Общая обстановка на советско-германском фронте к сентябрю 1941 г. складывалась для во­йск Красной Армии крайне неблагоприятно. На юге немецкие армии дошли до Днепра, форсировали его и продвигались на восток. В начале сентября передовые части немецких войск вышли в Северную Таврию. Нависла угроза вторжения противника на Крымский полуостров.

К началу войны на территории Крыма дислоци­ровался 9-й стрелковый корпус РККА в составе 156-й и 106-й стрелковых дивизий, 32-я кавалерийская дивизия, Симферопольское интендантское училище, Качинское военное училище ВВС, тыловые части Одесского военного округа и крупные соединения ВМФ. Кроме штатных дивизий РККА побережье в первые дни войны охраняли 33 истребительных батальона ополченцев.

17 июля 1941 года 9-я общевойсковая армия, действовавшая на левом крыле Южного фронта, оставила Кишинев, а в начале двадцатых чисел нем­цы форсировали Днестр. Именно с этого времени командир 9-го стрелкового корпуса генерал-лейтенант Батов П.И. решил начать строительство укреплений на Перекопском перешейке.

Перекопский перешеек, соединяющий Крым с материком, в различных местах имеет ширину от 8 до 23 км. Длина его составляет 30 километров. По нему проходила шоссейная дорога к Каховской переправе через Днепр и железная дорога Джанкой — Херсон. Самое узкое место находится на севере, у деревни Перекоп, где еще в старину перешеек был перегоро­жен так называемым Перекопским валом. Несколько южнее его располагается небольшой поселок Армянск. На юге перешеек достигает 15 км ширины, и здесь находятся 5 довольно крупных озер. Дефиле между ними получили название Ишуньских позиций — по имени близлежащей деревни.

Худ. В. Пинжук, плакат, 1942 г.

Худ. В. Пинжук, плакат, 1942 г.

С востока Перекоп омывают Сиваш, с запада — Каркинитский и Перекопский заливы Черного моря. Как и на севе­ре Крыма, местность в этом районе равнинная. Она трудна для наступающих войск. Но и для обороны ее нужны были современные укрепления. А в распоря­жении советских войск находился лишь Перекопский вал — старинная земляная насыпь, полуразрушенная временем.

Для обороны северных под­ступов к Крыму в Северную Таврию были переброше­ны 276-я и 271-я стрелковые, 40-я и 42-я кавалерий­ские дивизии. 14 августа по директиве Генерального Штаба было сформировано управление 51-й армии, в состав которой были включены 156,106,271-я и 276-я стрелковые, 40, 42-я и 48-я кавалерийские дивизии. 51-я армия создавалась на правах фронта с оператив­ным подчинением ей Черноморского флота. Командующим армией был назначен генерал-полковник Кузнецов Ф.И. Через 2 недели начались стычки с подходившими со стороны Днепра разведывательными отрядами 11-й армии Манштейна.

Бои за Перекоп в сентябре 1941 г.

Бои за Перекоп в сентябре 1941 г.

Надо отметить, что соединения, пришедшие в августе с материка — 2 стрелковые и 3 кавалерийские дивизии, — были малочисленные, рядовой состав еще не обучен, материальная часть мизерная. Надо было создавать новые дивизии, обучать и вооружать их, но в Крыму не имелось ни­каких запасов оружия, даже винтовок.

С начала и до конца сражения за Крым осенью 1941 г. командующий 51-й армией не имел в своем распоряжении артиллерийского «кулака» в виде армейских артиллерийских бригад, которыми мог бы влиять на ход боев. Единственная возмож­ность — взять артиллерию у рассыпанных по всей территории полуострова и потому обреченных на бездействие советских дивизий, но на такой риск командарм не решился. Кроме этого, командующему 51-й армией было приказано ориентироваться, прежде всего, на противодесантную оборону, хотя опасность надвигалась с севера…

Бои за Перекоп в октябре 1941 г.

Бои за Перекоп в октябре 1941 г.

Это отразилось в решении командарма по организации обороны Крыма. Он рассредоточил соединения по всей территории: 7 тысяч на Перекопе; около 40 тысяч — на оборону побережья и до 25 тысяч внутри Крыма. Бронетанковые силы Крыма состояли из 5-го танкового полка 172-й моторизованной дивизии под командованием майора Баранова М.П. Материаль­ная часть полка состояла из 10 новых танков Т-34 и 56 танкеток Т-37/Т-38, которые ранее принадлежали 4-му воздушно-десантному корпусу и были вывезены в Крым для ремонта.

