Сегодня речь пойдёт о SS (Schutzstaffelrn) – так называемых Охранных отрядах НСДАП. СС не только самая зловещая, но и самая таинственная организация XX века. Многие ее преступления до сих пор скрыты под завесой секретности, мифов, домыслов и лжи. Ее история полна непроницаемых «черных пятен». Недаром сами эсэсовцы называли свою организацию «Черным орденом» (Schwarz Orden).

СС контролировала все стороны духовной, научной, политической, экономической и военной жизнедеятельности Третьего Рейха — от самой мощной системы безопасности до загадочной организации «Аненербе», от иностранных дивизий добровольцев, сражавшихся на стороне Гитлера, до «штрафной» бригады Дирливангера, от выпуска фальшивой иностранной валюты до «окончательного решения еврейского вопроса». А после падения Третьего Рейха СС была единственной нацистской структурой, продолжавшей свою деятельность в глубоком подполье.

Охранные отряды нацистской партии представляли собой своеобразный «орден». В этом качестве организация, возглавлявшаяся Генрихом Гиммлером, исповедовала несколько иные, чем сама НСДАП, принципы: прежде всего аристократизм. Для того чтобы сделать членство в СС действительно почетным и престижным (даже невзирая на такую малопривлекательную функцию, как охрана концлагерей), Гиммлеру требовалось создать вокруг своего «Черного ордена» ауру элитарности. С этой целью были разработаны характерные ритуалы, символика, атрибутика и поведенческий кодекс. При этом, руководствуясь мнением Гитлера, рейхсфюрер не планировал превращать СС в религиозную (или псевдорелигиозную) структуру.

Г. Гиммлер

Г. Гиммлер

За исключением ряда случаев, эсэсовцы не подвергались давлению с целью добиться от них тотального отказа от традиционных христианских форм верований. СС никогда не были ни оккультной, ни сатанинской, ни антихристианской организацией в буквальном смысле этих понятий. Весьма показательны следующие статистические данные. В 1940 г. 54,2% личного состава СС называли себя протестантами и 27, 3 – католиками. Таким образом, свыше двух третий эсэсовцев были христианами. В иностранных соединениях войск СС этот процент был ещё выше.

Все это, разумеется, не способно оспорить того факта, что Охранные отряды являлись преступной структурой, если и не достигшей масштаба преступлений ЧК – ОГПУ — НКВД, то вплотную приблизившейся к кровавому большевизму. Характер и масштаб преступлений нацизма, и в частности ведомства Гиммлера, окрашивают все, что связано с эпохой коричневого Рейха, в зловещие тона.

Эсэсовцы

Эсэсовцы

Эсэсовцы носили чёрную форму. Одной из главных эмблем Охранных отрядов была «Мертвая голова» (Totenkopf). Во многих первобытных племенах череп считался вместилищем души. Голову убитого врага не хоронили вместе с телом, а ставили на почетное место в жилище, объясняя это тем, что отныне она принята в семью и не должна никому в этом доме делать ничего плохого. Череп поверженного красили в яркие цвета, чтобы он не чувствовал себя «обиженным». Сходные обряды производились и над черепами умерших родственников. Важное значение в качестве воинского символа придавалось черепу в племенах майя, ацтеков, кельтов и скифов.

«Мертвая голова» была, пожалуй, единственной деталью униформы СС, которая присутствовала на протяжении всей истории организации (не считая, разумеется, общепартийной свастики). Когда первые эсэсовцы выбрали этот символ в качестве своей эмблемы, они совершенно не преследовали цель «напугать» или «устрашить» своих политических противников. Напротив, «Мертвая голова» считалась в тогдашней Германии исключительно положительным знаком. Как пишет английский военный историк Робин Лумсден, «немцы воспринимали мертвую голову, прежде всего, как историческую эмблему некоторых элитарных частей имперской Германии».

Кроме того, нельзя забывать, что «Мертвая», или «Адамова голова» — древнейший символ. Ник Уорвол отмечает: «Во многих древних культурах череп и кости как наиболее стойкая к разложению и наименее разрушаемая органическая ткань символизировали способность к телесному возрождению, жизненную энергию и силу духа». «Адамова голова» является важнейшим христианским символом, ее можно обнаружить на некоторых изображениях Креста, под самым Распятием, что обозначает попрание, преодоление смерти. «Адамова голова» использовалась и используется на одеяниях монахов-схимников.

