Нельзя было кончить войну только тем, что выгнали французов из России. Конечно, Наполеон согласился бы тогда заключить мир, выгодный для Александра, но что же бы из этого вышло? Европейские государства остались бы в той же зависимости от него. Он через несколько лет поправился бы от поражения и мог опять начать войну. Напротив, Александр I решился освободить все порабощенные Наполеоном государст­ва и начать с Пруссии.

Пруссаки ненавидели Наполеона, потому что он притеснял их больше, чем другие народы. Генерал Йорк, который вел пруссаков в походе их с Наполеоном в Россию, отделился от французов и заключил договор с русскими войсками не сра­жаться против них, но ни он, ни другие пруссаки не смели явно перейти на нашу сторону, потому что столица их, крепости и почти вся земля были заняты французскими войсками. Поэто­му надо было занять как можно скорее нашим войскам прус­ские земли.

Хотя наши очень много потеряли людей в войну 1812 года, и им надо было отдохнуть, но государь приказал им немедленно перейти через границу, В короткое время они за­няли герцогство Варшавское и Пруссию, кроме нескольких крепостей. Тогда прусский король вступил в союз с императо­ром Александром. Они надеялись, что и австрийский импера­тор с ними соединится, но он только объявил, что не пристанет ни к той, ни к другой стороне и будет стараться примирить Александра и прусского короля с Наполеоном.

Портрет Александра I, 1801 г., худ. Г. Кюгельхен

Портрет Александра I, 1801 г., худ. Г. Кюгельхен

Пруссаки стали поспешно вооружаться; кроме войска, и у них составилось сильное ополчение, и когда дошло дело до сражений, то пруссаки дрались очень храбро. Австрийцев сме­шили эти старания пруссаков, и они издевались над их ополчением. В прочих германских государствах народ ненавидел французов, но государи боялись Наполеона и не только не сме­ли вооружиться против него, но еще присылали к нему войско на помощь. Он увеличил рекрутские наборы во Франции и вытребовал из Испании старых солдат, чтобы составить полки из них вместе с новобранцами. А наше и прусское войска еще были невелики, потому что пруссаки не кончили своего воору­жения, а русское войско уже было так далеко от нашей грани­цы, что подкрепления еще не могли прийти. Поэтому в начале войны у Наполеона было гораздо больше войска.

Кутузов скончался вскоре после перехода наших войск че­рез границу, и главнокомандующим назначили Витгенштейна. Он сразился с Наполеоном сперва при Лютцене, а потом при Бауцене. Оба сражения остались нерешенными, но нашим нужно было отступить, потому что войско Наполеона было гораздо многочисленнее. Наконец заключили с ним перемирие для того, чтобы обеим сторонам окончить вооружение, и каж­дая надеялась склонить на свою сторону Австрию. Это удалось Александру, и когда перемирие кончилось, то против Наполе­она было в союзе семь государств: Россия, Англия, Австрия, Пруссия, Швеция, Испания и Португалия. Теперь у него уже было менее войска, чем у союзников.

Он стоял со своим войском в Саксонии, а союзники состав­ляли три армии. Главная была в Богемии под начальством Шварценберга, командующего австрийской армией, воевав­шей против России. Большую часть этой армии составляли ав­стрийцы, но в ней была русская и прусская гвардии и другие русские войска. При этой армии находились императоры рус­ский и австрийский и король прусский. Вторая армия была в Силезии под начальством прусского генерала Блюхера, но в ней больше половины войска было русских. Третьей армией, которая была в Пруссии, командовал наследный принц швед­ский, и в ней почти половина была русских.

Наполеон пошел на Блюхера, и в это время главная армия союзников подступила к Дрездену, столице Саксонии. Импе­ратор Александр хотел тотчас же напасть на Дрезден, но Шварценберг, поджидая австрийские войска, потерял время, сам Наполеон подоспел с войском к Дрездену и напал на союзни­ков. Русские и пруссаки храбро сопротивлялись, но он разбил австрийцев и взял в плен их несколько тысяч. Пришлось отсту­пить, а это было трудно, потому что путь из Саксонии в Боге­мию идет по горам, и в то время от частых дождей было очень грязно.

