Россия и Турция в XVIII столетии имели постоянно на­пряженные отношения. И во второй половине XVIII отношения России с Турцией и под­властным ей Крымским ханством, которые доминировали на Черном море, продолжали оставаться очень сложными. Россия, со своей стороны, сама стремилась к захвату земель на Черноморском побережье. Для экономического развития страны большое значение имело решение проблемы выхода страны к побережью Черного моря.

Для России из-за постоянной крымско-турецкой агрессии проблема южных степных границ продолжала оставаться тяжелейшей. Однако столк­новения России и Турции не исчерпывались лишь названны­ми моментами. Довольно острыми были взаимоотношения этих стран из-за Молдавии. В середине XVIII в. в Молдавии наблюдается интенсив­ный процесс закрепощения крестьян (царин).

Тяжким бре­менем лежали на резешах (крестьянах-общинниках) турец­кие натуральные налоги. Масса косвенных налогов, едино­временные поборы — все это сказывалось на положении народных масс. В 1759 г. вспыхнуло большое восстание в Яссах, во второй половине века разрослось гай­дуцкое движение. Население края постоянно стремилось с помощью России освободиться от турецкого ига. Во время войн России с Турцией местное население оказывало русским войскам по­сильную помощь.

Интересы России и Турции сталкивались и на Северном Кавказе. На обширной территории Северного Кавказа не бы­ло крупных государственных образований. Многочисленные народности, населявшие этот край, переживали в своем со­циально-экономическом развитии либо стадию разложения родового строя и складывания феодальных отношений (бал­карцы, чеченцы, ингуши и т.д.), либо активное развитие фе­одализма (кабардинцы, часть осетин, население Дагестана и др.).

Феодальные владетели (князья, ханы и т.д.) вели меж­доусобные распри. В XVII-XVIII вв. западные районы Се­верного Кавказа были зависимы от крымского хана. Они дол­жны были поставлять хану рабов из числа пленников или зависимых крестьян. Территория Дагестана служила объек­том агрессии иранских правителей, но овладеть Дагестаном Иран не смог, а часть его владетелей ориентировалась на Россию. К русскому покровительству стремились и осетины. В 40-х и 50-х годах XVIII в. были неоднократные просьбы осетинских старшин о русском подданстве.

Медаль в честь генерала-аншефа Орлова А.Г., 1770 г.

Медаль в честь генерала-аншефа Орлова А.Г., 1770 г.

В связи с активизацией русской политики на Северном Кавказе, строительством линии крепостей стали более ак­тивными и турецкие эмиссары. Особенно бурную деятель­ность развило мусульманское духовенство, вовлекая в лоно ислама кабардинскую феодальную верхушку и многих чер­кесских князей. Древние христианские храмы, разбросанные по всему Северному Кавказу, были теперь в развалинах.

Иде­ологическое влияние Турции проникало и в Дагестан. Одна­ко простой народ был еще далек от влияния этой политики. Больше того, «черный народ» Кабарды бежал от гнета своих феодалов за русскую границу, где в районе Кизляра и Моз­дока устраивались поселения.

Интересы Турции и России сталкивались не только на Северном Кавказе, но и в Закавказье. В тяжелейшем положении находилась Грузия, пережи­вавшая в ту пору феодальную раздробленность. Нашествия иноземцев несли Грузии разорение, непосильный гнет, раб­ство. Надир-шах, например, лишь при вступлении на престол раздал в рабство своим подданным свыше 8 тыс. грузинских пленников, турецкие и иранские купцы продавали в рабство тысячи жителей Кахетии и Картлии.

В 1736 г. в Восточной Грузии вспыхнуло освободитель­ное движение, и к середине XVIII в. она стала, наконец, фактически независимой. Кахетия и Картлия были объеди­нены под властью одного правителя.

В условиях постоянной угрозы со стороны Ирана и Тур­ции среди грузинских политических и государственных дея­телей давно определилась русская ориентация. В 1750 г. Во­сточная Грузия возобновляет свои связи с Россией. В 1752 г. грузинские цари отправляют в Петербург своих послов с просьбой о помощи: «спасение мыслимо лишь в том случае, если русское правительство протянет Грузии руку помощи против врагов, которых еще много».

