Давыдов Д.В. (1784-1839) — сын екатерининского бригадира, двоюродный брат Раевского Н.Н., Ермолова А.П. и декабриста Давы­дова В.Л., разносторонне талантливый и неотразимо обая­тельный поэт, мыслитель и воин, воспетый чуть ли не всеми звездами русской поэзии первой трети XIX в. (включая А. С. Пушкина). Давыдов Денис Васильевич, русский генерал-лейтенант, известный поэт, приятель Пушкина А.С. и других литераторов, в Отечественную войну 1812 г. в чине подполковника служил в Ахтырском гусарском полку.

Одним из первых возглавил армейский партизанский отряд. Давыдов стал прообразом Василия Денисова в романе Толстого Л.Н. «Война и мир», — был одним из самых популярных в свое время людей России, чьи портреты украшали не только избы русского простонародья, но и, к примеру, кабинет Вальтера Скотта в Абботсфорде.

Давыдов Д.В. выдвинулся уже в финлянд­ском походе и в турецкую войну, а впоследствии принимал учас­тие в персидском и польском походах. «Жизни баловень счастли­вый, два венка ты заслужил…»  писал, обращаясь к нему, Н. Языков. Один венок — как партизан, увековечивший свое имя наравне с крупнейшими полководцами славной кампании; другой венок — как автор живых и кипучих «гусарских стихов», проникнутых па­фосом национального самосознания и патриотизма.

И все же существует еще «тре­тий венок» Дениса Давыдова — его «Военные записки». Написанные, по словам Пушкина, «неподражаемым слогом», «Записки» Д. Давыдова поднимают огромный пласт жизни русско­го общества, русской армии и дают серию блестящих очерков, в которых раскрывается подвиг русского народа в борьбе с наполе­оновским нашествием на Россию.

Д. В. Давыдов, раскрашенная гравюра М. Дюбурга по оригиналу А. Орловского, 1814 г.

Д. В. Давыдов, раскрашенная гравюра М. Дюбурга по оригиналу А. Орловского, 1814 г.

Прежде чем возглавить партизанский отряд, Давы­дов успел отличиться в регулярных сражениях от Мира до Бородина, но в ряд поистине легендарных героев Отечественной войны он встал именно как партизан, самый выразительный, классически совершенный тип партизанского вожака того времени.

В Отечественную войну 1812 г. партизанские отряды нанесли весьма ощутимый урон французской армии. Основной их задачей было удерживать под уда­ром коммуникации противника и создавать постоянную угрозу окружения его войск в районе Москвы. Нарушая связь  французских частей, партизаны вынуждали противника оставлять значительные силы для охраны своих коммуникаций. Давыдов подобрал себе в отряде хороших помощни­ков: майора Храповицкого С.С., поручика Макарова, ротмистра Чеченского А.Н., поручика Бекетова Д.А. — все они были пред­приимчивы, сметливы, отважны.

Сам же Давыдов бли­стал природным талантом организатора. Кадровый офицер с большим военным опытом, он внес в парти­занскую службу регулярное начало: порядок, дисципли­ну, ответственность. Вместе с тем отличавшее его соче­тание творческого ума, эрудиции и поэтического вдох­новения позволило ему выработать, с учетом опыта испанских партизан (герильясов), и самому воплощать в жизнь целую «теорию партизанского действия». Если не на все, то на многие случаи партизанской жиз­ни у него были свои правила, которым он следовал неукоснительно. Вот одно из них: «Лучшая позиция для партии есть непрестанное движение оной…»

Другим правилом для партизанских «партий» Да­выдов считал их связь с народом. Он даже стал прино­равливать к крестьянам себя и свой отряд и в обычаях, и в одежде. «Я надел мужичий кафтан, стал отпускать бороду, — читаем в его записках, — вместо ордена св. Анны повесил образ св. Николая и заговорил с ними языком народным». Крестьяне плати­ли за это Давыдову особым доверием, помогая его от­ряду стать неуловимым.

Партизаны Давыдова разрушали коммуникации противника, уничтожали его мелкие отряды, фуражи­ров и мародеров, захватывали транспорты, обозы и пленных, включая ценных «языков». В бою Давыдов был беспощаден, но неоправданную жестокость к без­оружному врагу пресекал. Пленных он даже удивлял своей гуманностью, следуя правилу своего кумира Су­ворова: «С пленными поступать человеколюбиво и стыдиться варварства».

Для ведения «малой войны» по приказу Кутузова М.И. стали создаваться специальные армейские легкие отряды, которые должны были действовать совместно с крестьянскими партизан­скими отрядами. Отряд подполковника Давыдова Д.В. был сформирован в конце августа 1812 г. и насчитывал 130 человек. Уже в начале сентября партизаны Дениса Васильевича проучили шайку французских мародеров, ограбивших крестьян одного из окрестных сел – Токарево. Давыдов Д.В. – автор знаменитого «Дневника партизанских действий» и многих статей, посвящённых Отечественной войне 1812 г. Сегодня предлагаю вниманию читателей одну из них.

