Турецкая армия хотя и понесла большие потери под Рущуком, но не была еще разгромлена. Ее главнокоман­дующий великий визирь Ахмет-паша, отойдя в укреп­ленный лагерь, готовился возобновить сражение. Он на­деялся, что русская армия, увлеченная успехом, будет продолжать наступление. И действительно, многие русские гене­ралы настаивали на немедленной атаке турецких войск.

Но Кутузов хорошо знал, что предпринимать наступле­ние на противника, обладавшего четырехкратным пре­восходством в силах и засевшего в укрепленном лагере, — это значит подвергать слишком большому риску свою ар­мию. «Если пойдем за турками, — отвечал Кутузов своим генералам, — то вероятно достигнем Шумлы, но потом что станем делать! Надобно будет возвратиться, как и в прошлом году, и визирь объявил бы себя победителем. Го­раздо лучше ободрить моего друга Ахмета-бея и он опять придет к нам».

Оценив создавшуюся обстановку, Кутузов  М.И. принял совершенно неожиданное, но единственно правильное ре­шение: простояв после сражения четыре дня в районе Рущука, он отвёл всю армию на левый берег Дуная, взорвав одновременно крепость. Такое решение было не­понятным для многих, Кутузова обвиняли в нерешитель­ности и трусости.

Но штурм турецкого лагеря без предварительной подготовки мог лишь ослабить силы русских войск и не привести к ре­шительным результатам. Надо иметь также в виду, что русская армия не располагала резервами, за счет кото­рых она могла бы усиливаться. Кроме того, защита крепости сковывала бы значительную часть войск, тем самым ослабляла си­лы русской армии.

Окружение и разгром турецкой армии у Слободзеи 14 октября 1811 г.

Окружение и разгром турецкой армии у Слободзеи 14 октября 1811 г.

Одновременно оставление Рущука было задумано Кутузовым как стратегический маневр. В результате это­го маневра военные действия переносились на левый бе­рег Дуная, где создавались благоприятные условия для окончательного разгрома турецкой армии. Не разгадав стратегического замысла Кутузова и бу­дучи уверенным в том, что русская армия отступает вследствие своей слабости, визирь не замедлил вступить с войсками в Рущук и возвестить о своей «победе».

В Кон­стантинополе и Париже ликовали. Султан щедро награ­дил визиря. Находившийся в Париже Чернышев А.И. сообщал, что Наполеон был очень обрадован, узнав об отступлении Кутузова за Дунай. На одном из приемов в Тюильри он, подойдя к Чернышеву, ехидно спросил: «У вас, кажется, была резня с турками под Рущуком?» Но радоваться султану и Наполеону пришлось недолго, вскоре наступило горькое разочарование.

Переведя свою армию на левый берег Дуная, Кутузов развернул обширные мероприятия по ее укреплению. Без ведома царя Александра I он дал распоряжение о возвращении в Мол­давскую армию вначале 9-й, а затем и 15-й дивизий. Это значительно улуч­шило соотношение сил в пользу русской армии. Одновре­менно строились оборонительные сооружения, производи­лась перегруппировка войск, шла усиленная боевая подготовка, создавались резервы боеприпасов и продоволь­ствия.

В решении задач, связанных с разгромом турецкой ар­мии, большую помощь Кутузову оказывало болгарское на­селение. Из добровольцев было создано Болгарское земское войско. Но силы продолжали оставаться не равными. Более 60 тыс. турок под командованием Ахмет-паши находились в районе Рущука, а 20-тысячное турецкое войско во главе с Исмаил-беем подошло к Видину. Таким образом, на южном берегу Дуная сосредоточи­лись две крупные группировки противника. Они намере­вались переправиться через Дунай и прорваться в Вала­хию для совместных действий против русской армии.

Войска Исмаил-бея начали переправу через Ду­най у Калафата. Этого, собственно, и дожидался Ахмет-паша, стоявший с главными силами под Рущуком. После выхода Исмаил-бея на левый берег Дуная он так­же хотел приступить к форсированию реки.