В христианстве, согласно Священному Преданию, место для казни Спасителя промыслом Божьим было выбрано как раз там, где покоились останки праотца Адама. Кровь и вода, чудесным образом истекшие из ребер распятого Христа — «нового Адама», пролившись на череп и кости «ветхого Адама», чудесным образом омыли его от греха, что явилось символическим прообразом сошествия Сына Божьего в ад и победы над смертью. Икона Распятия представляет собой череп Адама у подножия Креста. В приделе Адама в храме Гроба Господня в Иерусалиме есть надпись: «Место черепа стало раем».

В 1740 г. во время церемонии похорон прусского короля Фридриха-Вильгельма I зал с телом почившего был задрапирован черными полотнищами с вышитыми на них серебряной тканью черепами. Черепа были немного повернуты вправо и не имели нижней челюсти. С тех пор «Мертвая голова», как и черный цвет униформы, стала принадлежностью прусской армейской элиты — эта эмблема (по мнению отечественного исследователя В. Акунова, означала «мистическое единство войны и смерти на поле битвы») украшала кивера и штандарты Королевских лейб-гусар. В 1809 г. 17-й гусарский полк и 3-й пехотный батальон 92-го пехотного полка также получили «Мертвую голову» в качестве почетной эмблемы (у названных частей череп был развернут анфас, а кости располагались под ним). «Черный легион» герцога Брауншвейгского, сражавшийся вплоть до 1815 г. с войсками Наполеона, также имел в качестве воинской эмблемы «мертвую голову».

По традиции, заимствованной СС от именитых предшественников — полка «Черных мертвоголовых гусар», спустя два века символика смерти легла в основу наименования 3-й танковой дивизии СС «Мертвая голова» (3. SS-Panzer-Division «Totenkopf»). Отечественный униформист П. Липатов утверждает, что в этом знаменитом соединении практиковалось сразу пять вариантов ношения «мертвой головы» (в том числе — на обеих петлицах).

В годы Первой мировой войны «Мертвая голова» отличала ударные части германской армии, в частности штурмовые батальоны, огнеметные роты и танковые батальоны. Огнеметчикам символ «Мертвой головы» в 1916 г. присвоил лично наследный принц, охарактеризовав эмблему как высший знак доблести, который «будет постоянно стимулировать дальнейшее повышение боевого духа, презирающего смерть». В качестве своих персональных эмблем «Мертвую голову» использовали и некоторые пилоты военно-воздушных сил (к примеру, ас Георг фон Хантельман).

Добровольческие корпуса Веймарской Германии — Фрайкоры, сражавшиеся против немецких большевиков (спартаковцев), также использовали череп с костями, что символизировало презрение к смерти и готовность идти в своей борьбе до конца. К слову, «Адамова голова» была также распространенным символом в ряде частей Русской армии в конце Первой мировой и во время Гражданской войны. Следует отметить отряды генерала Лавра Корнилова, «Женскую боевую команду смерти» Марии Бочкаревой, Западную добровольческую армию генерала князя Авалова (Бермондта), отряды Пунина, атамана Булак-Балаховича, анненковцев, дроздовцев, Сибирскую штурмовую бригаду полковника Пепеляева и другие.

Привлечение «Мертвой головы» в качестве символа СС в 1923 году легко объясняется тем, что большинство первых эсэсовцев состояло во Фрайкорах, носивших антибольшевистский, консервативный и антилиберальный характер. «Мертвая голова» образца 1934 г. в Германии выпускалась в разных вариантах: повернутой вправо, влево и анфас. Эту эмблему все члены СС носили на головных уборах. Кроме того, «Мертвой головой» украшались эсэсовские кольца, кинжалы, горжеты, флаги, штандарты, барабаны и трубы.

«Мертвая голова» должна была напоминать члену СС, что он должен быть готов в любой момент пожертвовать жизнью во благо своего народа. Череп с костями использовался не только в СС и танковых войсках рейха. «Мертвую голову» носили также 5-й кавалерийский и 7-й пехотный полки вермахта, а также 4-я авиагруппа специального назначения люфтваффе.

Необходимо отметить, что немцы всегда относились к униформе (равно как и ко всему военному) с невероятным пиететом, мало характерным для других европейских наций. Это, несомненно, одно из проявлений наиболее типичной «немецкой национальной черты» — едва ли не патологической страсти к порядку милитаристского образца.

Более того, исследователь нацистской форменной одежды Брайан Ли Девис констатирует: «Практически все население Германии было поделено на всевозможные военные и полувоенные формирования, каждое из которых имело свою символику, набор знаков различия, покрой и цвет униформы… Несмотря на исключительно сложную систему званий, должностей и уровней ответственности немцы весьма охотно согласились с введением формы и с удовольствием носили ее».