Военно-воздушные силы Крыма состояли из 100 самолетов ВВС флота генерала Ермаченкова А.А., которые оперативно подчинялись ВВС 51-й отдельной армии. Здесь же сражалась группа бом­бардировщиков Краснодарских курсов усовершен­ствования ВВС (39 самолетов СБ, 9 самолетов ДБ-3) под командованием Героя Советского Союза под­полковника Прокофьева Г.М. ВВС собственно 51-й армии состояли из 82-го истребительного авиаполка и 247-го истребительного авиаполка.

Колонна лёгких танков Т-37/Т-38 на марше, 5-й танковый полк 172-й моторизованной дивизии, сентябрь 1941 г.

Колонна лёгких танков Т-37/Т-38 на марше, 5-й танковый полк 172-й моторизованной дивизии, сентябрь 1941 г.

Силы Военно-морского флота из-за мелководья Каркинитского залива не могли оказать существен­ную помощь обороняющимся войскам. Единственную помощь, которую мог оказать флот, — это береговая батарея ВМФ, установленная на восточном берегу залива, и управляемые минные поля на наиболее танкоопасных направлениях.

Ко второй половине сентября немецкое командо­вание сосредоточило в Северной Таврии 11-ю армию в составе 11 дивизий и большое количество авиации, поставив этой группировке задачу овладеть Крым­ским полуостровом. Манштейн в своих воспоминаниях писал, что, решая задачу прорыва в Крым через Перекоп, он опасался браться за это дело с недостаточными сред­ствами и силами.

Между тем 11-я армия Манштейна располагала следующими силами: 30-й армейский корпус генерала Зальмута (22, 72, 170-я пехотные дивизии); 54-й армейский корпус генерала Ганзена (46, 50, 73-я пехотные дивизии); 49-й армейский корпус генерала Коблера (1-я и 4-я горнострелковые дивизии); моторизованные дивизии СС «Адольф Гитлер» и «Викинг». Кроме того, Манштейн имел в своем распоряжении до 40 полков артиллерии. Его поддерживал 4-й авиационный корпус в составе 77-й истребительной эскадры (МЕ-109 — 150 самолетов) и двух бомбардировочных эскадр (Ю-87 — свыше 100 самолетов, «Хейнкель-111» — до 100 самоле­тов).

15 сентября 1941 г. Манштейн перешел в наступление. Его части овладели станцией Сальково и вышли на Арабатскую стрелку. Основные силы противника раз­вивали наступление на Перекоп и Армянск. 24-26 сентября, в течение трех суток, 156-я советская дивизия в единоборстве с противником в районе Пере­копского вала героически держала оборону.

26 сентября немцы, действуя вдоль Перекопского залива, прорвались частью сил на Перекопский вал и захватили Армянск. В этот момент нанесла противнику контрудар наша оперативная группа войск под командованием генерала Батова П.И. Три дня велись ожесточённые бои. Немцы были вышиблены из Армянска, часть их сил отброшена за Перекопский вал, часть прижата к нему у берега залива. Контрата­ковала то одна, то другая сторона. Северо-западная часть Армянска переходила из рук в руки. К вечеру 28 сентября по приказу командарма наши войска отошли с боями к Пятиозерью. С 29 сентября по 4 октября немцы пытались прорваться к Ишуни, но их здесь снова остановила 156-я дивизия.

Учитывая создавшуюся обстановку, Ставка Верховного Главнокомандования 30 сентября при­няла решение об эвакуации из Одессы всех войск Приморской армии и подчинении их командующему 51-й армией. Войска получили задачу удержать Арабатскую стрелку, Чонгарский перешеек и Ишуньские позиции и не допустить дальнейшего продвижения противника в глубь Крыма.

В Крым были эвакуиро­ваны из Одессы 157, 95, 25-я и 421-я стрелковые и 2-я кавалерийская дивизии, части боевого обеспечения Одесской военно-морской базы, полевое управление и тылы Приморской армии. Однако только 157-я стрелковая дивизия полков­ника Томилова Д.И. смогла принять участие в боях на севере полуострова, остальные прибыли, когда немцы уже прорвались в Крым.