Переправив через Дунай более 10 тыс. человек, Исмаил-бей 3 августа двинул их против русских войск, обо­ронявшихся на заранее оборудованной позиции. Разгоре­лась упорная борьба. Более восьми часов малочисленный отряд отражал атаки превосходящих сил османов. Против­нику так и не удалось сломить сопротивление русских. Потеряв более 1 тыс. человек убитыми и ранеными, турки вынуждены были прекратить атаки.

Кутузов приказал находившимся там нашим войскам сделать все, чтобы отбросить неприятеля на южный берег Дуная или накрепко запереть его в районе болот. Войска генерала Засса смогли пресечь все попытки Исмаил-бея про­рваться в Малую Валахию. Неоднократные атаки турец­ких войск заканчивались для них лишь большими поте­рями. План визиря, заключавшийся в одновременном на­ступлении на двух направлениях, был сорван.

Прошло два месяца, а визирь с главными силами всё сидел в Рущуке. Он не решался переправиться через Ду­най, пока Исмаил-бей, застрявший со своей 20-тысячной армией в Видине, не вторгнется в Малую Валахию. Один за другим прибывали курьеры из Константинополя с тре­бованиями султана «кончать с русскими». Наполеон также торопил визиря скорее «поймать Кутузова» и разгромить русскую армию.

Ахмет-паша под нажимом из Константинополя и Па­рижа, так и не дождавшись наступления Исмаил-бея, в ночь на 9 сентября начал форсирование Дуная. Основ­ная масса турецких войск переправлялась в 4 км выше Рущука, у Слободзеи. После переправы турецкая пехота начала поспешно закреплять за собой захваченный плац­дарм.

Хотя русские передовые отряды и оказали значитель­ное сопротивление туркам, но сорвать их переправу не смогли. Собственно, это и не входило в их задачу. «Пусть переправляются, только перешло бы их на наш берег поболее», — говорил Кутузов, узнав о переправе турок на левый берег Дуная.

9 сентября, сообщая Зассу о пере­праве войск противника, он писал: «Ежели без большой потери нельзя будет оттуда неприятеля выселить, то я оставлю ему переправиться на сию сторону, хотя и в боль­шом числе, и в полевом сражении, конечно, разобью его». Всего на левый берег в течение трех дней визирь переправил 40 тыс. человек, оставив около 20 тыс. в ла­гере близ Рущука.

Кутузов принимает смелое решение: блокировав турецкие войска на занятой ими позиции, скрытно пере­править часть своих сил через Дунай и сначала разгро­мить противника под Рущуком, а затем окружить и унич­тожить войска, находившиеся на левом берегу Дуная у Слободзеи.

Укрепив позицию девятью редутами, построенными полукольцом непосредственно перед турецкими войсками, Кутузов по­ставил в центре наиболее сильный корпус Эссена П.К. Редуты правого фланга прикрывались войсками генерала Булатова, а левого — отрядом генерала Гартинга. В ре­зерве оставался корпус Маркова в составе 5 тыс. человек пехоты, 2,5 тыс. конницы и 38 орудий.

Турецкие войска, переправившись на левый берег Ду­ная, были скованы основными силами русской армии. Все попытки противника продвинуться вперед, расширить плацдарм были безуспешными. Позиция русской армии была построена так, что оба ее фланга примыкали к Дунаю. Противник с суши был окружен со всех сторон, у него оставалась связь только через Ду­най с Рущуком. Свой замысел Кутузов держал в строжайшей тайне…

Тем временем противник тоже не сидел сложа руки. Особенно напряженно развивались события в районе Видина, где Исмаил-бей 19 сентября перешел в наступле­ние. Толпы турок обрушились на оборонявшийся русский отряд. Их конница пыталась прорваться в его тыл, но русские стояли твердо. Они подпускали противника на близкое расстояние и затем открывали меткий губительный кар­течный и ружейный огонь.  Бой продолжался более десяти часов. Исмаил-бей не сумел пробить себе дорогу в Малую Валахию. Потеряв около 1 тыс. человек убитыми, он вынужден был временно прекратить атаки.