Давыдов Д.В.

Давыдов Д.В.

Наказ партизана

Узнав, что в село Токарево пришла шайка ма­родеров, мы 2 сентября на рассвете напали на нее и захватили в плен девяносто человек, прикрывавших обоз с ограбленными у жителей пожитками. Едва ка­заки и крестьяне занялись разделом между собою до­бычи, как выставленные за селением скрытые пикеты дали нам знать о приближении к Токареву другой шай­ки мародеров.

Это селение лежит на скате возвышен­ности у берега речки Вори, почему неприятель нисколь­ко не мог нас приметить и следовал без малейшей пред­осторожности; мы тотчас сели на коней, скрылись по­зади изб и атаковали его со всех сторон с криком и стрельбою; ворвавшись в середину, мы еще захватили семьдесят человек в плен.

Тогда я созвал мир и объявил ему о мнимом прибытии большого числа наших войск на помощь уездов Юхновского и Вяземского, роздал крестьянам взятые у неприятеля ружья и патроны, уговорил их защищать свою собственность и дал им на­ставление, как поступать с шайками мародеров, числом их превышающих: «Примите их, — говорил я им — дружелюбно, поднесите с поклонами (ибо, не зная рус­ского языка, поклоны они понимают лучше слов) все, что у вас есть съестного, а особенно питейного, уложите спать пьяными, и когда приметите, что они точно засну­ли, бросьтесь все на их оружие, обыкновенно кучею в угле избы или на улице поставленное, и совершите то, что Бог повелел совершить с врагами Христовой церкви и вашей родины.

Истребив их, закопайте тела в хлеву, в лесу или в каком-нибудь непроходимом месте. Во вся­ком случае, берегитесь, чтобы места, где тела зарыты, не были приметны от свежей, недавно вскопанной зем­ли; для того разбросайте на этом месте кучу камней, бревен; всю добычу военную, как мундиры, каски, рем­ни и прочее, — все жгите или зарывайте в таких же местах, как и тела французов.

Эта осторожность потому вам нужна, что другая шайка басурманов, верно, будет рыться в свежей земле, думая найти в ней или деньги, или ваше имущество; но, открывши вместо того тела своих товарищей и вещи, им принадлежавшие, вас всех побьет и село сожжет. А ты, брат староста, имей над­зор над всем тем, о чем я приказываю, да прикажи, что­бы на дворе у тебя всегда были готовы три или четыре парня, которые, когда завидят очень многое число французов, садились бы на лошадей и скакали бы в разные стороны искать меня, — я приду к вам на помощь.

Бог велит православным христианам жить мирно между собою и не выдавать врагам друг друга, особенно чадам ан­тихриста, которые не щадят и храмов Бо­жиих! Все, что я вам сказал, перескажите соседям ва­шим». Я не смел дать письменного наставления из опа­сения, чтобы оно не попалось в руки неприятеля, кото­рый мог быть уведомлен о мерах, предложенных мною жителям для истребления мародеров.

 

Партизан

Умолкнул бой. Ночная тень
Москвы окрестность покрывает;
Вдали Кутузова курень
Один, как звездочка, сверкает.
Громада войск во тьме кипит,
И над пылающей Москвою
Багрово зарево лежит
Необозримой полосою.
И мчится тайною тропой
Воспрянувший с долины битвы
Наездников веселый рой
На отдаленныя ловиты.
Как стая алчущих волков,
Они долинами витают:
То внемлют шороху, то вновь
Безмолвно рыскать продолжают.
Начальник, в бурке на плечах,
В косматой шапке кабардинской,
Горит в передовых рядах
Особой яростью воинской.
Сын белокаменной Москвы,
Но рано брошенный в тревоги,
Он жаждет сечи и молвы,
А там что будет — вольны боги!
Давно незнаем им покой,
Привет родни, взор девы нежный;
Его любовь — кровавый бой,
Родня — Донцы, друг — конь надежный:
Он чрез стремнины, чрез холмы
Отважно всадника приносит,
То чутко шевелит ушьми,
То фыркает, то удил просит.
Еще их скок приметен был
На высях, за преградной Нарой,
Златимых отблеском пожара –
Но скоро буйный рой за высь перекатил
И скоро след его простыл…
Д. Давыдов

Партизанское движение в Отечественной войне 1812 г. вызывает глубочайший интерес, прежде всего тем, что оно заставило весь мир в корне изменить свое отношение к русскому народу и задуматься о том, какая небывалая сила помогла ему победить величайшего полководца того времени Наполеона Бонапарта.