Предвидя близкую войну с Турцией, Григорий и Алексей Орловы предложили Екатерине II нанести будущему про­тивнику неожиданный для него удар с тыла — поднять на борьбу с османами православное греко-сла­вянское население Балкан и Архи­пелага (группы островов, располо­женных у восточного побережья Адриатического моря). А если воз­можно, то и прислать на помощь восставшим флот, высадить сухо­путный десант.

Для осуществления первой части этого плана и оценки на месте перспектив второй Алексей и Фёдор под вымышленными фами­лиями летом 1768 г. отправились за границу, по официальной версии — для лечения, однако из курортного Карлсбада выехали не на родину, а в Венецию. Здесь, а затем в Пизе они развернули успешную агитацию, посылая своих эмиссаров, как при­бывавших из России, так и завербо­ванных на месте, в район будущих боевых действий, устанавливая необ­ходимые связи и подготавливая ма­териальную базу. Одновременно го­товились стоянки для флота.

Осенью следующего года пер­вые корабли под руководством ад­мирала Спиридова Г.А. прошли Гибрал­тар. Восстание греков и славян в Пелопоннесе, вначале очень успеш­ное, не оправдало, однако, ожида­ний. Турки успели стянуть крупные силы. Но русская эскадра нанесла неприятелю летом 1770 г. сокруши­тельные поражения в Хиосском проливе и Чесменской бухте. Боем управляли Спиридов и контр-адмирал Грейг С.К. Главнокомандую­щим был Алексей Орлов, сухопутный гене­рал-аншеф, поднявший на корабле «Трёх Иерархов» кайзер-флаг.

Он при­нял на себя ответственность дать сражение, несмотря на огромный перевес турок в количестве судов (всей Архипелагской экспедиции в случае неудачи грозил крах). И даже отличился, поразив из ружья одного из турецких рулевых. За Чесму Алексей был награждён орденом святого Георгия 1-й степени — вторым после Румянцева и первым на флоте, а также стал именовать­ся Орловым-Чесменским.

Граф Орлов Ф.Г.

Граф Орлов Ф.Г.

В начале войны Фёдор Орлов оставил гражданскую службу и в 1769 г. в эскадре адмирала Спиридова Г.А. участвовал в первой Архипелагской экспедиции русского флота. Отличился при взятии крепости Короны и в Чесменском бою. При острове Гидра Фёдор Орлов обратил в бегство 18 турецких судов.

После Чесмы в течение несколь­ких лет флот под руководством Орлова А.Г. успешно блокировал турецкие морские коммуникации, держал в страхе Стамбул и добился ещё не­скольких побед — при Митилене, Патрасе, Дамиетте. После подписания в 1774 г. Кучук-Кайнарджийского мирного договора государыня пожаловала Орлову А.Г. титул князя Чесменского, 4 тыс. душ крестьян и другие награды.

Граф Алексей Орлов

Граф Алексей Орлов

Вскоре после этого Алексей Орлов получил новое поручение, но совсем иного рода. Он должен был любым способом захватить и доставить в Петербург авантюри­стку, выдававшую себя за дочь Ели­заветы Петровны (в литературе ее с давних пор называют «княжной Та­ракановой», хотя сама она такой фамилии никогда не носила).

Але­ксей напал на след самозванки в Риме, через своего агента заманил её в Пизу, где разыграл роль безумно влюблённо­го, который намерен был обвенчаться с «княжной», обещал ей помочь добиться престола. Он действовал с чрезвычайным хлад­нокровием и цинизмом, аккуратно докладывая о своих успехах императ­рице: «Наконец, я её уверил, чтоб я с охотою и женился на ней, а в доказа­тельство хоть севодни, чему она оболь­стилась, поверила… Я вынужден пода­рить свой портрет, который она при себе имеет».

Медаль в честь Орлова Г.Г. "За избавление Москвы от чумы", 1771 г.

Медаль в честь Орлова Г.Г. «За избавление Москвы от чумы», 1771 г.

Орлов уговорил самозванку посмотреть русский адмиральский корабль, стоявший на рейде в Ливорно. Здесь Орлов исчез, «наследницу русского пре­стола» (её имя и происхождение так и остались неизвестными) аресто­вали, и судно под командой Грейга С.К. взяло курс на Кронштадт. Напрасно женщина требовала объяснений и просила по­звать Орлова. Чтобы отвести от гра­фа подозрения, ей сообщили, что он также находится под стражей.