Наполеон послал своего генерала Вандама с 37000 человек занять город Теплиц и стать на дороге, по которой должны были идти союзники. Если бы это удалось, то наша армия и все три государя были бы в великой опасности. Но граф Остерман, у которого войска было вдвое меньше, чем у Вандама, загородил дорогу французам. В числе войск Остермана была и отборная наша гвардия. У прочих его войск скоро недостало зарядов и пришлось драться одним гвардейцам, которых было только 8000 человек. Упорное сражение между Остерманом и Вандамом началось под Кульмом.

Нашим солдатам было объявлено, что император Александр еще в горах и что от их храбрости зависит спасение его армии. Ермолов, который в этом сраже­нии был вторым начальником после Остермана, говорил, что не нужно было ободрять наших солдат, а только укрощать их пыл­кость. Долго уже продолжался бой, 80 французских пушек по­ражали наши ряды и не могли поколебать их; все наши полки один за другим ходили в штыки. В два часа Вандам хотел ре­шить дело одним ударом. Войска его пошли напролом. Но наши гвардейцы, с музыкой и барабанным боем, встретили их шты­ками и саблями: одни из неприятелей побежали в лес, другие были перебиты. Наши солдаты сражались с неимоверным му­жеством. Раненые опять шли драться. После сражения не пред­ставляли списка отличившихся, потому что все сражались оди­наково превосходно. У Остермана оторвало ядром левую руку. Между тем к нашим стали подходить подкрепления. Прибыл и государь.

Вандам тоже ожидал помощи, но она к нему не при­шла. Назавтра государь приказал напасть на французов, а пруссакам, которые еще оставались в горах, велел идти напе­ререз дороги, по которой придется французам отступать. Вой­ско Вандама не выдержало нападения, отступило, было встре­чено пруссаками, окружено и почти все погибло или взято в плен. Кульмское сражение очень обрадовало Александра. Он в нем распоряжался сам и увидел, что это гораздо лучше, чем доверять австрийским генералам. В память этого сражения был учрежден особый крест.

Между тем Блюхер победил французов при Кацбахе, а на­следный принц шведский при Гросберене и Денневице. Сам Блюхер доносил, что он победою обязан хорошим распоряже­ниям русского генерала Сакена. Кроме него в кацбахском сра­жении отличились русские генералы Васильчиков и Ланской. Сверх потерь в этих сражениях Наполеон лишился много вой­ска от нападений казаков под начальством Платова, Тильмана, который был саксонским генералом и перешел к нам на службу, Чернышева и других партизанов.

Чернышев, пройдя с неболь­шим отрядом несколько сот верст по земле, занятой неприя­тельскими войсками, напал на Кассель, столицу Вестфальского королевства, взял его, выгнал оттуда короля, брата Наполеона, объявил, что Вестфальское королевство уничтожено и благопо­лучно возвратился в армию наследного принца шведского.

Наполеон увидел, что ему не удержаться в Дрездене и от­ступил к Лейпцигу. Наши войска пошли туда за ним, и сраже­ние началось в 1813 году, 4 октября. В это время подоспела только главная наша армия, а Блюхер и наследный принц еще не подошли. Поэтому Наполеон хотел сперва победить Шварценберга, а потом уже напасть на них. Ему удалось победить австрийцев, и он взял их в плен несколько тысяч, даже сильный удар расстроил русские и прусские войска. Французы уже ов­ладели частью наших пушек, сам император Александр был в большой опасности. Французская конница шла недалеко от него, а при нем всего было только несколько сот лейб-казаков под начальством графа Орлова-Денисова, но Александр велел этим лейб-казакам выступить на врага, а генералу Сухозанету подвести гвардейскую артиллерию. Донцы с отчаянной храбро­стью исполнили волю государя, а гвардейская артиллерия пе­ребила множество французов. Наши оправились, возвратили свои пушки и удержали поле битвы.

Назавтра подошли Блюхер и наследный принц, а на третий день началось общее сражение. У Наполеона было 170000 вой­ска, а у союзников более 300000. Пушек с обеих сторон до 2000. Сражение упорностью не уступало Бородинскому. Во время самой битвы несколько тысяч саксонцов, бывших в войске На­полеона, перешли на сторону наших. Но французы отчаянно оборонялись и не уступали ни шага. Русскому генералу Ланжерону удалось взять деревню Шенфельд, которая особенно была важна по своей местности.

