Бои за Харьков носи­ли в значительной степени характер сражения за объект политического значения. Конец первой декады февраля оборонявшие Харьков немецкие войска встретили в состоянии глубокого кризиса. Белго­род пал, защищавшая город 168-я пехотная дивизия была рассеяна и не могла сдержать наступления 40-й армии Москаленко К.С. на Харьков с севера. Позиции дивизии «Великая Германия» в связи с отходом остатков 168-й дивизии на запад потеряли и без того весьма шаткое равновесие. С юга в обход города продвигался никем не сдерживаемый 6-й гвардейский кавалерийский корпус.

Ланц решил сокра­тить фронт армейской группы и всеми силами удерживать Харьков. Первым шагом в этом направлении был отказ от контрнаступления с выступа в районе Великого Бурлука. Вместо этого частям «Дас Райха» было приказано отходить на западный берег Северского Донца. Первым должен был отойти полк «Дойчланд», прикрываемый предназначав­шимся для контрнаступления «Дер Фюрером». Одновре­менно с примыкавшими к его правому флангу эсэсовца­ми отходила назад «Великая Германия».

Ланц планировал перегруппировать свои соединения для обеспечения прочной обороны Харькова с востока и северо-востока и создания подвижной группы для контрудара по прорвавшемуся в обход Харькова 6-му гвардейскому кавалерийскому корпусу. Угроза с севера пока была признана менее опасной, чем глубокое продвижение 6-го кавалерийского корпуса. Поэтому все внимание немецкого командования было направлено на контрудар южнее Харькова.

Ланц собрал в кулак наиболее сильные подвижные части, прикрывая их с фронта завесой, способной лишь на подвижную оборону. Сосредоточение частей для контрудара продолжилось в ночь с10 на 11 февраля. По иронии судьбы 40-я армия Москаленко К.С. нацеливалась на Мерефу, в которой на момент начала наступления армии на Харьков происходил сбор частей Дитриха (из группы Ланца). В целом после захвата Белгорода 40-я армия начала классический маневр на окружение.

Харьков снова наш! Советские солдаты на площади Дзержинского в Харькове, февраль 1943 г.

Харьков снова наш! Советские солдаты на площади Дзержинского в Харькове, февраль 1943 г.

Войска армии наступали с севера на Харьков и одновре­менно обходили его с северо-запада и запада. Первую из этих задач Москаленко К.С. выполнял силами своей основной ударной группировки, вторую — наступлени­ем 107-й стрелковой дивизии на Грайворон и 309-й — на Богодухов. Последние две дивизии, по существу, обра­зовывали внешний фронт намечающегося окружения не­мецких войск в районе Харькова.

К югу и юго-востоку от Харькова войска 3-й танковой армии получили задачу за­хвата исходных позиций для штурма города. 11 февраля соединения 3-й танковой армии вели бои на восточных подступах к городу. На 12 фев­раля Рыбалко П.С. ставил своим соединениям задачи по захвату Харькова и недопущению отхода оборонявших его частей и соединений. 6-й гвардейский кавалерийский кор­пус получил задачу образовать заслон к западу от города с перехватом дорог, ведущих из Харькова на запад и юго-запад. Очистить город от немецких войск и занять оборону в 15-50 км к западу от него планировалось уже к 13 фев­раля.

Наиболее значительный бой к востоку от Харькова про­изошел в районе Рогани, небольшого населенного пункта на шоссе из Харькова в только что занятый армией Ры­балко П.С. город Чугуев.  В результате немецкие части, оборонявшие Рогань, 12 февраля отошли на высоты к северу от него. В это время 12-й танковый корпус и 62-я гвардейская стрелковая дивизия обходили Харьков с юга и ударили по левому флангу немецкой ударной группировки.

