Драматические события первого военного года серьезно повлияли на расстановку сил в высшем советском руководстве. Убедившись в невозможности руководить вооруженны­ми силами по старинке, опираясь только на интуицию и опыт периода Гражданской войны, Сталин И.В. все больше прислуши­вался к мнению военных специалистов. Кроме того, он сам за год войны многому научился, приобрел определенные на­выки в управлении войсками, убедился в необходимости со­относить свои замыслы с реальными возможностями армии.

Правда, эта учеба стоила огромных людских, экономических и территориальных потерь. Не обладая всей суммой знаний, необходимых Верховному Главнокомандующему, Сталин нуждался в квалифицированном заместителе. Война показа­ла профнепригодность многих сталинских выдвиженцев — маршалов Советского Союза Кулика, Буденного, Ворошило­ва, Тимошенко. Признанный военный теоретик маршал Шапошников Б.М. был тяжело болен и о его назначении на дол­жность первого заместителя Верховного Главнокомандующе­го не могло быть и речи.

Еще до начала Великой Отечественной войны, после чисток 1937-1938 гг., руководство страны испытывало трудности с комп­лектованием среднего и высшего командного состава Красной Ар­мии. Как и в любой другой армии мира, к командному составу Крас­ной Армии предъявлялись типовые требования: верность присяге, наличие военного опыта, умение организовать бойцов и офицеров для выполнения боевых задач и, главное, преданность Отечеству.

Жуков Г.К. в штабе Западного фронта, 1941 г.

Жуков Г.К. в штабе Западного фронта, 1941 г.

При подготовке к готовившемуся немцами наступлению на цент­ральном направлении и в ходе начавшейся битвы под Москвой Вер­ховный главнокомандующий Сталин И.В. встал перед необходимо­стью выбора: кому поручить оборону Москвы? Высшее военное руководство страны Маршалы Советского Союза Тимошенко С.К., Ворошилов К.Е., Буденный С.М., Кулик Г.И. и Шапошников Б.М., занимавшие ключевые военные посты к началу войны, по разным причинам не могли возглавить, по мнению Сталина, войска в решающей битве на подступах к столице.

Командующий 16-й армией Западного фронта генерал-лейтенант Рокоссовский К.К., во время битвы под Москвой

Командующий 16-й армией Западного фронта генерал-лейтенант Рокоссовский К.К., во время битвы под Москвой

Тимошенко С.К., Герой Советского Союза, участник Первой мировой войны, в годы Гражданской войны командовал кавалерийской дивизией. С 1939 г. командовал фронтами и принимал участие в советско-финской войне. Обладал большим опытом по управлению войсками при проведении операций и встретил Отечественную войну в должности наркома обороны (май 1940 г. — июль 1941 г.). К началу войны ему было 46 лет. Несмотря на огромны усилия Тимошенко, возглавлявшийся им Западный фронт не смог сдержать выход противника к Минску и в район Смоленска.

Генералы Плиев И.А (в центре) и Доватор Л.М. (крайний справа) с командирами на рекогносцировке местности, ноябрь 1941 г.

Генералы Плиев И.А (в центре) и Доватор Л.М. (крайний справа) с командирами на рекогносцировке местности, ноябрь 1941 г.

Ворошилов К.Е., участник Гражданской войны, был в возрасте 60 лет и в предвоенные годы (1934-1940) был наркомом обороны, а после начала Великой Отечественной войны как член Ставки Верховного главнокомандования отвечал за оборону Ленинграда, защитники которого с трудом сдерживали натиск врага. Буденный С.М. командовал 1-й Конной армией в Гражданскую войну. На начальном этапе Отечественной войны в возрасте 58 лет командовал Юго-Западным, а затем и Резервным фронтами, перед тем как были оставлены Киев и Вязьма.

Все эти три маршала были военными старой школы, однако при­нимали активное участие в строительстве Красной Армии. Их отли­чали личное мужество, они были беззаветно преданы Родине и пользовались уважением в войсках. По-видимому, после усложнения положения под Ленинградом, сдачи Смоленска и Киева Сталин И.В. посчитал, что для защиты московского направления, когда будет необходимо отражать атаки немецких танков, ему нужны более энергичные и современные вое­начальники.