Овладев Перекопскими позициями, командова­ние 11-й немецкой армии не решилось начать всеми своими силами бой за Пятиозерье. В первых числах октября 1941 г. противник решил взять штурмом Ишуньские позиции. После ожесточенных боев атаки немецких войск были от­ражены, и никаких активных действий до 16 октября германское командование не предпринимало. Все готовились к новым решительным боям.

После прорыва врага к Красноперекопску развернулось кровопролитное девятидневное сраже­ние на Ишуньском плато. Позиции наших войск на перешейках были удобны тем, что наступающий лишался возможно­сти маневра фланговым огнем, как было на Пере­копе. Немцам оставалось пробиваться в лоб, причем до прорыва через узости они могли вводить в бой войска острым клином. К этому времени обескровленная 156-я дивизия исчерпала свои силы. Большая часть ее батальонов погибла в нерав­ных боях. В оперативной группе остались 172-я дивизия и батальон морской пехоты.

22 октября из Севастополя на КП оперативной группы прибыл вице-адмирал Левченко Г.И. Реше­нием Ставки для объединения действий сухопутных и морских сил Крыма создавалось единое командо­вание. Вице-адмирал был назначен командующим, а генерал Батов П.И. — его заместителем. Левчен­ко трезво оценивал обстановку, трудности обороны и понимал, что исправить ошибки и быстро собрать в кулак разбросанные по побережью и внутри Крыма части и соединения теперь практически невозмож­но. Единственно, на что можно рассчитывать кроме собственных сил, это на дивизии Приморской армии Петрова И.Е.

24 октября советские войска из состава опера­тивной группы Батова П.И. предприняли последнюю отчаянную контратаку. В это же время начали контра­таковать войска высадившейся в Крыму Приморской армии генерала Петрова И.Е. Наступление с целью нанесения контру­дара по прорвавшемуся противнику на Ишуньском направлении началось и проходило при отсутствии необходимой артиллерийской поддержки. Из-за мелководья Каркинитского и Перекопского заливов корабли Черноморского флота поддержать наступление не смогли.

Манштейн ввёл в бой две свежие пехотные дивизии, 26-27 октября на ряде участков советская обо­рона была прорвана. Наши войска стали отходить на юг. Немецкие войска начали развивать наступление в двух направлениях: на Севастополь и на Керченский полуостров. 31 октября немцы захватили Евпаторию и пере­резали шоссе и железную дорогу на Симферополь. Создалась угроза перехвата коммуникаций и разгрома Приморской и 51-й армий в степной части Крыма. Советское командование приняло решение отве­сти 51-ю армию в направлении на Феодосию, Керчь, а Приморскую — на Симферополь, Севастополь для обороны главной базы Черноморскою флота.

В ночь на 1 ноября противник занял Симферо­поль. Кроме того, немцам удалось упредить наши отходящие части и захватить горные дефиле, через ко­торые проходили кратчайшие маршруты. В результате Приморская армия была вынуждена отходить через горы по маршруту Алушта, Ялта, Севастополь. 51-я армия с боями отходила на Феодосию и Керчь. На пути к Керченскому полуострову наши отхо­дящие соединения пользовались каждым рубежом, за который можно было зацепиться, чтобы сдерживать немецкие дивизии.

На Акмонайские позиции, преграждающие противнику путь на Керченский полуостров, наши соединения вышли ночью 4 ноября, понеся большие потери в личном составе, имея несколько снарядов на орудие и десяток-полтора патронов на винтовку. И все же они в течение двух дней отбивали враже­ские атаки. Вскоре немецкое командование подтянуло из резерва свежую 170-ю пехотную дивизию 30-го армейского корпуса. Стало ясно, что удержать город и крепость Керчь Красной армии не удастся. Поэтому по рас­поряжению Ставки начался отвод войск на Таманский полуостров. 16 ноября 1941 года, после упорных боев, 51-я армия по приказу Верховного Главнокомандования оставила город Керчь

При написании статьи были использованы материалы книги И.Б. Мощанский, А.В. Исаев «Триумфы и трагедии великой войны», М., «Вече», 2010 г.