Еще более тяжелым было положение в Западной Грузии. Здесь, как и в Восточной Грузии, в XVIII в. царила феодаль­ная анархия. Защищая свои привилегии, грузинские феодалы шли на любые союзы. В итоге в руках турок было все побе­режье с целой цепью крепостей. На Имерети и Мегрелии лежала тягчайшая турецкая дань.

Переход русской эскадры из Балтийского моря в Средиземное во время русско-турецкой войны 1768-1774 гг.

Переход русской эскадры из Балтийского моря в Средиземное во время русско-турецкой войны 1768-1774 гг.

Феодальная власть стала значительно сильнее с прихо­дом на трон Соломона I, который начал вооруженную борьбу с турками и одержал ряд побед (Хресильская битва 1757 г.). Соломон I пошел на союз с Восточной Грузией (1758-1770). И вновь борьба с турками поставила вопрос о помощи Рос­сии. В 1768 г., в год начала русско-турецкой войны, в Петер­бург, как и в 1760 г., был снова отправлен посол.

И, наконец, еще один узел, где переплетались турецкие и российские интересы, — это Армения. Из всех государств За­кавказья эту страну постигла едва ли не самая тяжкая участь. Огромная территория так называемой Западной Ар­мении вошла в состав Османской империи, а Восточная Ар­мения находилась под властью шахского Ирана.

Армения, как и многие государства Закавказья, переживала в XVIII в. пору развития феодальных отношений с очень медленным прогрессом производительных сил. Внутренние раздоры и междоусобия феодалов усугубляли и без того тяжелое поло­жение страны. Произвол и гнет турецких и курдских пашей, насилия и угон в рабство, наконец, уничтожение людских ресурсов Армении — все это давало толчок к массовой эмиг­рации армян.

Большой эмиграционный поток шел и в Россию. Армян­ское купечество играло заметную роль в российской внеш­ней торговле и пользовалось многочисленными привилегия­ми. Армян охотно принимали на военную и государственную службу в России. В самой Армении в среде господствующих сословий были сильны тенденции сближения с Россией. Таким образом, Турция и Россия имели многочисленные точки столкновения интересов.

Несмотря на то, что в XVIII в. Турция начинала испыты­вать симптомы упадка, ее агрессивные замыслы, и, в частно­сти, виды на Подолию (западная, юго-западная часть Украины и часть Приднестровья), были no-прежнему широки и често­любивы. Сильное обострение отношений произошло летом 1767 г., когда Турция получила сведения о вторжении русских войск в Подолию. В это же время вожди конфедератов, об­ращаясь к Турции, восклицали, что кроме Бога Польша мо­жет получить помощь только от Порты.

В этих условиях разрыв с Турцией был неминуем. 25 сентября 1763 г. великий визирь потребовал от посла Обрескова А.М. немедленной гарантии отмены всех постановлений февраль­ского сейма в Польше по вопросу о диссидентах. Русский посланник, разумеется, такой гарантии дать не мог, тут же был подвергнут аресту, как и все члены посольства, и тем самым России фактически была объявлена война.

Надо сказать, что военные ресурсы России после Семи­летней войны были в наилучшем состоянии, чем у кого-либо в Европе. Армия накопила значительный опыт, на вооруже­нии были новые образцы оружия. Боевой опыт вождения войск был накоплен и генералитетом. Возможно, это и имела в виду Екатерина II, когда, узнав о войне, довольно самоуве­ренно писала графу Салтыкову: «Не первый раз России по­беждать врагов».

В начале ноября при императрице был созван совет. По­мимо действия двух основных армий в Молдавии и Валахии, было решено срочно воздвигнуть крепости в Азове и Таган­роге, оборудовать гавани и строить флот для Черного моря. В Грузию немедленно был отправлен посол для вовлечения Имерети и Картли-Кахети в военные действия против Тур­ции. По получении согласия на Кавказ был послан для помо­щи корпус во главе с генералом Тотлебеном и денежная суб­сидия.

