Конец 1941 г. ознаменовался резким спадом военного производства. Если в августе было выпущено 5 млн. артил­лерийских снарядов, то в ноябре – лишь 3,2 млн., боевых самолетов – соответственно 2046 и 448. В сентябре про­мышленность произвела 22 100 автоматов и 317 700 винто­вок и карабинов, а в ноябре – только 3345 автоматов и 221 200 винтовок и карабинов.

С июня по декабрь 1941 г. Красная Армия потеряла 20,5 тыс. танков, а получила за это время только 5,6 тыс.; потери боевых самолетов за тот же период составили 17,9 тыс., а пополнение – 9,9 тыс. По артиллерии и стрелковому ору­жию картина была примерно та же. Танков, самолетов и другой боевой техники катастрофически не хватало, и Сталин лично распределял их по фронтам, грозя ру­ководителям предприятий наказанием за срыв производст­венной программы.

Не только страх перед наказанием, но и осознание того, что от их работы зависит судьба страны, помогло тружени­кам тыла преодолеть многочисленные трудности, решить ор­ганизационные и технологические проблемы и дать армии достаточное количество качественного вооружения. В вос­точных районах страны расширялись производственные мощности старых заводов и фабрик, и одно за другим всту­пали в строй эвакуированные предприятия.

Многие мирные фабрики и заводы переходили на выпуск военной продукции. В результате в октябре – ноябре 1941 г. была пройдена ниж­няя точка спада, и с декабря начался постепенный рост про­изводства оружия и боевой техники.

Рабочие московского завода им. Владимира Ильича перешли на выпуск снарядов для фронта

Рабочие московского завода им. Владимира Ильича перешли на выпуск снарядов для фронта

В 1942 г. темпы военного производства постоянно нара­стали. В третьем квартале 1942 г. вооружения производилось больше, чем в довоенном втором квартале 1941 г.: ручных и станковых пулеметов – в 4,2 раза, пистолетов-пулеметов – в 5,2 раза, артиллерийских орудий – в 6,3 раза, танков – в 5,3 раза и самолетов – в 2,1 раза. Производство большин­ства видов вооружения было переведено на поток со сборкой отдельных узлов и конечного изделия на конвейере. Конст­рукторы стремились максимально упростить конструкцию оружия, разумеется, не допуская при этом снижения боевых и эксплуатационных характеристик.

Совершенствовалась технология производства. Вместо литья и ковки применялся процесс штамповки деталей. Изо­бретенный академиком Патоном Е.О. способ автоматической сварки брони произвел настоящую революцию в танкостро­ении. Внедрялась технология термической обработки дета­лей токами высокой частоты.

Самолёт ЯК-2 в цехе одного из авиазаводов, 1942 г.

Самолёт ЯК-2 в цехе одного из авиазаводов, 1942 г.

Благодаря достижениям техно­логов удалось в производстве оружия и боеприпасов заме­нить дорогостоящие цветные металлы и легированные стали менее дефицитными и более дешевыми материалами. Были сэкономлены тысячи тонн никеля, молибдена, латуни, алю­миния и других ценных металлов. Нормы расходования ма­териалов в производстве важнейших видов продукции воен­ного машиностроения за 1941-1944 гг. снизились на 30-35%.

Большая экономия была достигнута в расходовании элек­троэнергии и топлива. Механизация и автоматизация произ­водства, применение прогрессивных технологий, конвейер­ная сборка в авиастроении, в танкостроении, в производстве стрелкового оружия и артиллерии позволили из года в год наращивать выпуск оружия и боевой техники без увеличения численности работающих в этих отраслях, при одновремен­ном снижении себестоимости единицы продукции.

Сборка танков КВ, Челябинск, 1942 г.

Сборка танков КВ, Челябинск, 1942 г.

Так, се­бестоимость среднего танка Т-34 в июле 1945 г. составляла 54,6% от уровня 1942 г. В целом по Наркомату танковой промышленности за 1942-1945 гг. экономия от снижения себестоимости была эквивалентна дополнительному выпуску 25 700 танков Т-34. В авиапромышленности экономия от сни­жения себестоимости за годы войны была эквивалентна по­ставке фронту 42 475 самолетов.

Исход вооруженной борьбы зависел не только от коли­чества оружия, но и от качественных характеристик. Этой стороне дела уделялось постоянное внимание. На заседаниях ГКО систематически рассматривался ход работы по созда­нию новых образцов оружия, намечались жесткие сроки, формулировались требования к новым танкам, самолетам и артиллерийским системам.

