По приказу Ставки каждый штаб фронта начал создавать партизанские отряды, помогать им проникать на вражескую территорию, и в дальнейшем оказывать им поддержку. С течением времени действия партизан становились все более организованными и контролируемыми из Москвы. Командиры и солдаты Красной Армии и НКВД направлялись через линию фронта для обеспечения профессионального подкрепления партизан. Число партизан продолжало расти, пока немцы не были окончательно изгнаны с территории Советского Союза.

Партизаны не могли оказать значительного воздействия на военные операции немцев, но они делали жизнь рядовых немецких солдат совсем нелегкой и представляли собой постоянную угрозу для немецких коммуникаций. В одной крупной операции против партизан немцы применили две танковых дивизии, четыре пехотных дивизии и два батальона СС. Партизаны создавали в тылу у немцев освобожденные районы, где немцы не могли действовать и где советские законы управляли повседневной жизнью граждан.

С того момента, когда линия фронта перестала быть непрерывной, большое число людей перемещалось между оккупированными и советскими территориями. Они производили питание для себя, для партизанских отрядов, для крупных соединений, совершающих рейды в тылах у немцев, таких как кавалерийские части Белова и Доватора, и даже для населения осажденного Ленинграда.

Когда немцы подходили к Москве, Сталин приказал систематически разрушать деревни на оккупированных территориях, чтобы лишить врага крова. А Жуков приказал жителям уходить на пять, а позднее на двадцать пять километров от линии фронта. Эти приказы жестко исполнялись. 25 ноября 5-я армия доложила, что ею были частично или полностью разрушены пятьдесят три деревни поджогом или артиллерийским огнем. Комиссар 53-й кавалерийской дивизии извинялся перед своим командиром в штаб-квартире 16-й армии за «ненужный и опасный либерализм», с которым его люди до настоящего времени выполняли их приказы, и обещал в будущем делать это лучше». На практике сельские жители пострадали больше, чем немецкие солдаты которые просто выгоняли их из любых сохранившихся домов.

Зою Космодемьянскую ведут на казнь, ноябрь 1941 г.

Зою Космодемьянскую ведут на казнь, ноябрь 1941 г.

Майор Журавлев В.П., председатель НКВД г. Москвы, открыл две школы для подготовки диверсантов и партизан. Одна располагалась в бывшем доме отдыха на юге Москвы, а другая — в Кунцево, неподалеку от «ближней» дачи Сталина на западной окраине города. Александр Шелепин, возглавлявший московский комсомол, объяснял группе молодых добровольцев с жестокой откровенностью:

«Родине нужны бесстрашные патриоты, способные перенести самые тяжелые испытания, готовые на самопожертвование. Хорошо, что все вы согласились пойти в немецкий тыл сражаться с врагом. Но может случиться, что девяносто пять процентов из вас погибнут. От фашистов не будет никакой пощады: они зверски расправляются с партизанами. Если кто-то из вас не готов к таким испытаниям, скажите прямо. Никто вас не осудит. Свое желание биться с врагом реализуете на фронте».

Ни один из них не отступил, хотя некоторые не прошли по медицинским показаниям. Всего было отобрано около двух тысяч человек. Они были разбиты на группы в здании кинотеатра «Колизей» (теперь там располагается театр «Современник») и на грузовиках отправлены в Кунцево. Среди первых курсантов, обучавшихся в Кунцево, была и Зоя Космодемьянская, восемнадцатилетняя девушка, учившаяся в выпускном классе 201-й московской школы. Через пять дней обучения подрывному делу, обращению со стрелковым оружием и навыкам рукопашного боя она была назначена в партизанский разведывательный отряд.

В начале ноября Зоя Космодемьянская перешла линию фронта для выполнения своего первого задания в составе группы из двенадцати человек, неся с собой материалы для поджогов, пистолет, продовольственный рацион. Группа попала в засаду, устроенную немецким патрулем. Несколько человек были убиты. Другие бежали. А несколько человек, включая Зою, выполнили свое задание и благополучно возвратились на базу.

21 ноября несколько групп из её отряда прошли через линию фронта с приказом сжечь десять деревень. Группа Зои состояла из нее, Бориса Крайнова и Василия Клубкова. В их задачу входила деревня Петрищево, в восьмидесяти километрах от Москвы по Можайскому направлению. Зоя должна была поджечь дома на южной окраине деревни, Клубков — на северной и Крайнов — в центре.

