В конце 30-х гг. Красная Армия переживала серьезные перемены: росла ее численность, совершенствовалась струк­тура, изменялись принципы комплектования и обучения войск. В течение долгого периода из-за ограниченности финан­совых средств и материальных ресурсов РККА строилась на основе смешанной — кадрово-милиционной системы. Хоро­шо обученные и технически оснащенные кадровые дивизии составляли основное ядро армии, а остальные дивизии явля­лись территориальными, т.е. комплектовались из людей, при­зывавшихся на краткосрочные военные сборы.

Естественно, что уровень боевой подготовки территориальных частей был значительно ниже, чем кадровых. Это показали первые во­енные конфликты, в которых им довелось участвовать. «На­ши территориальные дивизии были подготовлены из рук вон плохо. Людской материал, на котором они развертывались до полного состава, был плохо обучен, не имел ни представ­ления о современном бое, ни опыта взаимодействия с артил­лерией и танками. По уровню подготовки наши территориальные части не шли ни в какое сравнение с кадровыми», — считал крупнейший советский полководец Жуков Г.К.

В условиях начавшейся Второй мировой войны территориальная система организации армии не отвечала потребностям обо­роны страны. Для качественного освоения сложной боевой техники требовалось увеличить сроки военной службы и по­высить уровень обучения. Жизнь заставила перейти к новой системе комплектования армии. К 1 января 1937 г. в сухо­путных войсках было 58 кадровых, 4 смешанных и 35 терри­ториальных стрелковых дивизий, а через два года все 98 дивизий и 5 бригад стали кадровыми.

1 сентября 1939 г. Верховный Совет СССР принял Закон о всеобщей воинской обязанности, закрепивший кадровый принцип построения армии. Призывной возраст был снижен с 21 года до 18 лет, а срок военной службы увеличен до 3-5 лет. Если в 1936 г. общая численность армии и флота соста­вила 1,1 млн. человек, в 1938 г. — 1,5 млн. человек, то к 1 января 1941 г. — 4,2 млн. человек. На 22 июня 1941 г. в Вооруженных Силах СССР служило свыше 5 млн. человек.

Боец Буйный, награждённый орденом Красного Знамени, Ленинградская армия народного ополчения, июль 1941 г.

Боец Буйный, награждённый орденом Красного Знамени, Ленинградская армия народного ополчения, июль 1941 г.

За пять лет численный состав вырос почти в 5 раз, что потребовало больших организационных усилий и огромных материальных затрат. С 1937 по 1940 г. расходы армии и флота увеличились с 17 до 57 млд. руб. Численно выросшую кадровую армию нужно было обмундировать, накормить, во­оружить, обучить, обеспечить жильем и культурно-бытовы­ми благами.

Растущая армия нуждалась в большом количестве ква­лифицированных военных специалистов. В начале 1937 г. в армии насчитывалось 206 тыс. офицеров. Свыше 90% коман­дного, военно-медицинского и военно-технического состава имели законченное высшее образование. Среди политработ­ников и хозяйственников военное или специальное образо­вание получили от 43 до 50%. По тем временам это был хороший уровень, но вскоре армию захлестнула волна ре­прессий.

С мая 1937 г. по сентябрь 1938 г. из армии были уволены 36 761 офицер, 3 тысячи офицеров было уволено с флота. На заседании Военного совета 29 ноября 1938 г. нар­ком обороны Ворошилов К.Е. сообщил об успехах по выкор­чевыванию врагов народа: «Чистка была проведена радикаль­ная и всесторонняя. Чистили мы, как и подобает большеви­кам, все, что подлежало очищению, начиная с самых верхов и кончая низами… достаточно сказать, что за все время мы вычистили больше 4 десятков тысяч человек».

Репрессии вызвали огромную текучесть командных кад­ров. Ежегодно получали новые назначения десятки тысяч офицеров. Нередко, едва приступив к работе в новой долж­ности, они вновь перебрасывались к следующему месту службы. Кадровая чехарда отрицательно сказывалась на уровне дисциплины и боевой выучке войск. Все это проис­ходило в период стремительного роста численности армии, создания новых частей и соединений, увеличения числа ко­мандных должностей.