В цехе оборонного завода, Сибирь, 1942 г.

В цехе оборонного завода, Сибирь, 1942 г.

Основу советского арсенала составили принятые на воо­ружение накануне Великой Отечественной войны штурмо­вики Ильюшина, пикирующие бомбардировщики Петлякова, истребители Яковлева и Лавочкина, средние танки Т-34 кон­струкции Кошкина, Морозова и Кучеренко, пистолеты-пуле­меты Шпагина (ППШ) и Судаева (ППС), пушки Грабина, Иванова и Петрова, минометы Шавырина. Система вооруже­ний, созданная в предвоенный период, выдержала суровую проверку войной. В ходе войны в этой сфере не пришлось ничего перестраивать радикально.

Потери оружия и боевой техники были велики. Совет­ские войска каждый день войны в среднем теряли 30 само­летов, 68 танков, 224 орудия и миномета и 11 тыс. единиц стрелкового оружия. В период стратегических операций эти средние цифры возрастали в несколько раз. Однако в вопро­сах обеспечения армии оружием не обошлось и без ошибок.

Перед самой войной прекратили производство пушек калиб­ра 45 и 76 мм, составляющих основу артиллерийского воо­ружения сухопутных войск. Ошибочность этого решения стала ясна уже в первые дни войны. Пришлось в спешном порядке восстанавливать производство этих пушек не только на тех заводах, которые выпускали их прежде, но и на дру­гих, в том числе и гражданских, имевших подходящее обо­рудование. Уже к концу 1941 г. армия получила 6,5 тыс. 76-миллиметровых орудий, а за весь период войны их было выпущено 68,8 тыс.

Нарком вооружения СССР Устинов Д.Ф. вспоминал, как Сталин поставил перед промышленностью задачу обеспечить красноармейцев эффективными средствами борьбы с танка­ми. Через 22 дня опытные образцы противотанковых ружей были сконструированы, изготовлены и поступили на испыта­ния. 29 августа 1941 г. прошедшие испытания образцы ос­матривали в Кремле члены ГКО. В тот же день противотан­ковые ружья, созданные Дегтяревым В.А. (ПТРД) и Симоновым С.Г. (ПТРС), были приняты на вооружение, а заводы получили задание срочно освоить их массовое производство.

Выдающимся достижением в области авиастроения яви­лось создание уникального по своим качествам бронирован­ного самолета-штурмовика. В разных странах мира неодно­кратно предпринимались попытки построить самолет, соче­тавший в себе сильную бронезащиту, мощное вооружение и хорошие летные качества. Эти попытки обычно кончались неудачей: наличие брони и сильного вооружения вело к утя­желению самолета, снижению скорости и маневренности, а слишком тонкая броня не могла защитить пилота от оружейно-пулеметного огня противника.

Накануне войны советским ученым удалось получить достаточно прочную и сравнительно легкую авиационную броню, а талантливый авиаконструк­тор Ильюшин С.В. умело использовал новый материал в кон­струкции своего самолета. Все жизненные части штурмовика находились в бронекорпусе (мотор, бензобак и пилотская кабина). Ему был не страшен автоматный и пулеметный огонь с земли, поэтому штурмовик мог снижаться до брею­щего полета и, используя свое мощное вооружение (9600 кг бомб, 8 реактивных снарядов, 2 автоматические авиапушки и 2 скоростных пулемета), уничтожать живую силу и боевую технику врага.

Самолет много критиковали за малую скорость и недо­статочную высотность. Всем упрекам пришел конец, когда с первых дней войны Ил-2 продемонстрировал свои возможно­сти. Стремительно атакуя с малых высот, штурмовики гро­мили автомобильные и танковые колонны немцев, уничтожа­ли мосты, полевые укрепления, артиллерийские батареи и пехоту.

Лучшим танком второй мировой войны был признан со­ветский Т-34. Когда большинство танков в мире оснащалось бензиновыми двигателями, Кошкин М.И. установил на свою машину мощный дизель, надежный и безопасный. Мощный мотор и широкие гусеницы обеспечили танку хорошую про­ходимость в условиях бездорожья. Оптимальная форма баш­ни и корпуса повышали снарядостойкость. Немецкие пушки калибра 37 и 45 мм не пробивали броню тридцатьчетверок, а 76-миллиметровая пушка, установленная на Т-34, легко поражала немецкие танки T-III и T-IV даже на предельных дистанциях. Первые же бои продемонстрировали превосход­ство Т-34 над немецкими машинами.