12 октября Исмаил-бей возобновил боевые действия. Более 10 тыс. турецкой пехоты и конницы вновь атако­вали русские укрепления. Отдельным отрядам турецкой кавалерии удалось просочиться между каре, но быстрым маневром русских войск они были отрезаны от остальных сил и почти полностью уничтожены, потеряв одними убитыми более 800 человек. Таким образом, и эта попытка Исмаил-бея прорваться в Валахию и соединиться с главными силами Ахмет-паши оказалась безуспешной.

К этому времени все было го­тово для проведения обходного маневра. 11 октября Ку­тузов отдал приказ генералу Маркову выступать. Вечером того же дня корпус Маркова незаметно для противника покинул лагерь. Палатки не снимались, что­бы турецкие лазутчики ничего не заподозрили. 12 октября корпус был уже в Петрошанах, а 13 октября начал пере­праву на правый берег Дуная в 18 км западнее Рущука.

Пехота и артиллерия переправлялись на паромах и лод­ках, а конница — вплавь. К вечеру переправа была закон­чена, и войска направились к Рущуку. Продвигаясь незаметно по правому берегу, они расположились на ночлег в 5 км от турецкого лагеря. На одном уровне с войсками Маркова вниз по Дунаю спускалась и речная флотилия.

На рассвете 14 октября генерал Марков, построив пе­хоту в пять каре и выдвинув вперед кавалерию, устремил­ся к турецкому лагерю. Опрокинув охранение противни­ка, русские на плечах убегавших турок ворвались в лагерь. Внезапная и стремительная атака корпуса Маркова вызвала среди турецких войск невероятную панику.

Сол­даты Ахмет-паши, бросив артиллерию, боеприпасы и про­довольствие, разбегались во все стороны. Неприятель по­терял 1,5 тыс. человек убитыми и 400 пленными. Было захвачено 8 пушек, 22 знамени и весь обоз с большими запасами пороха, свинца и продовольствия. Потери рус­ских составили всего 9 человек убитыми и 40 ранеными.

«Бла­горазумие и быстрота генерала Маркова превосходят все похвалы, — докладывал Кутузов военному министру. — Все войска наши на левом берегу Дуная были свидетелями ужаса, который распространился по всему турецкому ла­герю». Смело задуманный и блестяще осуществленный Куту­зовым маневр коренным образом менял всю стратегиче­скую обстановку. Противник лишился значительной части войск, находившихся на правом берегу Дуная, а его ос­новная группировка (около 40 тыс. человек) оказалась полностью окруженной.

В целях создания плотного кольца окружения Кутузов приблизил фланги своих войск к противнику. Часть войск генерала Маркова заняла остров Голь, лежащий против турецкого лагеря. Подошедшие к этому же време­ни суда Дунайской флотилии, вооруженные орудиями большого калибра, остановились против окруженной груп­пировки противника. Начался обстрел турецких войск.

От­крыли огонь захваченные у неприятеля рущукские бата­реи. К ним присоединился мощный огонь пушек Дунай­ской флотилии и главных сил русской армии. Сжатая со всех сторон и лишенная всякой надежды получить какую-либо помощь, турецкая армия оказалась в безвыходном положении. Великий визирь бежал.

Окруженные турецкие войска, оставленные на произвол судьбы, несли огромные потери убитыми и ранеными. Положение турецких войск было крайне тяжёлым, они не имели хлеба и питались лошадиным мя­сом без соли. Съев всех лошадей, турки питались травя­ными кореньями. Сотни солдат ежедневно умирали от голода. Потеряв более двух третей своего состава, остатки окруженных турецких войск (около 12 тыс.) вскоре вы­нуждены были капитулировать.

Турецкая армия на Дунае перестала существовать. Она состояла из лучших войск, какими только располагала тогда Турция. В результате проведённой Кутузовым операции у Слободзеи погиб цвет отборного турецкого воин­ства. Впоследствии Порта никогда не могла выставить в поле армии, подобной той, какой в 1811-м году предво­дительствовал Ахмет-бей.

Статья написана по материалам книги Жилина П.А. «Михаил Илларионович Кутузов», М., «Воениздат», 1979 г.