Сегодня предлагаю читателям познакомиться с одной из глав книги «История России для детей», написанной замечательной детской писательницей Александрой Осиповной Ишимовой, книгами которой зачитывалась вся юная Россия в XIX-XX вв.  Впервые эта книга вышла в свет в 1836 г. и привлекла внимание Пушкина А.С.

Привожу отрывок из его письма  Александре Осиповне, волею судеб оказав­шимся последним в жизни Пушкина. В этот день поэт был смертельно ранен на дуэли. «Сегодня я нечаянно открыл вашу «Историю в рассказах», и поневоле зачитался. Вот как надобно писать! С глубочайшим почтением и совершенной преданностию честь имею быть, милостивая государыня, вашим покорнейшим слугою. 27 янв. 1837.», — вот как оценил рассказы Ишимовой великий поэт.

«На восток от Волги идут степи на многие тысячи верст, и по этим степям в старину кочевали, да и ныне кочуют разные народы. В числе этих народов были татары и монголы. Соседние народы ничего о них не знали, пока не сделался мон­гольским ханом, то есть начальником, Темучин. Он был чело­век очень храбрый и свирепый. Вздумали было монгольские племена против него возмутиться, так он их покорил, взял много пленных и велел их сварить в семидесяти котлах.

Татары и монголы были очень люты, любили мучить своих врагов и вообще не считали грехом сделать всякое зло людям иного племени, хотя к своим соотечественникам были очень милостивы. Ссоры и тяжбы между ними случались очень редко. Всего больше они любили войну и с малолетства привыкали отлично ездить верхом. Когда бились, то обыкновенно стара­лись завести неприятеля в засаду, и оттого часто побеждали своих врагов.

Обмануть неприятеля, хотя бы даже ложной клятвой, считали они умным делом. Когда Темучин покорил всех монгольских и татарских начальников, то пришел к нему какой-то пустынник, назвал себя пророком и сказал, что Бог отдаст Темучину всю землю, и поэтому он должен вперед на­зываться Чингисханом, то есть великим ханом. Так и называли его с того времени.

Древнерусское оружие

Древнерусское оружие

И точно задумал он покорить весь свет. Прежде всего, пошел на китайцев. Китайцы еще до Рождества Христова были очень образованным народом, но возгордились, стали думать, что им ничего не надо перенимать у других на­родов. Что же вышло? Другие-то народы придумали много хо­рошего, а китайцы не знали этого и теперь не знают. Народ они самый многолюдный, а другие малолюдные народы их то и дело побеждают. Чтобы лучше обороняться от кочевых народов, китайцы построили между их землей и своей стену на несколько тысяч верст в длину, но и тем не оборонились.

Кочевые народы один за другим покоряли Китай. Так и монголы тоже их поко­рили. К западу от Монголии, ближе к Руси, было тогда великое царство бухарское. Чингисхан его покорил и послал двух своих вождей, Джебе и Субетея, завоевать нынешние кавказские земли. Но когда они там воевали, в одном ущелье окружили их тамошние жители, ясы и половцы. Татары увидели, что им не сладить с теми и другими, и сказали половцам: «Мы с вами одного племени, а ясы и нам и вам враги. Зачем вы им помога­ете?» Половцы послушались их, ушли из ущелья; татары побе­дили ясов, а потом напали на самих половцев. Половцы побе­жали от них в Русскую землю.

Князья до того привыкли к половцам, что даже роднились с ними, чтобы при случае иметь от них помощь. Так и Мстислав Удалой был женат на дочери половецкого хана Котяна. Ну как же не заступиться за родственника? А прочие южные князья во всем слушались Удалого. Они сказали: «Если не заступимся за половцев, то они поддадутся татарам и станут еще сильнее, а лучше пойдем навстречу татарам, не дожидаясь, когда они вой­дут в нашу землю».