В результате образовался огромный некомплект ко­мандиров, который год из года возрастал. В 1941 г. только в сухопутных войсках не хватало по штабам 66 900 команди­ров, в ВВС некомплект летно-технического состава достиг 32,3%. Особенно сильно пострадал высший командный состав: в 1938 -1940 гг. сменились все командующие войсками во­енных округов, на 90% были обновлены их заместители, помощники, начальники штабов, начальники родов войск и служб, на 80% — руководящий состав корпусных управле­ний и дивизий, на 91 % — командиры полков, их помощники и начальники штабов полков. В сухопутных войсках были сняты с должностей и арестованы 27 командиров корпусов, 96 командиров дивизий, 184 командира полка.

Репрессиям подверглась основная часть руководящего состава Наркомата обороны. Погибли 9 заместителей нарко­ма, 4 командующих ВВС, 5 начальников разведуправления Генштаба, 4 командующих Военно-морским флотом, многие ответственные работники военного ведомства. В общей сложности в предвоенные годы было репрессировано около 600 лиц высшего начальствующего состава. История не зна­ет примеров, когда накануне большой войны с таким оже­сточением и размахом уничтожался бы цвет собственной армии. В течение полутора лет было уничтожено вдвое боль­ше генералов, чем погибло в боях Великой Отечественной войны.

Гнетущая атмосфера подозрительности и недоверия ско­вывала инициативу командиров, некоторые из них боялись принимать серьезные решения, так как в случае неудачи их могли обвинить в умышленном вредительстве. Кроме того, публичное шельмование командиров подорвало доверие к комсоставу среди красноармейцев, ведь за короткий срок были обвинены в предательстве тысячи командиров. Возник­ло самое пагубное для военного организма — недоверие к комсоставу, что привело к падению воинской дисциплины и боеготовности войск.

Разрушительные последствия происшедших в армии про­цессов выявила советско-финская война (30 ноября 1939 г. — 12 марта 1940 г.). Эти 105 дней развеяли миф о могуществе Красной Ар­мии. В войне против маленькой Финляндии советские войска потеряли 126 875 человек убитыми и пропавшими без вести, раненых, заболевших и обмороженных было 264 908. Потери Финляндии были значительно меньше — 48 тыс. убитых и 43 тыс. раненых. Весь мир увидел, что Красная Армия не является серьезной военной силой, не способна вести совре­менную войну.

Сталин попытался возложить всю вину за неудачи на Ворошилова, 15 лет возглавлявшего военное ве­домство, но услышал в ответ: «Ты виноват в этом. Ты истре­бил военные кадры». Выступая на заседании комиссии Глав­ного военного совета (ГВС), Сталин заявил, что опыта Граж­данской войны уже недостаточно для руководства современной армией, что вместо ветеранов надо выдвигать на руководящие посты более молодых командиров.

7 мая 1940 г. в Советском Союзе вводятся новые воин­ские звания, а через месяц свыше 1000 человек стали гене­ралами и адмиралами. Сталин сделал ставку на более моло­дых военачальников. Народным комиссаром обороны СССР стал 45-летний маршал Тимошенко С.К., а начальником Ген­штаба — 43-летний генерал армии Мерецков К.А. Военно-морской флот возглавил 34-летний адмирал Кузнецов Н.Г., а Военно-воздушные силы — 29-летний генерал Рычагов П.В.

Средний возраст командиров полков в то время был 29-33 года, командиров дивизии – 35-37 лет, а командиров кор­пусов и командармов – 40-43 года. Новые выдвиженцы по уровню образования и опыту уступали своим предшествен­никам. Несмотря на большую энергию и желание, они не успели освоить свои обязанности по руководству войсками в сложных условиях. Перед войной также не было закончено и перевооружение армии.