25 декабря 1826 года по старому стилю, в день, ставший в Российской империи со времён Отечественной войны 1812 года ежегодным праздником избавления Церкви и Державы Российской от наполеоновского нашествия, в Зимнем дворце была открыта Военная галерея. На её стенах было размещено огромное число портретов генералов, принимавших участие в Отечественной войне и Заграничных походах русской армии.

В настоящее время в галерее находится 329 поясных портретов генералов, участвовавших в войне 1812-1814 гг., четыре портрета в полный рост (фельдмаршалов Голенищева-Кутузова, Барклая де Толли, великого князя Константина Павловича и английского герцога Веллингтона) и три конных портрета (Александра I, австрийского императора Франца I и прусского короля Фридриха-Вильгельма III), а также портреты чинов роты дворцовых гренадер и две батальные картины Петера Хесса.

13 генеральских портретов так и не были написаны, и их место в галерее занимают пустые рамы с табличками, затянутые зелёной тканью. Большую часть портретов написал в 1819-1829 годах английский художник Джордж Доу (1781-1829). Подобное собрание портретов, связанных одним событием и сосредоточенных в одном месте, является уникальным и не имеет аналогов в мире. Военная галерея была создана по проекту архитектора Карла Росси на месте существовавших ранее нескольких небольших комнат в середине парадной части Зимнего дворца между Белым (позже Гербовым) и Большим тронным (Георгиевским) залами, рядом с дворцовым собором.

Интерьеры Военной галереи Зимнего дворца 1812 года, худ. Чернецов Г.Г.

Интерьеры Военной галереи Зимнего дворца 1812 года, худ. Чернецов Г.Г.

Пожар, бушевавший в декабре 1837 года более трёх суток в Зимнем дворце, уничтожил всё внутреннее убранство многих залов, в том числе и Военной галереи. Однако ни один генеральский портрет не пострадал: они были вынесены из огня гвардейскими солдатами. В 1838-1839 годах галерея была заново отделана по чертежам архитектора Василия Стасова. На картине Григория Григорьевича Чернецова (1802-1865), хранящейся в фондах Государственного Эрмитажа, мы видим еще допожарное изображение Военной галереи.

На картине мы видим двух офицеров, одного в парадной форме, другого в вицмундире, барабанщика и двух гренадер в парадной форме, одного гренадера в сюртуке и унтер-офицера в вицмундире. Парадная форма с медвежьими шапками носилась только при оружии в строю и в караулах, а вне строя гренадеры должны были быть без оружия, в сюртуках и фуражках. Во время дежурства по залам гренадерам не полагались и головные уборы. Офицеры и унтер-офицеры роты вне строя носили вицмундиры со шляпами.

Интерьеры Зимнего дворца. Военная галерея 1812 года, худ. Э. П. Гау, 1862 г.

Интерьеры Зимнего дворца. Военная галерея 1812 года, худ. Э. П. Гау, 1862 г.

Чернецов в 1827 г. закончил обучение в Академии художеств, получив за картину «Вид Военной галереи в Зимнем дворце», ставшую его «дипломной работой», большую золотую медаль и звание художника XIV класса. Этот факт, вероятно, и послужил отправной точкой для датировки картины 1827 годом, хотя картина была закончена автором в 1829 г.

Кого же изобразил Чернецов на своих картинах? Судя по двум звёздочкам, введённым 1 января 1827 года, на эполетах ближнего к зрителю офицера, на картине изображён подпоручик. Отсутствие звёздочек на эполетах другого офицера говорит, что это капитан. Дневниковые записи позволили установить и имена офицеров, изображённых на картине. 3 июля 1829-го Чернецов записал в дневнике: «…утром рисовал с натуры капитана Лаврентьева, завтра хочется нарисовать подпоручика Горчакова».

Портрет капитана В.М. Лаврентьева, худ. Чернецов Г.Г.

Портрет капитана В.М. Лаврентьева, худ. Чернецов Г.Г.

Лаврентьев Василий Михайлович (? — 17 октября 1843) — уроженец Полтавской губернии, побочный сын помещика прапорщика Лаврентьева. 23 апреля 1805 года поступил на службу рядовым в лейб-гвардии Преображенский полк, с которым участвовал в войне 1805 года. При Аустерлице был ранен в правый бок и поясницу пулями навылет. После сражения его посчитали без вести пропавшим: в полк он вернулся через полгода, 17 августа 1806-го. В кампанию 1807 года участвовал в сражении при Гейльсберге 29-30 мая. 1 января 1812 года произведён в унтер-офицеры.

В составе полка участвовал в Отечественной войне и в Заграничных походах, сражался при Бородино (награждён знаком отличия Военного ордена, так называемым солдатским Георгиевским крестом), Люцене, Бауцене, Пирне, Гисгюбеле, Кульме, Лейпциге и Париже. 21 февраля 1819 года был произведён в прапорщики с переводом в гренадерский Императора Австрийского (Кексгольмский) полк. 3 января 1820-го за отличие произведён в подпоручики, а 14 марта 1821-го переведён тем же чином в лейб-гвардии Семёновский полк. 17 марта 1825 года Лаврентьев был произведён в поручики и при создании роты дворцовых гренадер зачислен в неё 4 октября 1827-го.