Эсэсовцы пытались разгромить кавалерийский корпус Соколова С.В. южнее Харькова, но активизировалось наступление 40-й армии Москаленко К.С. севернее города. 12 февраля в бой вступил 4-й танковый корпус генерала Кравченко. К тому времени он был преобразован в 5-й гвардейский танковый корпус за успехи в боях в районе Сталинграда и под Воронежем. Ввод в бой танкового корпуса значительно ускорил наступление 40-й армии, и уже 13 февраля 340-я стрелковая дивизия вышла в предме­стья Харькова. «Великая Германия» к тому моменту обо­ронялась уже строго фронтом на север.

В обширную брешь между 168-й пе­хотной дивизией и «Великой Германией» вскоре ворвался корпус генерала Кравченко и быстро достиг района Ольшан, к севе­ро-западу от Харькова. Наименее успешно в этот период действовала 69-я ар­мия Казакова М.И. Противостоящие 69-й армии силы немецких войск были одним из самых слабых звеньев обороны. С востока и северо-востока город оборонял полк «Дойч­ланд» дивизии «Дас Райх» и ее вспомогательные части, в частности разведывательный батальон. Однако 69-ю армию преследовали проблемы со снабжением, которые в значительной степени снижали ее наступательные воз­можности.

320-й немецкой пехотной дивизии удалось выйти из окружения, но в короткий про­межуток времени она понесла большие потери. Только с 9 по 14 февраля трофеями 6-й армии стали 15 орудий, 500 под­вод, 35 тыс. патронов, 12 тыс. снарядов, 5000 винтовок, 800 автоматов и другое вооружение. 298-я немецкая пехотная ди­визия, для деблокирования которой боевой группы просто не нашлось, была полностью уничтожена, и в расположе­ние корпуса Хауссера вышли лишь отдельные мелкие груп­пы избежавших плена и гибели частей дивизии.

По­терпев неудачу в первой попытке контрудара по обошед­шему Харьков советскому кавалерийскому корпусу, Ланц не отказался от мысли нанести ему поражение или хотя бы ликвидиро­вать угрозу обхода правого фланга армейской группы. Разумеется, сильные контрудары не могли не повли­ять на действия кавалерии. Продвижение кавалерийского корпуса было остановлено, и он сосредоточился в районе Новой Водолаги. 13 февраля после нескольких атак немцы добились долгожданного успеха, и кавале­рийский корпус наконец отступил из района Новой Водо­лаги и Борки. Корпус форсировал Удай с севера на юг и занял новые оборонительные позиции.

В 5.00 следующего дня сражение продолжилось. Немцы наступали четырьмя боевы­ми группами различной численности. Однако в Береке немецкое наступление было вновь останов­лено. Окопавшиеся вокруг города наши бойцы успешно отразили все атаки. Наступавшие гренадеры понесли существенные по­тери, не добившись сколь-нибудь заметного успеха. К 14 февраля передовые отряды 5-го гвардейского танкового корпуса уже достигли района Люботина и Богодухова, глубоко обойдя сам город Харьков.

С полуночи 14 февраля армейская группа Ланца пере­шла из подчинения группы армий «Б» в управление груп­пы армий «Юг» Э. фон Манштейна. Создалась возможность организовать единое управление операциями в решающий момент на главном участке. Манштейн получил в свои руки инструмент, которым ему удалось из­менить обстановку на фронте в свою пользу.

Получив приказ удерживать Харьков при любых обстоятельствах, Ланц в 8.00 утра 14 февраля вылетел в Мерефу, в штаб корпуса Хауссера, для обсуждения дальнейших действий. У коман­дующего армейской группой, ответственной за оборону Харькова, не было никаких иллюзий относительно возмож­ностей подчиненных ему войск закрыть огромную брешь, зиявшую к северо-запада от города. Закрыть этот разрыв фронта могли только свежие соединения или крупные ре­зервы, которых в распоряжении Ланца просто не было.

По замыслу немецкого командования прибыва­ющая дивизия СС — «Тотенкопф» должна была быть использована для унич­тожения советских войск, действующих к западу от Харь­кова. Одновременно, будучи реалистом, Манштейн отдал приказ о перемещении штаба армейской группы Ланца из Харькова в Полтаву. Приказы Гитлера об удержании города были понятны, но в самом городе штаб армейской груп­пы подвергался большим опасностям.

