В августе 1903 года на самом восточном краю России — Тихом океане — вступил в строй 1-й Тихоокеанской эскадры новый корабль русского военно-морского флота. Он был заложен в 1900-м на петербургском Невском заводе под названием «Кулик», но в строй вошел под другим именем — «Стерегущий». Это был небольшой четырехтрубный миноносец (по терминологии тех лет — «истребитель») водоизмещением 259 тонн, вооруженный одной 75-миллиметровой пушкой и тремя 47-миллиметровыми орудиями, а также двумя торпедными аппаратами.

Экипаж «Стерегущего» насчитывал 4 офицеров (помимо командира, минный офицер лейтенант Николай Семенович Головизнин 2-й, вахтенный начальник мичман Константин Владимирович Кудревич и судовой механик младший инженер-механик Владимир Спиридонович Анастасов) и 48 нижних чинов. 19 января 1904 г. командиром нового миноносца стал уроженец Курска Александр Семенович Сергеев 2-й.

Родился он 18 сентября 1863 г. В сентябре 1880 г. поступил в морское училище, через четыре года был произведен в мичманы с зачислением в 4-й флотский экипаж. Служил Сергеев А.С. на канонерских лодках «Вихрь» и «Мина», затем на эскадренных броненосцах «Император Николай I» и «Севастополь». В 1895 г. получил перевод в 15-й флотский экипаж и с этого времени связал служебную судьбу с миноносными кораблями. До «Стерегущего» Сергеев успел покомандовать семью миноносками. 1 января 1892 г. офицер был произведен в лейтенанты, в 1895-м получил орден Святого Станислава III степени, в 1898-м — Святой Анны III степени.

Привожу отрывок из рапорта государю генерал-адъютанта, адмирала Е. Алексеева от 11 апреля 1904 г. «До 26 февраля неприятель бездействовал. 25 февраля вечером, согласно донесению Командующего флотом, эскадренные миноносцы: «Решительный» — командир капитан 2-го ранга Боссе и «Стерегущий» — под командою лейтенанта Сергеева вышли на разведку к острову Торнтон, а в случае встречи с неприятелем — для его атаки.

Дойдя до бухты Талиенван, заметили в темноте неприятельский крейсер, который и решили атаковать, но так как из дымовой трубы при увеличении хода выбросило пламя, то группа неприятельских миноносцев, бывшая поблизости, осветила наши миноносцы и затем направилась обходом, чтобы оттеснить их от берега.

Удачным, по взаимному соглашению командиров, обходом в море на юг нашим миноносцам удалось избежать обхода неприятелем, причем, однако, «Стерегущий» неоднократно отставал от «Решительного», что заставляло последний несколько раз возвращаться к нему или уменьшать ход. С рассветом, подходя к Порт-Артуру с юга, оба миноносца были замечены четырьмя японскими миноносцами и двумя крейсерами».

Четыре новейших японских миноносцев — «Акебоно», «Иказучи», «Иназума» и «Сазанами» были значительно лучше вооружены (в целом 24 орудия против 8 русских пушек) и обладали большим превосходством в скорости — 31 узел против 26 узлов у русских. Тем не менее, верные долгу моряки смело вступили в схватку с врагом, надеясь прорваться на свою базу.

«Командир миноносца «Решительный» повернул прямо на неприятеля, имея в кильватере в 2-3 кабельтовах миноносец «Стерегущий». Сблизившись до 7 кабельтовов, японские суда открыли огонь и в 4 кабельтовах пошли параллельным курсом; бой начался. Один из крупных снарядов попал в угольную носовую яму «Решительного», где разорвался и осколками повредил паровые трубы носового котла и сделал еще другие повреждения, тяжело ранив двух человек машинной прислуги.

Миноносец "Стерегущий" в походе

Миноносец "Стерегущий" в походе

Несмотря на контузию головы с разрывом барабанной перепонки, капитан 2-го ранга Боссе — командир «Решительного» — продолжал вести миноносец. Ход миноносца не уменьшался, благодаря своевременно производимым исправлениям в машине и паровых трубах инженером-механиком Кисляковым, который с полным хладнокровием успевал с ними справиться, ободряя своим примером машинную команду, работавшую до потери сознания в запертых помещениях машин и котлов».

«Решительный» поразил «Акебоно» и «Сазанами» и, развив большую скорость, оторвался от преследования. Вся мощь неприятельского огня обрушилась на «Стерегущий», шедший вторым. «Японцы» во время погони настолько сблизились с нашим миноносцем, что вражеские морпехи, находившиеся на палубе «Акебоно», открыли огонь из винтовок, а один не в меру ретивый унтер даже перепрыгнул на палубу «Стерегущего» и бросился с моряками врукопашную (его порыв был быстро укрощен — непрошеного гостя выкинули за борт).