Для подрыва тылов блистательной Порты в Грецию и Черногорию были посланы специальные эмиссары, дабы под­нять греков и славян на борьбу с турецким игом. Для их поддержки из Балтики была послана большая эскадра под командованием генерала графа Орлова А.Г. и адмира­ла Спиридова Г.А. В походе участвовал и контр-адмирал Грейг С.К.

Военные действия открыл крымский хан Крым-Гирей, вторгнувшийся в середине января 1769 г. в пределы России. Опустошив русские земли и территорию своих «друзей-по­ляков», хан вернулся в Крым, захватив около тысячи плен­ных. Второй набег татар был сделан возле Бахмута.

В апреле русские войска устремились к крепости Хотин с целью не допустить соединения турок с конфедератами. Но первые два похода были неудачны. Командующий войсками князь Голицын A.M. был снят. Правда, перед отъездом он все-таки взял Хотин 10 сентября 1769 г., а 26 сентября г. Яссы. Это было первое сильное поражение турок. Затем рус­ские войска взяли Бухарест. Молдавский и валашский гос­подари попали в плен, но население Молдавии и Валахии приветствовало русские войска и оказывало им поддержку, в частности, отряды валашского вельможи Кантакузина. Молдавия вскоре присягнула России.

Тем временем закавказский корпус генерала Тотлебена добрался до грузинских пределов. Второй кубанский корпус подо­шел к Кабарде. Крымский хан настойчиво требовал от кабар­динцев поддержки Турции. Но простой народ Кабарды откры­то объявил о поддержке России. После ряда побед корпуса Медема Кабарда присягнула на подданство России. В этот пе­риод была принята и давняя просьба о подданстве осетин.

В 1770 г. Россия одержала над Турцией еще более круп­ные победы под Фокшанами и Журжею. Главная армия Румянцева П.А. долго стояла в Подолии, не рискуя вторг­нуться в пределы Молдавии, так как Молдавия была сплошь разорена и выжжена турками. Это создавало серьезные ослож­нения в снабжении войск провиантом и фуражом. Румянцев обещал населению не взимать никакие подати взамен снаб­жения войск за счет местных жителей.

В мае 1770 г., имея трехмесячный запас продовольствия, Румянцев П.А. перешел Днестр у Хотина. Это был тяжелейший поход в условиях проливных дождей и полного бездорожья. Но самое главное — в войска проникла чума. Румянцев одержал победу у Рябой Могилы, а в июле едва насчитывающее 40 тыс. человек его войско на устье р. Ларги встретилось с 80-тысячным войском турок и татар.

Искусный полководец блестяще выиграл сражение малы­ми силами. Спустя едва две недели на берегах р. Кагула у Троянова вала войско Румянцева, численностью около 20 тыс., имело сражение со 100-тысячным полчищем Холил-бея, обратив его в бегство. Противник потерял убитыми около 20 тыс. человек.

Русские войска заняли Измаил, Килию, Аккерман. После долгого и упорного сопротивления турки осенью 1770 г. сдали Браилов и Бендеры. Территория между Днепром и Дунаем была освобождена от турецких войск. За успешный пере­ход русского войска на правый берег Дуная генерал Румянцев был удостоен звания генерал-фельдмаршала и почетной приставки к фа­милии — Задунайский.

Лето 1770 г. было отмечено и блестящими победами рус­ского флота в Эгейском море у берегов Турции. Совершив тяжелейший 200-дневный переход из Балтики в Средиземное море, обессиленная эскадра Спиридова Г.А. стала на якоре у бе­регов Мореи. На помощь ей была послана вторая эскадра. В мае обе эскадры соединились, и теперь флот гонялся по морю в поисках турок.