Первые национал-социалисты, как правило, носили либо мундиры, в которых они воевали в годы Первой мировой войны (или сражались во Фрайкорах), либо — обычную гражданскую одежду, дополненную нарукавной повязкой со свастикой. Традиция ношения нарукавных повязок в Германии восходит к временам Тридцатилетней войны (1618-1648), когда солдаты одного полка носили повязки одного цвета (собственно единая форма для немецких военнослужащих была введена только в конце XVII века по примеру французской армии). Члены непосредственных предшественников Охранных отрядов — «Штабной стражи» и Ударного отряда «Адольф Гитлер» отличались от штурмовиков и прочих соратников партии «Мертвой головой» на головном уборе.

В конце 1924 г. нацисты закупили крупную партию коричневых рубах. Они-то и стали отличительной особенностью членов движения в последующие годы. Когда в апреле 1925 г. были сформированы Охранные отряды, эсэсовцы также получили коричневые рубахи. Чтобы отличить СС от СА, члены нового подразделения стали носить не коричневые, а черные головные уборы, брюки и галстуки. Еще одним отличием стала черная кайма на повязке со свастикой. В конце 1931 г. Охранные отряды получили изготовленные фирмой Оверхоффа пряжки ремня, украшенные девизом «Моя честь зовется верность» («Meine Ehre heisst Treue»). До 1945 года дизайн этих пряжек (существовали солдатская и офицерская разновидности) не менялся.

В мае 1933 г. в СС было введено ношение погона на правом плече. Погон определял не звание (которое указывалось на петлице), а принадлежность к той или иной иерархической группе (рядовой, унтер-офицер, офицер и т.д.). Собственно черная униформа (китель, брюки, фуражка) появилась в Охранных отрядах непосредственно перед приходом нацистов к власти. Специфическими особенностями кителя был отложной воротник (в рейхсвере и вермахте он был глухим), накладные верхние и прорезные нижние карманы. Под китель надевалась все та же коричневая рубаха с черным галстуком. По торжественным случаям полагалось ношение белой сорочки.

С 1936 г. офицеры получили черный смокинг для неформальных вечерних мероприятий, а в 1939 г. — белый летний вариант повседневной униформы (ее полагалось носить с 1 апреля по 30 сентября). Черная форма подчеркивала элитарность Ордена Гиммлера. Как отмечает Хайнц Хене, «люди из СС носили излюбленную немцами шикарную форму: ее черный цвет искоренял плебейский коричневый… Вся их внешность должна была демонстрировать принадлежность к элите, гвардии строгих пуритан, радеющих о благе государства, и выражать беспрекословное послушание и готовность к выполнению любых приказов фюрера».

Кинжалы были ведены 15 декабря 1933 г. На черной рукоятке помещался металлический орел со свастикой, а на лезвии был выгравирован девиз СС. Ножны изготовлялись из сине-черной анодированной стали. Кинжалы СС действительно выдавали только 9 ноября (в годовщину «Пивного путча») на торжественной церемонии производства кандидатов в члены СС. После «Ночи длинных ножей» 1934 г. Гиммлер подарил 200 кинжалов с надписью «В знак сердечной дружбы, Г. Гиммлер» («In herzlicher Kameradschaft, Н. Himmler») непосредственным участникам расправы над оппозиционной верхушкой СА.

Избранным офицерам и выпускникам офицерских школ рейхсфюрер вручал также парадные сабли для ношения в особо торжественных случаях. При награждении этим оружием Гиммлер произносил следующую фразу: «Я вручаю вам саблю СС. Никогда не обнажайте ее без необходимости. Никогда не вкладывайте ее в ножны без славы!»

Статусом личного подарка рейхсфюрера обладало и серебряное кольцо с «Мертвой головой» (Totenkopfring der SS).

Первое время кольцо считалось едва ли не высшей наградой СС и отмечало личные достижения владельца, а также его преданность службе. Изначально кольца вручались в основном ветеранам Охранных отрядов, но уже к 1939 г. любой добросовестный офицер, прослуживший в СС три года, стал получать его автоматически. Кольцо с «Мертвой головой» носилось только на безымянном пальце левой руки. Вручение колец было приурочено к памятным датам: 30 января, 20 апреля, 9 ноября и т.д. При увольнении из СС владелец должен был сдать свое кольцо. Кольца погибших эсэсовцев хранились в «орденском замке» Вевельсбурге. Выпуск и выдача колец были прекращены в октябре 1944 г. К этому моменту было вручено 14 500 колец.

