Германские войска перешли польскую границу 1 сентября 1939 г. 3 сентября, объявив войну Третьему рейху, на стороне Польши вступили Франция и Великобритания. Так германо-польская война приобрела общеевропейский масштаб, а затем переросла во Вторую мировую. С началом войны в Европе флоты Финляндии, Латвии, Эстонии, Дании и Швеции предпочли оставаться на своих базах. Это не касалось советского флота.

В сентябре 1939 г. Краснознаменный Балтийский флот (КБФ) насчитывал 19 крупных боевых кораблей (2 линкора, 1 крейсер, 2 лидера, 14 эсминцев), 42 подводные лодки и около сотни сторожевиков, охотников, торпедных катеров и тральщиков. Все эти силы были зажаты в пределах «Маркизовой лужи» в восточной части Финского залива, имея ограниченные условия для базирования и развертывания. События развивались стремительно.

14 сентября пала Гдыня, и польский флот лишился своей главной базы. 19 сентября окончилась борьба за Оксыве. База Хель еще держалась, но ее использование было невозможно. Польские подводные лодки, с началом войны вышедшие на позиции, получили разрешение интернироваться в Швеции или идти в Англию. Польская подводная лодка «Оржел» в начале сентября была атакована германскими кораблями и авиацией, получила повреждения. Поляки вынуждены были зайти в Таллин, где эстонские власти начали разоружение субмарины. Однако польская лодка под огнём эстонских кораблей сумела покинуть порт.

В связи с началом войны в Европе в начале сентября 1939 г. на КБФ провели меры мобилизационного характера. Уже 8 сентября приказом наркома ВМФ сроком на 1 месяц были задержаны 2193 младших командира и краснофлотца, подлежащих увольнению осенью 1939 г. На учебные сборы на КБФ в сентябре 1939 года было призвано в общей сложности более 20 тыс. человек.

Утром 17 сентября под предлогом «защиты жизни и имущества единокровного беззащитного населения» Западной Украины и Западной Белоруссии Красная Армия перешла советско-польскую границу. Вскоре государство Польша в очередной раз прекратило свое существование.

С 19 по 21 сентября корабли КБФ провели противолодочный поиск по всему Финскому заливу, заходя при этом в чужие территориальные воды. 24 сентября лидер «Ленинград» в бухте Еру-Лахт (Моонвик) вел огонь по эстонскому побережью, доложив командованию, что им обстреляна «секретная база польских подводных лодок». В Наркомате ВМФ допускали, что скрывшийся в неизвестном направлении «Оржел» направляется в восточную часть Финского залива для борьбы с советским судоходством.

Финские подводные лодки "Ику-Турсо" и "Весихииси"

Финские подводные лодки «Ику-Турсо» и «Весихииси»

Вечером 27 сентября в Нарвском заливе «неизвестной подводной лодкой» был потоплен советский пароход «Металлист», а на следующий день атакован теплоход «Пионер», который вынужден был выброситься на камни в районе банки Вигрунд. Эти события явились одной из причин подписания в октябре 1939 г. договоров о взаимопомощи между СССР и Прибалтийскими республиками, что, в конечном счете, привело к вводу советских войск в эти государства, потере независимости и вхождению их в состав СССР.

Только в ходе Великой Отечественной войны после допроса пленных немцы сумели выяснить, что атаки судов являлись тщательно спланированной провокацией советской стороны.

Советский Союз предпринял попытку решить территориальную проблему, отодвинув свои границы как можно дальше на запад. В сентябре — октябре договоры о взаимопомощи были заключены с Прибалтийскими республиками. Решить территориальный вопрос под Ленинградом дипломатическим путем не удалось. Советско-финские переговоры скоро зашли в тупик. Тогда в дело вступили пушки. 30 ноября 1939 г. начались военные действия на Карельском перешейке.

Согласно предвоенным планам подводным лодкам КБФ ставились следующие задачи: уничтожить финские броненосцы береговой обороны и подводные лодки, предотвратив их уход в территориальные воды Швеции, прервать коммуникации Финляндии, не допуская подвоз войск и боевого снаряжения, а также высадку иностранных войск на Аландские острова, вести наблюдение за шведским флотом. Транспорты разрешалось уничтожать с соблюдением международного права. Неограниченную подводную войну разрешалось вести только после правительственного объявления о зонах действий подводных лодок и получения особых указаний.

За двое суток до начала войны с Финляндией началось развертывание подводных лодок на дозорных позициях в Балтийском море. В дозоре находились также эсминцы «Гордый», «Артем» и тральщик «Фугас». Охрана рейдов Таллина и Палдиски возлагалась на корабли эстонского флота. С началом войны подводным лодкам с дозорных позиций было приказано вернуться в strong>Таллин, а субмаринам, находящимся на базах, начать развертывание на позициях согласно плану.

8 декабря 1939 г. Советский Союз объявил о морской блокаде Финляндии, весь груз ведения которой был возложен на подводные лодки. Их действия осложняли суровые зимние условия, шторма и сильные морозы, отсутствие практики плавания в Ботническом заливе и финских шхерах, а также отсутствие подробных лоций и карт этих районов. Финны тем временем, прекратив судоходство в открытой части моря, вели активный подвоз материалов и вооружения как раз теми районами, которые являлись неблагоприятными для действий подводных лодок КБФ, — по шхерным фарватерам.