И пошли на них три Мстислава: князь галицкий, то есть Удалой, князья киевский и черниговский, Даниил Романович и много других князей. Татары прислали десять послов к русским и сказали: «Мы на вас не приходили, а пришли на холопов и конюхов наших — половцев; они и вам много зла наделали; так бейте их с другой стороны, пока мы будем бить с одной». Но князья велели убить этих послов.

Пришли к ним другие татарские послы и сказали: «Пусть нас Бог рассудит». Сперва, впрочем, дела хорошо пошли. Уда­лой побил передовое татарское войско и взял много скота в добычу. Потом пришло русское войско на реку Калку. Там Удалой поссорился с двумя другими Мстиславами и, не сказав им ни слова, придумал с молодыми князьями напасть на татар.

Даниил Романович первый налетел на татар, был ранен, сгоря­ча не почувствовал этого и погнал татар. Но половцы, всегдаш­ние трусы, и на этот раз не выдержали нападения татар, броси­лись в испуге на войска двух Мстиславов и смешали их. Тогда татары повсюду одолели. Удалой и Даниил едва успели убе­жать.

Мстислав киевский с двумя другими князьями остался с войском, где стоял; огородились кольями и три дня отбивались от татар. С татарами были разные русские беглецы, которые назывались бродниками. Их начальник поклялся русским князьям, что если они сдадутся, то татары не убьют их, а отпу­стят за выкуп. Они поверили, но, когда сдались, татары пова­лили их на землю, положили на них доски, сами сели на эти доски и стали обедать — так и задавили князей.

Потом пошли татары к Русской земле. Народ, чтобы их умилостивить, выхо­дил к ним с хлебом-солью, духовенство с крестами и хоругвя­ми, а они всех убивали без пощады и все грабили. Однако они на этот раз недалеко пошли в Русскую землю, воротились в свои степи.

Это называется нашествием татар. Битва при Калке была в 1224 году от Рождества Христова, а в течение 14 лет после этого татары не приходили на Русскую землю, так что русские даже дивились, и летописцы писали, что приходил это Божьим по­пущением народ неведомый, никто не знает, кто они, откуда пришли и куда девались. Иные даже придумали о них такую басню, будто татары — народы, которых Гедеон, судья изра­ильский, загнал в пустыню и которые перед концом мира вый­дут оттуда и попленят все земли.

Когда Чингисхан умер, его сын и наследник послал своего племянника, Батыя, внука Чингисхана, воевать в разные зем­ли и дал ему шестьсот тысяч войска. На беду в России в это время было 70 князей, и они беспрестанно ссорились между собою. Самые сильные из них были Юрий Всеволодович суз­дальский и владимирский, брат его Ярослав новгородский и Даниил Романович, который успел выгнать венгров из Галича и завладел этим княжеством.

Батый прежде всего пришел в рязанскую землю и послал сказать тамошним князьям: «Если хотите мира, то отдайте нам десятую часть своего имущества». Князья отвечали: «Когда никого из нас в живых не останется, тогда все возьмете». Они попросили помощи у Юрия Всеволо­довича, но владимирские князья издавна были не в ладах с рязанскими, и Юрий Всеволодович, надеясь на свою силу, ду­мал, что и один без рязанских князей справится с татарами.

Поэтому он отказал им в помощи. Князья рязанские, коломен­ские, муромские и пронские вышли против Батыя, но где было им устоять против такого войска. Почти все они были переби­ты, и Батый осадил Рязань. Пять дней простоял он под городом; рязанцы бились отчаянно, но сила одолела. Татары ворвались в город. Рязанцы в храмах Божиих затворили своих жен, детей и лучшее из имущества. Но татары ворвались и туда, делали всякие бесчинства, оскверняли храмы, убивали и священни­ков, и младенцев. Весь город превратили они в пепел. То же было и с другими городами. Потом они пошли к Владимиру.

