибло в результате случайного столкновения с подводной лодкой. В некоторых источниках суммарный тоннаж четырех транспортов составляет 6080 брт. По официальным данным советской стороны, на счету «Щ-317» пять уничтоженных судов общим водоизмещением в 10 931 или 10 997 брт.

Командование высоко оценило действия подводных лодок первой группы. Командиры «Щ-406» и «С-7» Осипов Е.Я. и Лисин С.П. были представлены к званию Героя Советского Союза.

В свой последний поход «С-7» вышла 17 октября 1942 г. Поход готовили основательно. 21 октября «С-7» благополучно форсировала противолодочные заграждения, но вечером того же дня в 5 милях западнее (по последним данным, в 10-15 милях севернее) маяка Содерарм в Аландском море была атакована финской субмариной «Весихииси» (командир капитан-лейтенант Айтолла). Торпеда попала в район VII отсека, и лодка мгновенно затонула.

44 человека погибло. Четверых человек, в том числе и командира, финны сумели спасти. Это были командир лодки Лисин С.П., краснофлотцы-сигнальщики Субботин B.C. и Оленин А.К., а также краснофлотец Куница В.И. Уже находясь в плену, командир «С-7» С.П. Лисин узнал о присвоении ему звания Героя Советского Союза.
В 1993 г. «С-7» была найдена на месте своей гибели на глубине 30-40 м и обследована шведскими водолазами.
В Великую Отечественную войну подводная лодка совершила 5 боевых походов.

«С-7» произведено 9 торпедных (выпущено 12 торпед) и 2 артиллерийские атаки, в результате которых потоплено 4 транспортных судна суммарным водоизмещением 9164 брт.: «Принцесса Маргарита» (1272 брт. — 09.07.1942), «Лулео» (5611 брт. — 14.07.1942), «Кате» (1559 брт. — 30.07.1942), «Похьянлахти» (682 брт. — 05.08.1942). Поврежден транспорт «Эллен Ларсен» (1938 брт., 27.07.1942).

Где и когда погибла «Щ-406» — неизвестно. Вполне вероятно, подводная лодка погибла на минах, количество которых в Финском заливе насчитывало более 20 000 штук. «Щ-406» совершила 4 боевых похода. Провела 12 торпедных атак с выпуском 18 торпед. По официальным данным, потопила 5 судов (11 660 брт.). По подтвержденным данным, потопила 2 судна (3855 брт.): «Бенгт Стуре» (872 брт., 29.10.1942), «Агнесс» (2983 брт., 01.11.1942). Шхуна «Фидес» (545 брт., 08.07.1942) повреждена. Результаты трех атак (07.07.1942, 25.07.1942 и 26.10.1942) нуждаются в подтверждении.

После возвращения с позиций лодок первого эшелона к выходу в открытую часть Балтики стала готовиться вторая группа подводных лодок («М-96», «М-97», М-102», «Щ-309», «Щ-310», «Щ-323», «Щ-407», «С-13», «Л-3» и «Лембит»), 12 августа на позиции вышли «М-96» (через северный Гогландский проход) и «Л-3» (через банку Виргины — банку Викола). 17 и 18 августа этим же маршрутом вышли в море «Щ-309» и «Щ-407», а 21 августа «Лембит». 1 сентября настала очередь «М-97» и «Щ-323». Обе подводные лодки в этот раз не сумели преодолеть противолодочный рубеж. Первая погибла на одной из мин заграждения «Насхорн», вторая получила значительные повреждения и вынуждена была вернуться.

8 сентября успешно завершила прорыв «С-13». Подводная лодка действовала в Ботническом заливе, куда советские субмарины в 1942 г. еще не проникали. 20 и 23 сентября через Северный Гогландский проход приступили к форсированию заграждений противника «М-102» и «Щ-310». Полагая, что причиной потери первых судов стал подрыв на мине, немцы предприняли траление «опасных районов». Позднее, разобравшись в ситуации, противник усилил состав сил ПЛО, был вынужден ввести систему конвоев, перенес маршруты движения судов ближе к шведским берегам и в мелководные районы, усилил дозорную службу.

Среди шведских моряков царило настроение, близкое к панике. Итогом этой нервозности стал инцидент со шведской подводной лодкой «Шёборрен». 4 сентября капитан шведского парохода «Виргиния» обнаружил прямо по курсу подводную лодку. Недолго думая, он таранил субмарину. Не повезло только одному утонувшему члену экипажа подлодки. Остальные были спасены. «Шёборрен» была поднята и введена в строй только в октябре 1943 г.