16 декабря в зону блокады включена и восточная часть Аландского моря, где под охраной шведских кораблей шло весьма оживленное судоходство. После того как вне зоны блокады было потоплено два нейтральных судна, нарком ВМФ Н.Г. Кузнецов 13 декабря запретил обстреливать и топить суда нейтральных стран вне зоны блокады. С 20-х чисел января 1940 г. тяжелая ледовая обстановка прекратила участие подводных лодок в блокадных действиях.

За 50 дней подводной «зимней войны» подводниками Балтики потоплено разными видами оружия 5 транспортных судов, из них 4 единицы принадлежало нейтральным странам — Германии, Швеции и Эстонии. Один финский сторожевик стал жертвой трагической случайности при атаке советской подводной лодки. В свою очередь, балтийский подплав потерял подводную лодку «С-2» IX серии.

«Короткая военная карьера субмарины была следующей: 28 ноября 1939 г. «С-2» под командованием капитана 3-го ранга И.А. Мороза вышла на позицию у северной оконечности острова Готланд. Ничего, кроме германских транспортов, обнаружить не удалось, и уже 6 декабря подводная лодка вернулась в Либаву. 1 января 1940 г. «С-2» ушла в свой последний поход. К этому времени лодкой командовал капитан-лейтенант Соколов Иван Александрович… Вечером 2 января 1940 г. «С-2» достигла Аландских островов и получила разрешение на форсирование Южного Кваркена. 3 января 1940 г. в 04.20 была получена последняя квитанция с «С-2». Больше лодка на связь не выходила. 14 января плавбаза «Смольный», а 21 января лидер «Минск» якобы принимали сигналы с «С-2», но связь наладить они так и не смогли. Субмарина погибла на мине, выставленной в декабре 1939 г. финским минным заградителем «Лоухи» в проливе Южный Кваркен у острова Маркет, и летом 1999 г. обнаружена на дне шведскими подводными поисковиками» (Е. Чирва «Подводная война на Балтике: 1939-1945», М., «Яуза», «Эксмо», 2009, с. 13).

В этот период советские подлодки имели контакты с финскими. Ночью 5 декабря 1939 г. «Щ-324» на расстоянии 3-4 кабельтовых обнаружила подводную лодку. Зная, что в этом районе может находиться своя «С-1», командир «щуки» отказался от атаки. На самом деле «С-1» в этот момент находилась на позиции, поэтому обнаруженная подводная лодка принадлежала Финляндии. Спустя 4 дня та же «Щ-324» имела контакт с подлодкой типа «Ветехинен». Командир «щуки» начал выходить в атаку, но во время циркуляции субмарина потеряла плавучесть и провалилась на глубину. Возможность выпустить торпеду была упущена.

Финские подводные лодки привлекались и для ведения минной войны. 27 декабря «Весихииси» выставила 16 мин у Палдиски, а 1 января «Ветехинен» — 20 мин в районе мыса Юминда. Единственной их жертвой стал немецкий пароход «Дитрих Хассельдик», погибший у маяка Пакри вечером 11 января 1940 г. В ходе «зимней войны» пять финских подводных лодок совершили в общей сложности 12 боевых походов.

Действия советских подводных лодок в финской войне оказались не достаточно эффективными. Не на высоте была и подготовка личного состава. Репрессии конца 1930-х гг. не обошли стороной и балтийский подплав. Были арестованы командир 3-й бригады ПЛ Пышнов А.А., начальники штабов 1-й, 2-й и 3-й бригад капитан 2-го ранга Рахмин В.П. (расстрелян), капитан 2-го ранга Яковлев Л.П., капитан 2-го ранга Асямолов А.А., командиры дивизионов капитаны 1-го ранга Секунов Б.А. и Штейнгаузен П.А. (расстрелян), капитан 3-го ранга Подгородецкий Н.С. (расстрелян) и капитан 3-го ранга Курилов В.В., командиры подводных лодок капитан 2-го ранга Симановский В.Н. (расстрелян), капитан-лейтенант Рогачевский С.А., старшие лейтенанты Васильев В.А., Денисов B.C., Филов Н.А. и Середа A.M.

«В результате репрессий на Балтике обновлено 55% командиров подводных лодок и 61% командиров БЧ подводных лодок. К концу 1939 г. некомплект командного личного состава на подводных лодках составлял 95 человек (26,6%). Требовалось 33 командира подлодок, 26 штурманов и 22 минера. Эти бреши были заполнены молодыми офицерами. Хотя общая тактическая подготовка командиров была, в общем, вполне удовлетворительной, в ней имелся ряд пробелов. Отмечались слабая навигационная подготовка и умение всего командного состава решать астрономические задачи. Общим недостатком являлось отсутствие опыта взаимодействия подводных лодок и авиации и совершенно неудовлетворительная торпедная стрельба. Залповому методу стрельбы командиры подводных лодок были совершенно не обучены, и она не проводилась. В ходе войны из 11 выпущенных торпед в цель попали лишь 2» (Там же, с. 15).

Несмотря на то, что успехи подводных лодок были достаточно скромные, награды были вполне реальные. 7 февраля 1940 г. звания Герой Советского Союза были удостоены командиры «С-1», «Щ-311» и «Щ-324» Трипольский А.В., Вершинин Ф.Г. и Коняев A.M. В этот же день «С-1» и «Щ-311» стали Краснознаменными, а 21 апреля орденом Красного Знамени награждена подводная лодка «Щ-324». Не забыли отметить орденами и медалями и экипажи лодок.

Командование КБФ на основе зимней кампании 1939-1940 гг. извлекло уроки и сделало правильные выводы, но устранить недостатки уже не было времени. Надвигалась гроза 1941 года. Нелегко пришлось и Балтийскому флоту