Наконец, 24 июня у входа в Хиосский про­лив русские флотоводцы увидели огромную эскадру турец­кого флота. Бой длился четыре часа, и турецкий флот отсту­пил, укрывшись в Чесменской бухте у бере­гов Малой Азии. В ночь на 26 июня 1770 г. русские корабли двинулись в атаку. Начался знаменитый Чесменский бой. Русские моряки — брандеры, которыми командовал Грейг С.К., на шлюпках прицеплялись к громадинам кораблей и поджигали их. Об­ширное зарево осветило страшную картину горящих облом­ков судов. К утру турецкого флота не стало. Орлов А.Г.  за эту победу получил почетную приставку к фамилии — Чесменский. Грейга Екатерина II пожаловала орденом святого Георгия 2-й степени.

Летом 1770 г. из войны вышли ногайские орды и приняли покровитель­ство России. Успехи России в войне буквально ошеломили Европу. Победы России активизировали дипломатов Австрии и Прус­сии. Одновременно через своих послов обе державы прощу­пывали позицию России. Это заняло 1770, 1771 и частично 1772 г. Столь долгие торги были обусловлены сложностью ситу­ации. И Австрия, и Пруссия решили объединить с русско-ту­рецким миром польский вопрос, т.е. реализовать раздел Польши.

Эта тема давно была на устах многих европейских деятелей. Теперь ситуация существенно изменилась. Вытор­говывая мир, выгодный Турции, Пруссия тем самым рассчи­тывала вырвать у России так долго ожидаемое согласие на раздел Польши. Причем в виде компенсации за невыгодный для России мир с Турцией Фридрих II щедро предлагал Ека­терине II любой кусок Польши при ее разделе.

У Австрии позиция была несколько иной. Для нее важ­ным был польский вопрос, но еще важнее было не допустить усиления позиций России за счет Турции. Таковы были, так сказать, исходные позиции в долгой дипломатической борьбе за раздел Польши. Международную обстановку дополняли и другие штрихи. Борьба с конфедератами в Польше приобрела затяжной ха­рактер. Конфедераты предложили договор Турции, уступая ей Киевскую область взамен поддержки в войне с Россией, но неудачи Турции толкнули конфедератов в объятия Фран­ции, и та послала в Польшу своего генерала. Усилением Рос­сии была явно недовольна и Англия. Все это приводило к тому, что несмотря на поражения, турецкий султан упорно отвергал переговоры.

В 1771 г. Россия, сосредоточив боевые действия в Крыму, пошла на штурм Перекопа, который защищало около 60 тыс. татар и турок во главе с самим ханом Селим-Гиреем. 14 июня Перекоп был взят. Вновь начались переговоры об условиях мира. Чтобы ускорить их ход, русские взяли Кафу, Керчь и Еникале. Это подействовало на крымцев. 27 июля Долгору­кому В.М. было объявлено об утверждении вечной дружбы с Рос­сией и вручен присяжный лист со 110 подписями татарских вельмож. Ханом стал Сагиб-Гирей.

Россия сформулировала свои условия Турции: 1) незави­симость Крыма; 2) свобода плавания русских судов по Чер­ному морю; 3) независимость Валахии и Молдавии; 4) пере­дача России одного из островов в Эгейском море, так как население многих островов принимало подданство России.

Такие условия не устраивали Австрию, и она выдвинула другие, по которым России отходил Азов с округом, Большая и Малая Кабарда, объявлялась свобода плавания по Черному морю и Россия получала денежную компенсацию за потери в войне. За реализацию этого Австрия должна была по про­екту конвенции Тугута получить от Турции 34 млн. гульденов и Малую Валахию. Король Пруссии, в отличие от Австрии, соглашался на независимость Крыма, а за возврат Турции Валахии и Молдавии сулил России большую долю польской территории.

Тем временем 1771 год с его чумой, поразившей войска и докатившейся до Москвы, неудачи на Кавказе, туманные перспективы в войне с конфедератами, военные демонстра­ции Австрии на границах, — все это повлияло на позиции России, и она была вынуждена объявить, что Дунайские кня­жества можно будет вернуть Турции при условии принятия других пунктов. Итак, Россия уступала, несмотря на то, что население Молдавии и Валахии выражало определенное стремление остаться в русском подданстве.