Кулик Г.И. с 1939 г. был начальником Главного артиллерийско­го управления и заместителем наркома обороны. Но уже в начале войны из-за значительных срывов в выпуске отдельных типов ар­тиллерийского вооружения и боеприпасов был понижен в звании до генерал-майора. В 1957 г., посмертно, был восстановлен в зва­нии Маршала Советского Союза.

Начальник Генерального штаба Красной Армии маршал Шапошников Б.М.

Начальник Генерального штаба Красной Армии маршал Шапошников Б.М.

Шапошников Б.М., участник Первой мировой и Гражданской войн, пользовался доверием Верховного главнокомандующего и, будучи высоко профессиональным специалистом по управлению войсками, возглавлял Генеральный штаб Красной Армии в самый тяжелый период сражения за Москву, лично участвовал в разработке планов контрнаступления и наступления советских войск в 1941-1942 гг.

В этих условиях Верховный главнокомандующий, выбирая военачальников на командные посты, ориентировался на офицеров уже принимавших участие в боевых действиях в начале войны, часто невзирая на звания.

Боевой путь военачальников, которым Сталин, Ставка и Генеральный штаб доверили возглавлять войска, сражавшиеся с немецкими захватчиками на подступах к Москве, начался до решающих сражений октября — декабря 1941 г. Все они с самого начала участвовали в Великой Отечественной войне, не растерялись в приграничных сражениях и сумели организовать отпор противнику с первых часов войны. Они шли на риск, воодушевляли, когда это требовалось, бойцов своим личным примером и были верны воинскому долгу. У них были, конечно, недостатки, но все они были требовательны к подчи­ненным и к себе лично. В ходе войны они учились сами и обучали подчиненных. Они с самого начала войны были организаторами бу­дущей Победы.

Об организаторских способностях самого Верховного главно­командующего со знанием дела написал маршал Василев­ский A.M. в своей книге «Дело всей жизни»: «Взвалив на свои плечи огромную ношу, И.В. Сталин не щадил и других. В ходе Великой Отечественной войны, как, пожалуй, ни в какое время, прояви­лось в полной степени самое сильное качество И.В. Сталина: он был отличным организатором. А организаторские способности играли тогда, конечно, огромную роль, ибо непосредственно от них зависело принятие верного оперативного плана, обеспече­ние фронта и тыла материальными и людскими ресурсами, дейст­вия с учетом перспективы длительной и тяжелой войны» (Василевский A.M. «Дело всей жизни»,  М.,  1974 г., с 126).

И к че­сти Верховного главнокомандующего следует сказать, что он смог подобрать достойных командующих для армий, сражавшихся под Москвой. Многие из военачальников, защищавших Москву, стали впослед­ствии маршалами. Они воевали на разных полях сражений, но всех их объединила битва под Москвой. В число тех, кому было доверено защищать столицу, вошли такие выдающиеся представители советской армии, как Жуков Г.К., Рокоссовский К.К., Лелюшенко Д.Д., Говоров Л.А., Ефремов М.Г., Доватор Л.М., Лизюков А.И., Катуков М.Е. и другие.

Свой вклад в борьбу за успешное завершение сражения под Москвой внесли представители Ставки Верховного главнокомандования и Генерального штаба Красной Армии – Шапошников Б.М., Ватутин Н.Ф., Василевский A.M., Антонов А.И., Соколовский В.Д., Маландин Г.К., которым Верховный главнокомандующий доверил планирование боевых действий и связь с войсками. Маршалы Тимошенко,  Ворошилов и Будённый продолжали оставаться членами Ставки и выполняли поручения Верховного главнокомандующего.

Следует отметить большую работу Василевского A.M. по подготовке к встрече врага на Можайской линии обороны. Сталин отно­сился к Василевскому с уважением за его высокий профессиона­лизм и трудоспособность. Генерал-майор Василевский 30 июля 1941 г. был назначен начальником Оперативного управления и заместителем начальника Генерального штаба. После эвакуации Генерального штаба во главе с Шапошниковым Б.М. на восток Василевский обеспечивал взаимодействие Ставки и Генерального штаба, уже в звании генерал-лейтенанта.

В деле по подбору кадров военному руководству не удалось избе­жать и ошибок: генерал-майор Хоменко В.А.  был незаслуженно отстра­нен от командования 30-й армией. Хоменко был храбрым и опыт­ным военачальником, и не его вина, что ослабленные в боях части 30-й армии не смогли выдержать натиска 300 немецких танков. Хо­менко, не согласившись на сотрудничество с врагом, трагически по­гиб в 1943 г., когда его, тяжело раненого, немцы захватили в плен.