Такая ситуация сохранялась до 1943 г., когда в Германии были созданы новый средний танк T-V («Пантера»), в кото­ром воплотились некоторые лучшие качества тридцатьчет­верки, тяжелый танк T-VI («Тигр») и самоходная пушка «Фердинанд». На перевооружение танковых войск во время войны немцы были вынуждены пойти, чтобы ликвидировать качественное и количественное превосходство советских танков. На какое-то время им это удалось.

«Тигры» и «Пан­теры» имели лучшую броневую защиту и мощную пушку калибра 88 мм, позволявшую им поражать советские танки на дальней дистанции. Для борьбы с «Тиграми» и «Пантера­ми» советскими конструкторами были созданы самоходные артиллерийские установки: СУ-76, СУ-65, СУ-100, ИСУ-122 и ИСУ-152. Кроме того, прошла модернизация тридцатьчет­верки: новый образец Т-34-85 был оснащен длинноствольной 85-миллиметровой пушкой, способной поражать новые не­мецкие танки.

Был создан также более совершенный тяже­лый танк ИС-2 (Иосиф Сталин), вооруженный мощной 122-миллиметровой пушкой. С 1944 г. Красная Армия, получив эти танки, вернула свое превосходство над противником как по количеству, так и по качеству бронетанковой техники.

В 1941 г. в СССР завершилась многолетняя работа по созданию реактивных минометов. 15 июля батарея реактив­ных установок из 7 машин под командованием капитана Фле­рова нанесла сокрушительный удар по скоплению вражеских войск на железнодорожной станции Орша. Результаты пре­взошли все ожидания. Один залп батареи надолго вывел станцию из строя. Простота конструкции нового оружия по­зволила быстро наладить его массовое производство на мно­гих предприятиях, ранее выпускавших мирную продукцию.

В короткий срок Красная Армия получила сотни, а затем и тысячи мощных реактивных минометных установок. В тече­ние всей войны совершенствовалась их конструкция, расши­рялась сфера применения. Подразделения реактивной артил­лерии получили наименование «гвардейских минометных ча­стей» (ГМЧ), были выведены из подчинения начальника РККА. Командующий ГМЧ Аборенков В.В. стал заместите­лем наркома обороны СССР, что свидетельствовало об ог­ромном значении, которое Ставка придавала этому роду оружия. Попытки противника наладить у себя выпуск аналогичного оружия не увенчались успехом. Но немцы преуспели в создании ракетного оружия среднего и дальнего радиуса действия (ФАУ-1 и ФАУ-2), а также реактивной авиации.

В течение всей войны продолжалось противоборство авиаконструкторов СССР и Германии. Созданные Петляковым В.М. и Туполевым А.Н. пикирующие бомбардировщики Пе-2 и Ту-2 по своим техническим характеристикам с самого начала превосходили аналогичную продукцию фирм «Хенкель» и «Юнкере». О штурмовике Ил-2 уже говорилось выше. А в области истребительной авиации в первый период войны преимущество имели Me-109. Вилли Мессершмитт постоян­но совершенствовал свое детище, увеличивая мощность мо­тора, усиливая вооружение, устанавливая более современ­ное оборудование.

Начиная с 1943 г. на советско-германском фронте появились скоростные и хорошо вооруженные истре­бители ФВ-190 фирмы «Фокке-Вульф». К этому времени со­ветские ВВС получили самый легкий и маневренный истре­битель в мире Як-3 и новую модель истребителя Ла-5 с мощным мотором конструкции Шевцова. Новые самолеты Яков­лева А.С. и Лавочкина С.А. превзошли «Мессершмитты» и «Фокке-Вульфы» по скорости, маневренности и скороподъемно­сти, что позволило советским летчикам захватить господство в воздухе сначала на отдельных участках фронта, а затем и в стратегическом масштабе.

Советская оборонная промышленность успешно воспол­няла потери в вооружении и боевой технике. На конец вой­ны, к 9 мая 1945 г., Советская Армия имела 32,5 тыс. танков и САУ (в 1,6 раза больше, чем у нее было 22 июня 1941 г.), боевых самолетов – 47,3 тыс. (в 2,4 раза), орудий и мино­метов – 321,5 тыс. единиц (превышение в 2,9 раза).