После полудня 14 февраля обстановку можно было на­звать критической. В 15.30 командир дивизии «Дас Райх» Валь отправил Хауссеру донесение, в котором сообщал, что его резервы исчерпаны и удерживать фронт к востоку от города дивизия не в состоянии. После доклада о положении частей дивизии Валь в своем донесении фактически ставил ультиматум. Он ут­верждал, что, если до наступления ночи дивизии не будет отдан приказ на отход, оборонявшиеся на восточной окра­ине города части будут потеряны.

14 февраля. Хауссер так же беза­пелляционно, как его командир, ставил Ланцу ультиматум: если до 16.30 не будет получен приказ об отходе из штаба армейской группы, этот приказ будет выпущен им самим. Ответ был столь же безапелляционным: Хауссеру напоми­нали о предыдущих директивах Манштейна на удержание города в любых обстоятельствах. Хауссеру также указыва­ли, что отход «Дас Райха» приведет к повисанию в воздухе правого фланга «Великой Германии». О том, что «Великая Германия» уже потеряла локтевую связь с соседом слева и сама откатывалась назад, при этом умалчивалось.

Остановить начавшийся отход было уже почти невозможно. Несмотря на приказ об удержании Харькова «до последнего человека» части кор­пуса Хауссера уходили из Харькова по заснеженным ули­цам города в темноте февральской ночи. Однако в ночь с 14 на 15 февраля и в последующее утро обмен приказами и донесениями продолжился. На этот раз в нем принял участие штаб группы армий «Юг». Манштейн по радио напомнил Ланцу о приказе Гитлера удерживать Харьков при любых обстоятельствах. Ланц указывал на отсутствие резервов и недостаток танков, он ут­верждал, что удержание существующих позиций приведет к большим потерям при негарантированном результате, то есть удержании Харькова.

Гитлер продолжал настаивать на удержании Харькова. Хауссер не был склонен участвовать в новом «Сталинграде». В 13.00 15 февраля он приказывает своему начальнику штаба готовить приказы на отход из города. В 13.05 Хауссер информиро­вал штаб армейской группы Ланца, что подчиненные ему войска получили приказ на отход. Сам Хауссер в этот мо­мент находился в Харькове, чтобы своими глазами видеть происходящее. Уже в 15.00 начался отход «Дойчланда» из Харькова.

Это может показаться весьма странным, но пока на улицах Харькова шли тяжелейшие бои, значительная часть «Дас Райха» продолжала вести бои против 6-го гвардей­ского кавалерийского корпуса к югу от города. Танкогренадерский полк «Дер Фюрер» и мотоциклетный бата­льон участвовали в атаке на Береку с целью завершения окружения частей корпуса Соколова С.В. Сковав значительные силы немцев к югу от города, наши ка­валеристы открыли путь на улицы Харькова войскам 40-й армии.

К 17 часам 15 февраля войска 40-й армии очи­стили от противника юго-западную, западную и северо-­западную части города. С востока и юго-востока в Харь­ков входили части 62-й гвардейской стрелковой и 160-й стрелковой дивизий 3-й танковой армии. Однако вскоре немцы начали подготовку к новому наступлению на Харьков, Гитлер не мог примириться с потерей города и требовал его вернуть.

Поскольку бои в районе Харькова носили маневренный характер и не переходили в уличные поединки за каждый дом, потери 3-й танковой армии были сравнительно не­большими. Согласно отчету оперативного отдела штаба армии о боевых действиях в феврале-марте 1943 г. «в ре­зультате боев за Харьков армия потеряла убитыми, ране­ными и пропавшими без вести 11 489 человек» (Москаленко К.С. «На на юго-западном направлении. 1941-1943 . Воспоминания командарма», кн. 1, М., «Наука», 1973 г., с. 425).

Статья написана с использованием материалов книги А. Исаев «Освобождение 1943″, М., «Яуза», «Эксмо», 2013 г., с. 52-89.