В первые же минуты боя «Стерегущий» получил множество тяжелых повреждений. Лейтенант Сергеев был тяжело ранен, но не покинул мостика, продолжая руководить сражением. Когда квартирмейстер Иван Бухарев доложил Сергееву о выходе из строя машины миноносца, Сергеев произнес только: «Истребитель не должен попасть в руки врага!» Это были последние слова умирающего лейтенанта…

Миноносец "Стерегущий"

Миноносец "Стерегущий"

«В начале боя было замечено отставание миноносца «Стерегущий», почему «Решительный» уменьшал свой ход, затем стало заметно, что на «Стерегущем», судя по массе пара, окутавшего его, — случилось повреждение паровых труб или котлов, и он сразу остановился, а неприятель в числе двух миноносцев и крейсера окружил его со всех сторон. Повернуть на помощь, ввиду несоразмерных сил и порчи паровой трубы, командир «Решительного» не признал возможным и, продолжая идти вперед, прорвался в Порт-Артур, так как выстрелы 75 мм орудия «Решительного» заставили один японский миноносец повернуть обратно, а остальные понемногу отстали.

За засвидетельствованное командиром мужество и храбрость, выказанные командой миноносца «Решительный», Командующий флотом, в силу Высочайше предоставленного ему права, наградил на нем 10 человек команды знаками отличия Военного Ордена. Ввиду же особого ходатайства о мужестве, хладнокровии и распорядительности при личном руководстве и исправлении поврежденной машины, благодаря чему миноносец мог держать полный ход, — лично наградил инженер-механика Кислякова орденом Св. Владимира 4-й степени с мечами и бантом.

К утру к Артуру приблизилась японская эскадра и подать помощь «Стерегущему» не было возможности, хотя Командующий флотом лично сам вышел на рейд на «Новике», — так как миноносец окружили японские крейсера. С сигнальной станции Золотой горы видно было, как миноносец сначала отстреливался при подходе к нему японских миноносцев и затем затонул.

Подошедшая эскадра, из-за Ляотешана с расстояния до 12 верст, начала в 8 часов утра бомбардировку внутреннего рейда, стоявших судов и города и кончила стрельбу в 2 час. дня, выпустив свыше 200 12-дюймовых снарядов, причем было убито 5 и ранено 19 человек. Особых повреждений на судах не было, хотя один снаряд попал в «Севастополь», а другой в «Ретвизан». Неприятель вскоре удалился.

Наши батареи по скрытому за Ляотешаном неприятелю не стреляли. В заключение считаю долгом донести Вашему Императорскому Величеству, что, рассмотрев действия командира эскадренного миноносца «Решительный», я не могу ему поставить в упрек, что он не повернул на помощь «Стерегущему». Силы были слишком неравные и, как ни велика была потеря «Стерегущего», но, действуя иначе, мы могли, вместо одного, лишиться двух миноносцев. Оказать помощь с «Новиком» не мог и Командующий флотом, так как тонувший миноносец окружал отряд крейсеров и миноносцев. Решение при встрече и начале боя с неприятелем — идти на него, а не вдоль берега — хотя и не вполне благоразумное, но отважное и не может также служить обвинением…»

Подвиг моряков миноносца «Стерегущий»

В Петербурге стоит памятник с короткой надписью «Стерегущий». Два матроса в напряжении поворачивают маховик, открывая кингстоны на израненном миноносце. Потоки воды уже ворвались в отсек, клокочут у ног героев. В бронзе этого изваяния запечатлен подвиг моряков русского миноносца «Стерегущий», пошедших на смерть ради славы родного флота.

26 февраля 1904 года под Порт-Артуром произошел морской бой, ставший выдающимся примером героизма русских моряков. На рассвете возвращавшимся из разведки миноносцам «Решительный» и «Стерегущий» внезапно преградил путь второй отряд дежуривших на подходе к крепости японских истребителей. Четыре корабля — «Усугумо», «Синономе», «Сазанами» и «Акебоно» — легли на параллельный курс и немедленно открыли огонь.

Подвиг миноносца "Стерегущий", худ. Г. Филипович

Подвиг миноносца "Стерегущий", худ. Г. Филипович

«Решительному», находившемуся несколько впереди неприятеля, удалось оторваться от преследования; «Стерегущий» же оказался отрезанным. Однако, несмотря на подавляющее огневое превосходство противника, русский корабль принял неравный бой и в течение часа — один против четырех — вел артиллерийскую дуэль до последней возможности.

Русские моряки дрались ожесточенно, храбро, умело. Японцам удалось подбить артиллерию «Стерегущего», повредить на нем котлы, машину и рулевое управление. Смертельным дождем осколков были исковерканы палуба и надстройки. Предложение японцев сдаться осталось без ответа. Несмотря на отчаянность положения, люди не теряли стойкости духа. Когда перестало стучать стальное корабельное сердце, моряки «Стерегущего» гвоздями прибили к гафелю изрешеченное корабельное знамя и сражались до последнего снаряда.

Памятник в Петербурге героическим морякам миноносца "Стерегущий"

Памятник в Петербурге героическим морякам миноносца "Стерегущий"

Отважно вел себя в бою командир «Стерегущего» лейтенант Сергеев А.С. Тяжело раненный, он продолжал командовать кораблем, подавая подчиненным пример безупречного выполнения воинского долга. Минный квартирмейстер Юрьев Ф.Д. оказал раненому командиру помощь. «…Я отнес его на машинный люк, — писал впоследствии Юрьев, — сделал перевязку его перебитой ноге как-либо, лишь бы кровь не шла». Но вскоре осколками рвавшихся на палубе снарядов лейтенант Сергеев был убит.