Покаялся владимирский князь, что не помог рязанским, да уж поздно было. Батый победил сына Юрьева и сжег Москву. Тогда-то увидел Георгий, какая страшная беда ему грозит. Он оставил двух сыновей оборонять Владимир, а сам пошел к реке и стал собирать там войско. Татары подступили к Владимиру. Князья приняли Святых Тайн, посхимились и стали биться.

Схимниками называются монахи, которые дают Богу еще особые самые строгие обеты отречься от всего земного. Как ни храбро бились владимирцы, не могли одолеть татар, и татары вломились в город. Жена Георгия, сноха его, духовные, женщи­ны и дети затворились в соборной церкви. Татары зажгли се, и все, кто был там, одни задохлись от дыма, другие погибли от врагов. С городом они сделали то же, что и с Рязанью. Когда Юрию донесли, что его стольный город разрушен, супруга и дети погибли, то он воскликнул: «Господи, пошли мне терпе­ние Иова!»

Скорой на него напал Батый. Храбро бился Георгий и пал с оружием в руках. Племянник его Василько попал в плен к татарам. Они сказали ему: «Будь нашим другом и воюй под знаменами Батыя». Он ответил им: «Не подружусь с врагами Христа и Руси. Ваше темное царство погибнет, когда исполнит­ся мера ваших злодейств». Татары в ярости убили его и пошли к Новгороду.

Ростовский архиерей поехал к реке, где была битва Георгия с татарами, и в числе мертвых узнал его по княжескому одеянию. Но голова его была отделена от тулови­ща и найдена уже после. Нетленные святые мощи его почивают ныне во Владимире. Много еще взяли татары русских городов и сел, головы русских падали, как трава скошенная. Леса и болота спасли Новгород. Батый не пошел к нему, своротил с новгородской дороги и осадил город Козельск.

Князь в Козельске был еще младенцем по имени Василий. Дружина и народ стали советоваться, что делать, и сказали друг другу: «Братья! Умрем, чтобы на земле оставить добрую славу, а на небе получить венцы бессмертия!» И бились они семь недель. Ни одного города не было так трудно взять тата­рам.

Наконец, они разбили стены городские, но горожане при­нялись с ними резаться на ножах, вышли из города, бросились на все войско Батыево, изрубили снаряды, которыми татары ломали стены, и побили 4000 неприятелей, и потом сами были убиты. Хан велел перебить всех в городе до единого, даже мла­денцев, и назвал Козельск злым. Князь Василий пропал без вести. Говорили, что он утонул в крови.

Ярослав не успел помочь брату. У Даниила не было столько силы, чтобы идти на татар. На следующий год они сами пошли на него. Он не мог защищать Киева; уехал в Венгрию, а в Киеве оставил воеводу Дмитрия. Татары увидели Киев и не могли им налюбоваться. Он раскинулся на крутом берегу реки; высокая белая стена с воротами и башнями окружала его; дома словно прятались в садах; над всем блистали главы храмов Божиих. Татары потребовали покорности, киевляне убили их послов.

Дмитрий спросил у одного пленника, как велика сила Батыева. Пленник отвечал, что ей нет счета. Но Дмитрий не испугался. Татары стали днем и ночью разбивать стены. Начался ужасный бой; стрелы омрачали воздух, копья трещали и ломались, мер­твых, умирающих попирали ногами. К вечеру татары овладели стеной, русские отошли к десятинной церкви, огородили се тыном, безоружные с имуществом заперлись в церкви.

Дмит­рий, исходя кровью от ран, не оставлял битвы. Наконец и тут одолели татары, перебили киевлян, взяли в плен Дмитрия и привели к Батыю. Батый не только не убил его, но еще стал оказывать милости и просил советов. После этого татары взяли Владимир, Галич и другие города. Тогда Дмитрий сказал Ба­тыю: «Тебе на Руси все покорно, поди лучше в Венгрию, а то венгерский король нападет на тебя». Батый послушался его. Так Дмитрий и в неволе послужил Русской земле».

Из книги Ишимовой А.О. «История России для детей», М., «Монолог», 1993 г., с. 52-56.