Иначе завершилась история с генерал-майором Власовым А.А., ко­торого лично Сталин назначил командующим 20-й армией накануне начала контрнаступления под Москвой. Верховный главнокоман­дующий доверил Власову, болевшему в это время, ответственную задачу — отбросить противника от столицы на самом важном в тот момент северном направлении, посчитав, что бывший командующий 37-й армией и начальник Киевского гарнизона заслуживает такого доверия. Однако Власов в то тяжелое время к войскам не прибыл, а появился в штабе 20-й армии гораздо позже, когда противник уже был отброшен от столицы в район Истры.

Истинный облик Власова проявился в июле 1942 г., когда он в звании генерал-лейтенанта, будучи во главе 2-й ударной армии попавшей в окружение в районе Любани, бросил свой штаб и вверенные ему части и добровольно сдался противнику. Ценой предательства он сохранил себе жизнь, согласившись на сотрудничество с немцами. Власов сформировал и бросил в бой против Красной Армии соединения таких же, как он, изменников Родины. В 1945 г. был пойман, предан суду военного трибунала и казнен.

Хочется кратко рассказать о боевом пути некоторых наших легендарных военачальников, сражавшихся под Москвой, о командире 4-й танковой бригады Катукове М.Е., командующем 16-й армией Рокоссовском К.К., командующем Западным фронтом Жукове Г.К.

Катуков М.Е. сражался с немецкими танками, часто не имея в до­статочном количестве своих танков, только мечтая о них. Под Ров­но и Новоград-Волынским и далее под Чоповичами и Малиным он, имея незначительное артиллерийское вооружение, защищал под­ступы к Киеву в составе легендарной 5-й армии генерал-майора Потапова М.И.

Рокоссовский К.К., под началом которого на первых порах слу­жил и Катуков М.Е., начал войну в приграничных сражениях у Ров­но, пополняя свой корпус бойцами, отступавшими от границы. Вы­полняя приказ Генерального штаба, остановил немецкие войска на Ярцевских высотах, перед Вязьмой, создав неприступный оборо­нительный рубеж за Смоленском, на стратегически важном шоссе, ведущем в Москву.

Жуков Г.К., командовавший армиями и фронтами на самых тяже­лых участках в ходе Великой Отечественной войны, выиграл первое крупное наступательное сражение под Ельней, лишив Гудериана плацдарма для наступления на Москву. По указанию Ставки орга­низовал оборону осажденного Ленинграда, вселив в командующий состав и бойцов Ленинградского фронта уверенность в их победе над опытным и коварным противником. Жуков активно участ­вовал в работе Ставки Верховного главнокомандования, вне зависи­мости от задач, которые ему приходилось решать.

Сталин долго присматривался к военачальникам и остано­вил свой выбор на кандидатуре генерала армии Жукова Г.К. , который, командуя войсками Резервного, Ленинградского и Западного фронтов, проявил недюжинные способности, огром­ную волю, смелость. По всем военно-стратегическим вопро­сам Георгий Константинович имел свою точку зрения, кото­рую отстаивал до конца. Мнения Сталина и Жукова по ряду военных вопросов часто расходились, что иногда приводило к конфликтам между двумя сильными личностями. Но эти частности отошли на второй план, когда речь зашла о судьбе Отечества. В конце августа 1942 г. Жуков назначается пер­вым заместителем наркома обороны и единственным заме­стителем Верховного Главнокомандующего.

Каждый из этих военачальников, находясь на своем посту, вы­полнял долг по управлению подчиненными войсками и, несмотря на временные неудачи, уверенно громил врага…

В заключение несколько слов ещё об одном любимце Верховного главнокомандующего – комиссаре 1-го ранга Мехлисе Л.З. Провал Керченской оборонительной операции поставил на военной и политической карьере Мехлиса крест. Даже Сталин, столько лет благоволивший к нему, вынужден был признать: без­грамотность в военном деле, произвол, диктаторские замашки подчас несли даже опасность той системе власти, которую олицетворял собой вождь. И по­тому последний предпочел хотя бы на время войны отодвинуть «мехлисов» на задний план, давая ход настоящим талантам в военном деле, да и другого пути у него просто не было!