В пути несчаст­ная получила лицемерное письмо от «арестованного» Орлова, где он писал по-немецки: «Одно остаётся мне, про­сить вас, чтобы вы берегли своё здо­ровье. Я обещаю, как только получу сво­боду, отыскать вас в любом уголке света и служить вам…» До самого английско­го берега самозванка была спокойна, надеясь, что Орлов освободит её в од­ном из портов Британии. Когда корабли вновь отошли от берега, и обман стал очевиден, она попыталась броситься с палубы в шлюпку…

Сам Алексей, вернувшись в Санкт-Петербург, обнаружил, что звезда Орловых закатилась… Григо­рий Орлов, проявивший большое личное мужество в борьбе с чумой в Москве в 1771 г., а затем без успеха возглав­лявший русскую делегацию на пе­реговорах с турками в Фокшанах, Екатерине больше был не нужен. У неё появился новый фаворит — Васильчиков, а затем Потемкин, с которым Орловы были близки в мо­лодости и, по слухам, даже бивали его.

Надо отметить, что Григорий Орлов, как и его братья, от­личался добродушием, общительностью, верностью в дружбе, любовью к наукам, в особенности естествен­ным. Он был одним из основателей Вольного экономического общест­ва, дружил с Ломоносовым М.В., а позднее купил его библиотеку. Григорий принимал активное участие в под­готовке екатерининского «Наказа», данного Комиссии для составления нового Уложения (свода законов), которая собралась в Москве в 1767 г. Он был незаурядным актёром-люби­телем, переводил с французского.

Алексей Орлов пробовал бороться за любовь Екатерины, даже доводил императрицу до слёз, но, наконец, смирился и подал в отставку, которую получил в 1775 г. Он по­селился в Москве, женился, овдовел. Воспитывал побочного сына и единственную красавицу дочь Анну, ставшую едва ли не самой богатой невестой в России, но так и не вы­шедшую замуж. Он возобновил свои прежние богатырские потехи, завёл целую школу кулачных бойцов (так что по праву может считаться од­ним из патриархов русского бокса).

Орлов А.Г. вывез с Востока и из Европы вели­колепных беговых и скаковых ло­шадей и стал выдающимся селек­ционером. Особенно славились и славятся до сих пор орловские рысаки. На Донском поле, недалеко от дома Алехана, начиная с мая месяца, ре­гулярно устраивались состязания. Известны были также орловские бойцовые гуси, петухи и даже ка­нарейки.

Кроме этого, Орлов А.Г. интересовался наукой, покровительствовал Ломоносову М.В. и Фонвизину Д.И., состоял в переписке с Ж-Ж. Руссо. Воцарившийся в 1796 г. Павел I, сын свергнутого в 1762 г. императора Петра III, вытре­бовал Алексея Орлова в Санкт-Пе­тербург, где во время перенесения праха своего отца из Александро-Невской лавры в Петропавловский собор при­казал Орлову А.Г. нести подушку с короной императора Петра III.

После этого Орлов А.Г. был выслан за границу. Он уехал в Сак­сонию и жил чаще всего в Лейпциге и Карлсбаде, где возглавил местное стрелковое общество и стал куми­ром горожан. Вернувшись в начале правления Александра I, он продол­жал свои прежние занятия, а во вре­мя войны с французами участво­вал в формировании милицейских ополчений.

Фёдор Орлов с 1775 г. тоже был в отставке. Женат он не был, но имел семь незаконнорожденных детей – так называемых «воспитанников» (5 сыновей и 2 дочери), которым Екатерина II в 1796 г. даровала потомственное дворянство и фамилию Орловых. Один из его сыновей — Михаил Фёдорович — стал декабристом.

Роли, сыгранные пятью брать­ями Орловыми в истории России, были, конечно, далеко не одинако­вы. Но всех их объединяло качест­во, которое выделила наблюдатель­ная Екатерина II. Вот как оценила их службу императрица в одном из писем: «Патриоты до энтузиазма и очень честные люди».