Подробности того, что произошло, до сих пор не до конца ясны. Крайнов успешно сделал поджег и ушел на назначенную ему встречу. Зоя подожгла свою цель, которая включала три дома и конюшню: были уничтожены двадцать лошадей и снаряжение. Но когда она направлялась к лесу, ее захватил немецкий патруль. Клубкову не удалось ничего поджечь, и он также был схвачен. Это было 28 ноября.

Зою допросили в одной из уцелевших изб. Она отрицала, что была причастна к поджогу. Ей устроили очную ставку с Клубковым, который признался, что был членом группы диверсантов, и назвал имена Зои и Крайнова. Зою раздели и избивали так жестоко, что два немецких солдата в возмущении выбежали из комнаты. Несмотря на свидетельствование Клубкова, Зоя отказывалась назвать свое настоящее имя и характер своего задания, не сообщила и детали о предыдущей подготовке.

На следующее утро Космодемьянскую повели на центральную площадь деревни, где на перекрестке двух дорог была устроена виселица. Немцы повесили ей на шею плакат со словами «Поджигатель», написанными по-русски и по-немецки. Около ста немецких солдат пришли посмотреть и сфотографировать эту сцену. Жителям деревни приказали присутствовать, хотя некоторым удалось ускользнуть. Позже свидетели рассказывали, что перед тем, как умереть, Зоя сказала немецким солдатам: «Всех нас не перевешаете!» Ее тело не было снято с виселицы в течение шести недель, пока его не похоронили по приказу отступающих немцев непосредственно накануне освобождения деревни 12 января.

Жители деревни запомнили Зою под именем «Таня», так она назвалась немцам. Это имя было опубликовано в газете «Правда» в конце января. Несколько женщин пришли в редакцию и говорили, что изображенная в газете «Таня» их дочь: они надеялись на финансовую помощь и славу, которые матери героев войны получали в то время. В Петрищево была направлена комиссия, чтобы выяснить, что там произошло. Вскоре появились два свидетеля.

Одним был Борис Крайнов. Он сообщил, что Зоя действительно была в Петрищево, но она не пришла на назначенную встречу. Другим был Василий Клубков. Под страхом смерти он признался, что немцы уговорили его работать на них. Они обучили его и других русских в шпионской школе в Смоленске. Потом они направили его обратно в Москву для подготовки отчета о работе по обучению партизан в школе в Кунцево. НКВД почти сразу разоблачило его. Они долго допрашивали Клубкова, и 16 апреля 1942 года он был расстрелян.

К удовлетворению комиссии тело Зои было опознано ее матерью и братом Сашей, который позже погиб в танковом бою. Зое присвоили звание Героя Советского Союза: она стала первой женщиной, получившей это звание в годы войны. В сообщение о ее смерти были добавлены подробности о том, что ее последними словами было: «Смерть немецким оккупантам! Да здравствует социалистическая Родина! Да здравствует товарищ Сталин!»

Она сразу стала одним из наиболее почитаемых в стране символов героизма. Солдаты, говорят, несли ее портрет в боях за Берлин. Зоя была похоронена на территории Новодевичьего монастыря. Поколения советских школьников приходили на могилу, чтобы почтить ее память. Предательство Клубкова оставалось тайной, чтобы не был разрушен миф о всеобщем сопротивлении захватчику.

Много позже, когда Советский Союз начинал распадаться, стало модным развенчивать мифы, которые помогали ему сохраняться. Истории о героических подвигах, совершенных во время войны, стали целенаправленно подвергаться пересмотру. Антисоветски настроенные политики и новое поколение исторических комментаторов указывали на то, что много других молодых людей и девушек умирали так же красиво, как Зоя. Например, Маша Брускина, семнадцатилетняя медсестра еврейского происхождения, которую повесили в сентябре 1941 года в Минске за то, что она помогала раненым советским офицерам бежать к партизанам. Она была, возможно, первой женщиной, которая так пострадала, но она не была награждена посмертно орденом.