Фактический раздел Польши уже начался. В 1770 г. Австрия захватила польские области Ципсе, Новиторга, Чорыстани, Велички и Бохни. Фридрих II одобрил этот за­хват, и австро-прусское сближение усилилось. В этих усло­виях екатерининское правительство, наконец, решилось на раздел Польши.

В итоге длительных переговоров три державы, наконец, пришли к согласию: Австрия захватила Галицию, Пруссия — Поморье и часть Великой Польши. Россия не претендова­ла на земли с коренным польским населением и получила Восточную Белоруссию с границами по Западной Двине, Друти и Днепру. Важным моментом раздела было обязатель­ство Австрии содействовать России в заключении мира с Турцией.

Тем временем военные победы 1771 г. сделали турок бо­лее уступчивыми, и после объявления со стороны России об отказе от требований независимости Валахии и Молдавии Турция заключила в мае 1772 г. перемирие и согласилась на открытие переговоров в Фокшанах.

Конгресс в Фокшанах открылся 27 июля 1772 г. Однако переговоры быстро зашли в тупик. Фокшанский конгресс был распущен. Но менее чем через 2 недели Турция предло­жила новые переговоры в Бухаресте и продление перемирия. Новый конгресс в Бухаресте открылся 29 октября, а переми­рие было продлено до 9 марта. Теперь почти все пункты будущего договора были обговорены, но Турция не соглаша­лась на передачу России Керчи и Еникале. В марте 1773 г. переговоры прервались.

Еще в феврале 1773 г. главнокомандующий дунайской армией фельдмаршал Румянцев П.А. получил наказ: походом за Дунай вынудить мир силой оружия. России срочно нужен был мир, ибо резко ухудшилась обстановка на Балтике. В Швеции прекратилось равновесие придворных партий («шляп» и «колпаков»), произошел переворот, который при­вел к усилению королевской власти Густава III. В связи с этим усилилась и опасность шведского нападения на Россию. Однако военная кампания лета 1773 г. для России была не­удачна, как и кампания в октябре 1773 г. Но стоит отметить успех войска Суворова А.В. при взятии крепости Тартукай.

Тем временем правительственные круги России уже при­мирились с мыслью об отдаче Еникале и Керчи и готовы были настаивать лишь на Кинбурне. Все это решено было приме­нять лишь на самый крайний случай.

В июне 1774 г. русские войска вновь совершили рейд за Дунай. Турки потерпели сразу несколько поражений и осо­бенно сильное под г. Козлуджи, где Суворов А.В. разбил их 40-тысячное войско, открыв основным силам во главе с Румян­цевым П.А. путь на Стамбул. Турецкие соединения стали отступать и вскоре запросили мира. Основательно поманежив их, Румянцев П.А., наконец, вступил в переговоры. 10 июля 1774 г. в болгарской деревеньке Кючук-Кайнарджи был подписан мирный дого­вор. Его условия были следующими:

Крымское ханство объ­являлось независимым. Крепости Керчь, Еникале и Кинбурн со степью между Бугом и Днепром переходят к России. Чер­ное и Мраморное моря объявлены свободными для торговых судов подданных России. Во владение России переходила Кабарда. Грузия освобождается от тяжелейшей дани юноша­ми и девушками, отправляемыми в Турцию. Молдавия и Валахия получали автономию и переходили под покровительство России. Права народов, подвластных Турции (молдаван, румын, греков, славян, гру­зин и т. д.), несколько расширялись. Наконец, Турция упла­чивает России 4,5 млн. руб. за военные издержки.

Так окончилась еще одна тяжелая война. Так окончился один из этапов сложнейшей дипломатической борьбы в Ев­ропе. Это был крупный успех внешней политики России, су­щественным образом выполнившей основные задачи, постав­ленные правительством Екатерины II. За блестящие победы в русско-турецкой войне государыня щед­ро наградила своих полководцев орденами и именным оружием. Кроме того, Орлов А.Г. стал именоваться Чесменским, Долго­руков В.М. — Крымским, Румянцев П.А. — Задунайским. Суворов А.В. получил золотую шпагу с бриллиантами.