В рамках организации Охранных отрядов были созданы не только части усиления СС (SS-Verfugungstruppe), составившие костяк войсковых соединений Гиммлера, но и формирования, предназначенные для решения широкого круга задач, в том числе для проведения карательных акций в тылу немецкой армии. Организация этих формирований началась в период аншлюса Австрии и закончилась перед вторжением в СССР.

Основой для этих частей послужили штандарты СС «Мертвая голова» (SS-Totenkopf-Standarten), охранявшие концентрационные лагеря. По секретному приказу Гитлера от 17 августа 1939 г., части «Мертвая голова» (SS-Totenkopfverbande) в случае мобилизации переводились в войска СС. Этот приказ позволил шефу СС отправить на войну в Польшу первые три полка охранников («Верхнюю Баварию», «Бранденбург» и «Тюрингию») и расширить свои боевые формирования.

Незадолго до нападения на Советский Союз Гиммлер отдал приказ о создании на базе штандартов «Мертвая голова» мобильных соединений СС, в том числе и 1-й мотопехотной бригады СС. Целесообразность их создания обосновывалась тем, чтобы помочь оперативным группам полиции безопасности и СД при выполнении «специального задания», порученного рейхсфюреру СС на основании Инструкции об особых областях к директиве № 21 (план «Барбаросса»). Гиммлер поручил своим подчинённым, высшим фюрерам СС и полиции, «особо важную задачу» — уничтожение всех «враждебных элементов», в первую очередь евреев, политкомиссаров, сотрудников НКВД, наиболее фанатичных офицеров РККА и партизан.

Прибыв на оккупированную территорию Украины, части 1-й мотопехотной бригады СС под командованием бригаденфюрера СС Рихарда Германа сразу были задействованы в крупной акции по чистке лесных массивов севернее Шепетовки, где еще оказывали сопротивление бойцы советской 124-й стрелковой дивизии. Эта операция проводилась по просьбе командующего 6-й армией генерал-фельдмаршала Вальтера фон Рейхенау. Операция 1-й бригады СС проходила с 28 по 30 июля 1941 г. В течение двух дней, 28 и 29 июля, «за поддержку большевистской системы» и партизан части бригады расстреляли около 800 евреев в возрасте 16-60 лет.

С 3 по 9 августа 1-я бригада СС уничтожила 2212 человек. Эти данные были направлены в Командный штаб рейхсфюрера СС. Гиммлер остался недоволен тем, как действуют подчиненные Германа. Причина недовольства была в том, что в это же время в Южной Белоруссии проводилась операция «Припятские болота», и 1-я кавалерийская бригада СС, принимавшая в ней участие, уничтожила с 1 по 10 августа 10 844 «грабителя и солдата в штатском».

10-й полк СС с 10 по 15 августа проводил «специальные мероприятия» юго-западнее Коростеня (район Ушомира). Эсэсовцы вступили в бой с советскими частями, оказавшимися в окружении. В ходе боя полк понес первые значительные потери — 41 человек убитыми и 49 ранеными (потери противника — 200 убиты, 862 попали в плен). В качестве возмездия за ожесточенное советское сопротивление были расстреляны 72 еврея.

За время своего существования 1-я моторизованная бригада СС не раз доказывала, что в ее частях служат люди, способные выполнять задачи, главным образом карательного характера. Поэтому соединение завоевало самую «зловещую репутацию на Восточном фронте». Только с июля по ноябрь 1941 г. 1-я моторизованная бригада СС расстреляла свыше 20 тыс. евреев.

Путь соединения был отмечен многочисленными преступлениями против гражданского населения оккупированных областей СССР, что, впрочем, неудивительно, поскольку первоначальный костяк пехотных полков бригады составлял бывший персонал из батальонов охраны концлагерей «Мертвая голова». Контингент этих батальонов прошел суровую подготовку под руководством Теодора Эйке, создавшего тюремную империю СС, поэтому ни о каком гуманном отношении к гражданскому населению, и тем более к вооруженному противнику, не могло быть и речи.

По мнению немецкого командования бригада умела быстро переключаться с одного вида боевых действий на другой, чем могло похвастаться не каждое соединение войск СС. Конечно, подобного рода «универсальность» бригады часто оценивалась скептически, так как акции против партизан неизменно сопровождались истреблением местного населения, в первую очередь евреев, что не всегда вызывало энтузиазм даже у самих эсэсовцев.

Статья написана с использованием материалов книги «Тайны СС. «Черный орден» Гитлера: сборник», М., «Яуза-пресс», 2010 г.