За успехи по формированию и обмундированию роты 6 декабря 1827 года был произведён в штабс-капитаны. Чин капитана получил 6 ноября 1828-го, в полковники был произведён 6 октября 1835 года. За время службы в дворцовой роте награждён орденами св. Станислава 4-й степени (1829), св. Владимира 4-й степени (1830) и св. Анны 2-й степени (1834). Парадный портрет капитана Лаврентьева в полный рост, написанный Доу в 1828 году, ныне находится в Эрмитаже, в Военной галерее, на фоне которой его изобразили.

Горчаков Александр Дмитриевич (? — 6 ноября 1871) — из крестьян Симбирской губернии. 14 февраля 1804 года был сдан в рекруты и определён рядовым в 15-й Егерский полк, с которым участвовал в боевых действиях на Кавказе против турецких и персидских войск, а также при усмирении горцев. В сражении при реке Араке 15 ноября 1808 года был ранен в левую ногу выше колена навылет. 18 февраля 1812-го был переведён в лейб-гвардии Егерский полк, в составе которого участвовал в Отечественной войне и Заграничных походах: сражался при Смоленске, Бородино, Красном, Люцене, Бауцене, под Пирной, Теплицем, Кульмом (награждён знаком отличия Военного ордена) и Парижем.

22 марта 1819 года Горчаков был произведён в унтер-офицеры, а 1 января 1825-го назначен фельдфебелем. 2 сентября 1827 года был произведён в подпоручики с переводом в лейб-гвардии Гарнизонный батальон, а при создании роты дворцовых гренадер зачислен в неё 4 октября 1827-го. Служа в Дворцовой роте, Горчаков получил чины поручика (1832), штабс-капитана (1839), капитана (1843) и полковника (1850), а также был награждён орденами св. Станислава 3-й степени (1834), св. Станислава 2-й степени (1856), св. Владимира 4-й степени (1863) и св. Анны 2-й степени (1864). 6 декабря 1857 года полковник Горчаков был назначен командиром роты дворцовых гренадер, став вторым командиром в её истории после Егора Григорьевича Качмарёва.

Личности нижних чинов, изображённых на картине Чернецова, пока установить не удалось. Известно только, что в 1829-м в роте было два барабанщика — Василий Аксентьев и Андрей Леонов, одного из которых и изобразил художник.
При открытии галереи в декабре 1826 г., за неимением полагавшегося по проекту конного портрета государя, на торцевой стене был установлен портрет Александра I работы Доу, на котором император изображён в полный рост со шляпою в руке. В описании освящения Военной галереи, помещённом в журнале «Сын Отечества», читаем: «Портрет сей (Александра I во весь рост) заменён будет другим, над коим трудится г. Дов, изображая незабвенного Агамемнона нашего (Александра I) верхом на лошади. Его Величество написан будет на той самой серой лошади, на коей он въехал победителем и миротворцем в Париж».

Новый портрет не понравился многим, кто близко знал Александра Павловича. По общему мнению, портрет был крайне неудачный. Редактор-издатель журнала «Отечественные записки» Павел Свиньин писал: «Тщетно будете искать в лице великодушного Победителя той ангельской улыбки, которая обворожила парижан при первом появлении его в пределах оного… Из сего мрачного взгляда на сём равнодушном челе — он (посетитель) ничего не откроет, ничего не прочтёт. О лошади не станем и говорить: не было зрителя, который бы не заметил важных её недостатков» («Отечественные записки», № 90, 1827 г., октябрь, ч. 32, с. 141).

Рядом с безупречно нарисованными и безукоризненно построенными в пространственном отношении конными портретами прусского короля Фридриха Вильгельма III работы Крюгера и австрийского императора Франца I работы Ф. Крафта, помещёнными в 1832 году в Военную галерею, недостатки работы Доу стали особенно наглядны. Стало очевидно, что британец пренебрёг правилами линейной перспективы, из-за чего задняя часть лошади получилась непропорциональной.

Не случайно Николай I в 1832-м заказал немецкому художнику Крюгеру, автору портрета прусского короля, написать другой портрет императора Александра. В июне 1832 г. Крюгер приехал в Петербург, где нарисовал эскиз будущего портрета. Художнику были даны конкретные указания, разъясняющие все частности будущего портрета: ракурс, масть лошади, мундир, набор орденов. Особо оговаривалось, чтобы новый портрет был такого же размера, как и предыдущий, чтобы ещё раз не переделывать раму. Эскиз был одобрен императором. В мае 1833 г. Крюгер вернулся в Берлин, где в 1837-м и был закончен портрет, находящийся ныне в Военной галерее.

В августе 1839 года Николай I повелел «портрет императора Александра Павловича верхом, писанный художником Доу, находившийся ранее в портретной галерее, отослать в Москву для помещения там во вновь устраиваемом дворце. Имелся в виду Большой Кремлёвский дворец, который начали строить в Кремле в 1839-м по проекту архитектора Константина Тона. В убранстве комнат Большого дворца в Кремле «сосланный» из Зимнего дворца портрет так и не был использован. Его поместили в Оружейную палату, где он и находился до 1917 года. На волне борьбы с атрибутами прежней власти царский портрет сняли со стены и «бросили» в подвалы Успенского собора, где он долгое время пылился. В настоящее время портрет находится в запасниках Музеев Московского Кремля.

По материалам статьи А. Подмазо «Загадка из Военной галереи», журнал «Родина» № 6 2012 г., с. 106-111.