Не дожидаясь возвращения второй группы лодок, командование стало готовить к выходу лодки третьего эшелона, куда включили и боеготовые субмарины, выходившие на позиции в первой группе. Готовились выйти в море «Д-2», «Л-3», «С-7», «С-9», «С-12», «Щ-302», «Щ-303», «Щ-304», «Щ-305», «Щ-306», «Щ-307», «Щ-308», «Щ-311», «Щ-320», «Щ-406» и «М-96». Сравнительно успешные действия подводных лодок первого и второго эшелонов породили известную самоуспокоенность в штабах в безошибочности анализа обстановки в Финском заливе.

Противник тем временем делал выводы и принимал меры к защите своего судоходства на Балтийском море. Ему были известны районы появления советских подводных лодок в местах, где они выходили на связь и производили зарядку батарей после форсирования минных полей. Для усиления ПЛО противник использовал даже финские подводные лодки. В районах предполагаемых действий советских подводных лодок немцы осенью выставили ряд минных заграждений, причем мины ставились и в пределах шведских территориальных вод. (15 апреля 1943 г. шведская подводная лодка «Ульвен» стала жертвой одной из немецких мин и погибла.)

В итоге подводные лодки третьей волны понесли тяжелые потери. Из 16 подводных лодок на базу вернулись только 8. Советское командование высоко оценило действия балтийских подводников в кампанию 1942 г. Подводные лодки «Щ-320» и «Щ-406» были награждены орденом Красного Знамени. В марте 1943 г. гвардейского звания удостоены «Щ-303», «Щ-309» и «Л-3».

В Великую Отечественную войну подлодка «Щ-320» совершила 4 боевых похода. По итогам третьего похода на счет «Щ-320» было засчитано потопление трех транспортов противника (6000 тонн и два по 8000 тонн). Весь экипаж подводной лодки был отмечен орденами и медалями. Командир «Щ-320» Вишневский И.М. награжден орденом Ленина. 23 октября 1942 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР подводная лодка «Щ-320» была награждена орденом Красного Знамени. О том, что их корабль стал Краснознаменным, ни командир, ни экипаж подводной лодки так и не узнали.

1 октября 1942 г. «Щ-320» вышла на позицию в район к западу от острова Борнхольм. В течение похода «Щ-320» на связь так и не вышла, и дальнейшая ее судьба неизвестна. Предположительно, подводная лодка погибла 3-10 октября 1942 года на мине. Возможно, что субмарину потопили германские корабли ПЛО вечером 3 октября у острова Гогланд, есть и другие версии. На «Щ-320» погибло 37 человек.

По официальным советским данным, подводные лодки КБФ в 1942 г. потопили торпедами 34 транспортных судна (93 896 брт.) и 1 корабль. 10 транспортов общим водоизмещением 24 330 брт. и 1 корабль стали жертвами мин, 3 судна (6304 брт.) потоплены артиллерией. (Всего 47 потопленных и 4 поврежденных судна общим водоизмещением в 124 530 и 19 833 брт. и 2 корабля.) Действительный итог выглядит несколько скромнее: потоплено 15 судов (32 415 брт.) торпедами, 2 (2061 брт.) артиллерией, 5 транспортов (10 907 брт.) погибло на минах. Всего 22 судна (45 383 брт.).

Балтийские морские коммуникации имели для немцев большое значение. Они обеспечивали подвоз в Германию дефицитного стратегического сырья, необходимого для промышленности рейха. Шведская руда давала до 80% стали, произведенной в Германии. Немцы нуждались также в финском лесе и целлюлозе. По балтийским морским путям проводилась перевозка войск и вооружения на советско-германский фронт.

По данным швейцарского историка Ю. Майстера, в немецких конвоях в Балтийском море в 1942 г. прошло 203 боевых корабля, 75 госпитальных судов и 1868 торговых судов общим тоннажем 5 592 189 брт., на которых перевезено 405 459 солдат, 15 454 лошадей, 12 866 транспортных средств и 377 856 тонн военного имущества. (Ф. Руге приводит еще более крупную цифру: с июня до конца 1942 г. общий тоннаж немецких конвоев на Балтике составил 6,5 млн. брт.)

Конечно, подводные лодки КБФ не в состоянии были полностью остановить этот транспортный поток, но уже в сентябре у немцев возникли проблемы с организацией конвоев. Кораблей охранения не хватало. В портах Германии и Финляндии скопилась масса груженых судов, ожидающих своей очереди. И хотя потери немцев и их союзников на Балтике в 1942 г. составили менее 1% грузооборота, нельзя не принимать во внимание то количество сил и средств, затраченных немцами на обеспечение бесперебойного транспортного сообщения в Балтийском море. К сожалению, 1943 г. на Балтийском море для наших подводников оказался практически безрезультатным, а потери КБФ составили 5 подлодок.

Статья написана с использованием материалов книги Е. Чирва «Подводная война на Балтике: 1939-1945″, М., «Яуза», «Эксмо», 2009 г.