На другой день Наполеон велел отступать. Генералы Лористон и Понятовский, только что по­жалованный за храбрость в маршалы, были оставлены Наполе­оном защищать Лейпциг, пока будет отступать прочее его вой­ско; потом же эти генералы должны были отступить через реку Эльстер по мосту, к которому приставлены были люди с прика­зом зажечь его, когда перейдут французы. Союзники ворва­лись в Лейпциг. Понятовский и Лористон стали отступать; но люди, приставленные к мосту, увидели наши войска и взорвали его. Неприятели от этого много потеряли, большая часть их сдалась в плен, в том числе и Лористон; другие же бросились вплавь через Эльстер и потонули; в числе их был и Понятов­ский.

Наполеон со своим войском стал отступать в большом рас­стройстве к реке Рейну; ему загородили путь австрийцы и ба­варцы, которые тоже выступили против него, но он разбил их и ушел во Францию. Германцы присоединились к союзникам, которые сперва не решались вступить во Францию, полагая, что нападение на нее не может кончиться счастливо; но Алек­сандр уговорил их продолжать войну и не давать Наполеону собраться с силами.

Армии Шварценбсрга и Блюхера вошли во Францию. Большая часть армии наследного принца пошла на датчан и заставила их отказаться от союза с Наполеоном, а остальные войска наследного принца освободили от власти французов Голландию, причем особенно отличался Чернышев. Он потом вступил во Францию и там тоже сделал славное дело, взяв крепость Суассон.

У Наполеона было слишком мало войска в сравнении с ар­мией союзников и потому он старался нападать на них по час­тям. Сперва, однако, ему это не удалось, и Блюхер при городе Бриенне победил его. Но потом Наполеону помогло то, что австрийцы действовали вяло, нерешительно и все хлопотали о том, чтобы поскорее заключить мир, выгодный для них, не слишком заботясь о прочих союзниках. Пользуясь этим, он успел разбить войска Блюхера по частям, но к Блюхеру присо­единилась часть армии наследного принца. Воронцов при горо­де Краоне несколько часов сражался с Наполеоном, хотя имел меньше войска, а Блюхер между тем хотел обойти неприятеля, но не успел этого сделать.

Однако потом уже наши войска не разделялись, и все нападения на них Наполеона были неудач­ны. Переговоры о мире, которые Наполеон начал было с союз­никами, тоже не состоялись. Тогда Наполеон вздумал испугать союзников. По примеру прежних своих войн с австрийцами и пруссаками, он знал, что они всегда впадали в панику, когда он посылал хотя бы небольшое войско к ним в тыл. Теперь Напо­леон со всей своей армией пошел в тыл союзникам, надеясь, что они пойдут вслед за ним и оставят Париж в покое. Может быть, они так и сделали бы, если бы с ними не было императора Александра. Он объявил, что если австрийцы отступят, то он с русскими пойдет на Париж, и спросил прусского короля, пой­дет ли он с ним. Прусский король отвечал, что он уже давно отдал свои войска в распоряжение императора Александра. «Зачем же вы хотите оставить меня одного?» — сказал австрий­ский император.

Тогда было решено всем идти на Париж. По пути туда со­юзников русский генерал граф Пален победил двух маршалов, Мармона и Мортье, при городе Фер-Шампенуазе и заставил их отступить к Парижу. Там эти маршалы получили подкрепле­ние французскими ополчениями и приготовились к защите под главным начальством Иосифа, брата Наполеона, короля испан­ского. Но хотя они защищались очень храбро, особенно на двух высотах близ Парижа, Бельвиле и Монмартре, но русские взя­ли эти высоты, причем особенно отличались генералы Раевский, Ланжерон, Рудзевич и Воронцов. Пруссаки тоже храбро сражались, австрийцы же совсем не участвовали в приступе к высотам близ Парижа.