Евгений Телегуев, солдат ОМСБОНа (Отдельная мотострелковая бригада особого назначения), который закончил свою карьеру в звании генерала КГБ, подвел итог всему: «Зоя Космодемьянская была отважной девушкой, но ее подвиг не имел военной ценности. Жертва се жизни была излишней тратой, подобно жизням многих других молодых людей».

В 1943 году, когда в войне наступил окончательный поворот, о жизни и смерти Зои был снят фильм режиссером Львом Арнштамом. В фильме под названием «Зоя» он рассказал историю ее последних дней с достаточной точностью, хотя и с простительной примесью героического преувеличения. В нем не упоминается Сталин, несмотря на финальные героические слова, приписываемые его героине официальными публикациями, и он представляет собой удачный контраст с эпическими фильмами, сделанными в последние годы сталинской эпохи, такими как «Падение Берлина», «Кавалер Золотой звезды», «Молодая гвардия».

Статья написана с использованием материалов книги Р. Бретвейт «Москва 1941. Город и его люди на войне», М., «Голден-Би», 2006 г.

Подвиг Александра Космодемьянского

На ИСУ-152, смонтированной на шасси танка ИС, воевал брат Зои — Александр Космодемьянский. Космодемьянский Александр Анатольевич, гвардии старший лейтенант, воевал с 1943 г. В РККА с 1942 г. Призван Октябрьским РВК г. Москвы, командир ИСУ-152 350-го гвардейского тяжелого самоходно-артиллерийского Оршанского полка 43-й армии генерал-лейтенанта Белобородова.

Герой Советского Союза гвардии старший лейтенант А. А. Космодемьянский, 1945 г.

Герой Советского Союза гвардии старший лейтенант А. А. Космодемьянский, 1945 г.

В наступательных боях за овладение крепостью и главным городом Восточной Пруссии — Кенигсбергом с 6 по 9 апреля 1945 г. и в разгроме немецкой группы войск на Земландском полуострове с 10 по 13 апреля 1945 г., будучи командиром самоходной установки, а затем командиром батареи ИСУ-152, показал на поле боя высокое мужество, храбрость, способность жертвовать собой.

6 апреля в районе Тронклитда под сильным артиллерийским и минометным огнем противника силами экипажа, используя подручные средства, навел переправу через канал Ланд-Грабен шириной 30 м и первым форсировал водный рубеж. Открыв огонь по противнику, уничтожил артиллерийскую батарею, взорвал склад с боеприпасами и истребил 60 немецких солдат и офицеров. Благодаря смелой инициативе и решительности, проявленным гвардии старшим лейтенантом Космодемьянским, прикрывшим огнем самоходки канал, было обеспечено наведение прочного моста и переправлены через канал тяжелые танки и самоходная артиллерия.

Наступая с северо-запада на Кенигсберг, 8 апреля батарея под командованием гвардии старшего лейтенанта Космодемьянского, несмотря на плотный заградительный огонь и минные поля, преодолевая всяческие препятствия, выдвинулась на открытую позицию перед фортом Кениген-Луиза и открыла огонь по форту. Ее бойцы первыми ворвались во двор, принудив капитулировать гарнизон форта, взяли в плен 330 немецких солдат и офицеров и захватили 9 исправных танков, склады с горючим и 200 автомашин. Один из расчетов батареи оказал серьезную помощь 319-й стрелковой дивизии, штурмовавшей кварталы пригорода Кенигсберга: разбил множество каменных строений, превращенных противником в сильно укрепленные огневые точки.

12 апреля в боях за поселок Мангетон — мощный опорный пункт на Земландском полуострове — батареей подбито 2 самоходных орудия противника, разбито 18 зданий и дзотов с пулеметами, истреблено 90 гитлеровцев. Продолжая развивать наступление в труднопроходимой лесисто-болотистой местности в тесном взаимодействии с приданным стрелковым полком 319-й стрелковой дивизии северо-западнее Кенигсберга, самоходчики ворвались в населенный пункт Вирбрудуркруг и овладели им. В ходе наступления батареей расстреляно 40 гитлеровцев, раздавлено четыре ПТО и взято в плен более 90 солдат и офицеров противника.

13 апреля 1945 г., выполняя боевую задачу, Александр Космодемьянский пал смертью героя в борьбе за свободу и независимость нашей Родины. За образцовое выполнение боевых заданий на фронте, проявленные при этом отвагу и геройство 29 июня 1945 г. ему посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.