Храбро дрался с врагом мичман Кудревич К.В. Оставшийся в живых кочегар «Стерегущего» Осинин А.А. рассказал, что после гибели прислуги правого носового орудия Кудревич встал к пушке и вел из нее меткий огонь по японским кораблям до тех пор, пока не погиб от разрыва вражеского снаряда.

Мысль о воинском долге, стремление до конца выполнить его не покидали даже тяжело раненных матросов «Стерегущего». «Смертельно раненный сигнальщик Кружков, — пишет кочегар Осинин, — лежал около сигнального ящика. Увидев меня, он подозвал к себе и сказал, чтобы я порвал сигнальные книги, что мною и было исполнено. Я порвал и завернул их в сигнальные флаги, привязал тяжелое железо и выбросил за борт».

Лишь когда под градом снарядов погибли все офицеры миноносца — его командир Сергеев А.С., инженер-механик Анастасов В.С., лейтенант Головизнин В.С., мичман Кудревич К.В., 43 из 49 человек команды, а сам миноносец получил тяжелейшие повреждения, японцы приблизились к «Стерегущему» и высадились на его палубу. «Положение миноносца было настолько ужасное, что не поддается описанию» — такое впечатление произвел изрешеченный и обгоревший корабль на мичмана X. Ямадзахи, первым вступившего на его борт.

В последние минуты боя умирающий машинный квартирмейстер Бухаров, узнав от матросов Новикова и Осинина, что к «Стерегущему» подходит японская шлюпка, спросил: «Открыли ли кингстоны?» Новиков ответил, что нет. Тогда Бухаров стал требовать, чтобы Новиков скорее открыл кингстоны. Матрос Василий Новиков спустился вниз и открыл кингстоны. «После чего пошла сильная вода, — пишет Осинин, — а мы стали ожидать с чистой совестью смерти, так как что могли, сделали».

После двух часов беспримерного боя беспомощный, окутанный паром и дымом «Стерегущий», потерявший почти всех офицеров убитыми, остался один. Надстройки корабля были разрушены губительным артогнем противника. Все орудия были выведены из строя. Но когда японские морские пехотинцы высадились на палубу мертвого корабля, по ним открыли огонь из «винчестера» засевшие в кают-компании израненные матросы. Сдаваться они отказались, и сломить их сопротивление японцам удалось, только когда они разобрали палубу корабля…

Попытка японцев буксировать «Стерегущий» не увенчалась успехом: в корпус быстро поступала вода, корабль погружался. По сохранившимся воспоминаниям, задраившиеся в машинном отделении квартирмейстер Иван Бухарев и кочегар Василий Новиков, помня последний приказ лейтенанта Сергеева, открыли кингстоны… В 9 час. 20 мин. «Стерегущий» затонул в 7 милях от мыса Аяотешан… Стойкость русских моряков поразила даже неприятеля.

Когда четверых спасенных со «Стерегущего» матросов японцы доставили в порт Сасебо, их ждало письмо от имени морского министра адмирала Ямамото: «Вы, господа, сражались храбро за свое Отечество — и защищали его прекрасно. Вы исполнили свой долг как моряки. Я искренно хвалю вас, вы — молодцы!» (С. Балакин «Морские сражения русско-японской войны 1904-1905 . Морская коллекция», 2004, № 2, с. 34-35.)

26 апреля 1911 г. в Петербурге в присутствии императора Николая II был открыт величественный и одновременно трогательный памятник «Стерегущему». Еще один памятник миноносцу был воздвигнут… в Японии. На нем сделана надпись: «Тем, кто больше жизни чтил Родину».

Еще раньше, в 1908-м, в составе русской Сибирской флотилии появились корабли, названные в честь героев сражения — «Лейтенант Сергеев» и «Инженер-механик Анастасов». А само название «Стерегущий» стало в русском и советском флоте почетным и «наследственным» — его носили эсминцы (1906, 1939) и большой противолодочный корабль (1966). В феврале 2008 г. вступил в строй корвет «Стерегущий», ставший головным в новой серии боевых кораблей ВМФ России.

Именем командира «Стерегущего» лейтенанта Сергеева А.С. названы улица и две школы в Курске. На фронтоне храма, где крестили будущего героя, размещена мемориальная доска. А в русском народе по сей день живет старинная песня:
Помилуй нас, Бог Всемогущий,
И нашей молитве внемли.
Так истребитель погиб «Стерегущий»
Вдали от родимой земли…

При написании статьи использованы материалы книги «О войне, любви и вере: Переписка мичмана князя Алексанлра Щербатова со своей невестой княжной Софьей Васильчиковой 1904-1905 гг.», сост. Е.А. Федоров и др., М., Православный Свято-Тихоновский Гуманитарный Университет, 2008 г., с. 458-463.