Париж сдался. Завоевание его было славным делом, потому что его еще никогда не покорял ни один враг. Взятием Парижа русские расплатились за плен Москвы, Но не так они поступали в нем, как французы в Москве. Плохо пришлось бы французам, если бы они имели дело только с пруссаками и другими германцами, ненавидевшими их. Но им­ператор Александр всегда строго смотрел, чтобы войска наши хорошо обходились с жителями, даже в неприятельской земле. Поэтому и в Париже наше войско оставило по себе добрую память, и французы называли Александра своим защитником.

Французы объявили Наполеона лишенным престола и при­звали к себе своего законного короля Людовика XVIII. Алек­сандр благодетельствовал всему семейству Наполеона, а сам Наполеон был сослан на маленький остров Эльбу. Этот остров был отдан в его владение; он по-прежнему назывался импера­тором, имел у себя придворных и человек тысячу гвардии. Братья Наполеона тоже лишились своих государств.

Чтобы устроить дела в Европе, назначен был конгресс или съезд в Вене в 1815 году. Туда приехали многие государи, а другие прислали своих министров. Александр был первый в этом конгрессе и сам распоряжался всеми делами, а русские министры только исполняли его волю. Но многие государства скоро забыли, что он для них сделал. Англия, Франция и Авст­рия составили против него тайный союз.

В это время Наполеон бежал с острова Эльбы, вышел на берег Франции; народ французский с радостью его принял, войско перешло на его сторону. Людовик XVIII убежал из Па­рижа, и Наполеон снова сделался французским императором. Тогда опять почти все европейские государства соединились против него под предводительством Александра. Но русские войска на этот раз не подоспели к войне.

Англичане под началь­ством Веллингтона и пруссаки под начальством Блюхера побе­дили Наполеона при Ватерлоо и почти истребили его войско. Париж им сдался. Наполеон попал в плен англичанам и, с согласия других союзников, отправлен на остров св. Елены, где англичане очень дурно с ним обращались, и он через несколько лет умер. Мюрат тоже потерял государство и потом был рас­стрелян. В Париже был заключен мир между всеми государст­вами. Франция должна была заплатить много денег союзным государствам, и войска их несколько лет оставались в ней для соблюдения порядка. Россия получила герцогство Варшавское.

Кроме этих войн, император Александр воевал с персами на Кавказе, а там его генералы Цицианов, Гудович, Тормасов, Котляревский везде одерживали победы. По миру в Гюлистане Персия уступила России многие земли между Черным и Кас­пийским морями.

Александр Павлович предложил всем другим государям за­ключить между собою Священный союз, основанный на прави­лах Св. Писания. По нему государи обязались считать друг дру­га братьями и оказывать взаимную помощь и доброжелательст­во, а подданных считать тоже будто одним семейством и управлять ими согласно правилам христианской веры. Все го­судари в Европе, кроме английского и турецкого, пристали к этому союзу. Потом Александр Павлович был на нескольких конгрессах, которые собирались для того, чтобы уничтожить бунты в разных европейских государствах.

В последние годы царствования Александра Павловича гре­ки восстали против турок. Турки стали убивать тех греков, которые находились в Константинополе, и даже распяли грече­ского патриарха Григория. Александр вступился за своих еди­новерцев и хотел воевать с турками. Но прежде чем успел это исполнить, скончался в Таганроге в 1825 году. Все русские горько оплакивали кончину этого государя, который прославил Россию своими победами и был так добр, что заслужил назва­ние Благословенного. Даже иностранцы сожалели о его смерти и благословляли его.

Как ни были славны войны императора Александра I, но они дорого стоили России. Последние годы своего царствования он посвятил на то, чтобы по возможности загладить те потери, которые были причинены войнами. Значительных перемен во внутреннем устройстве России в это время не произошло. Но русская литература весьма развилась. Славнейшие писатели этого времени из духовных — митрополиты Платон, Евгений и Филарет, светские — Крылов, Карамзин, Жуковский, Грибое­дов и Пушкин. Карамзин написал Историю Государства Рос­сийского, Крылов знаменит своими баснями, а Грибоедов коме­дией под названием «Горе от ума». Пушкин и Жуковский про­славились стихотворениями, последний преимущественно переводами. Пушкин и великие писатели времени Николая I Гоголь и Белинский произвели совершенный переворот в лите­ратуре.

Из книги Ишимовой А.О. «История России для детей», М., «Монолог», 1993 г., с. 260-266.