В последние семь лет царствования Екатерины Ве­ликой происходили «страшные смуты» во Франции, которые обыкновенно называются революцией. Начались они в 1789 году. Французский народ восстал сначала против дворян и духо­венства, а потом и против короля. Король Людовик XVI был казнен, и во Франции началось республиканское правление, то есть такое, где нет государя. У дворянства и духовенства были отняты все их права и владения. Многие тысячи их были убиты, другие убежали в иностранные земли. Во Франции происходили многочисленные казни. Была даже выдумана особая машина, чтобы скорее рубить ею человеческие головы и названа гильотиною.

Французы хотели ввести республиканское правление и в другие земли. Многие европейские государства восстали против этого. Сильнейшими в этом союзе были Англия, Австрия и Пруссия. Все вместе они имели гораздо больше войска, нежели французы, но беспре­станно ссорились между собой и действовали против французов недружно, особенно Австрия и Пруссия, потому что австрийцы и пруссаки завидовали друг другу. Притом у тех и других не было хороших генералов. Австрийских и прусских генералов французы беспрестанно побеждали. Фран­цузы — один из самых храбрых народов на свете, и у них в то время было много превосходных генералов: Массена, Моро, Журдан, Макдональд, Жубер.

Но самый знаменитый и искусный из всех был Наполеон Бонапарт. Он завоевал всю Италию. Она в это время была разделена на несколько государств, из которых самые сильные были королевства Неаполитанское и Сардинское, владения папы, республики Ве­неция и Генуя и великое герцогство Тоскана. Часть итальян­ских земель принадлежала австрийцам. Наполеон отнял у них эти владения, выгнал папу и сардинского короля и установил в этой части Италии республику.

Голландия и Швейцария тоже были покорены французами, и там устроены республики по образцу французской. Все эти республики должны были подчи­няться французам и давать им вспомогательные войска. Бона­парт много раз побеждал австрийцев и заставил их заключить мир. Но австрийцы не собирались уступать земли, которые они потеряли в Италии и Голландии.

Для этого они просили помо­щи у России. Глубоко практичная в своей внешней политике Екатерина II, всячески порицая революционную французскую «скверну» и поддерживая контрреволюционеров, стремилась все же не впутывать Россию в европейские события, но тем не менее хотела отправить во Францию свои войска под начальством Суворова, чтобы воз­вести на престол Людовика XVII, но смерть помешала ей это исполнить.

Разваливавшаяся под ударами республиканской Франции Римская империя — этот искусственный реликт средневековья и ее ловкий британский союзник, так любивший загребать жар чужими руками, постарались воспользоваться этой счастливой для них переменой. В результате им удалось добиться своего: выманить русских солдат в Центральную Европу и столкнуть с Францией Россию.

Надо сказать, что император Павел сначала не вмешивался в тогдашние войны, а занимался устройством государства, осо­бенно старался уплатить долги, которые увеличились в царст­вование Екатерины, и устроить войско и флот. Кончина Екатерины II привела к отмене Павлом I предполагавшегося французского похода, усилению влия­ния прусских генералов при дворе.

Суворова А.В., как и других «прошлых лю­дей», постигла опала. Ссылка престарелого фельдмаршала, любимца наро­да, солдат, продолжалась до февраля 1798 г., когда генерал-адъютант князь А. Горчаков, племянник Суворо­ва, приехал в Кончанское и передал приглашение Павла I прибыть в Петербург. Однако примирения с импера­тором не получилось — Суворов по-прежнему высмеивал новые, на прусский манер, порядки в армии.

По просьбам англичан и австрийцев, и видя, что французы дейст­вуют очень своевольно, Павел решился вступить в войну. Этому способствовало ещё одно обстоятельство. В то время уже не было рыцарских орденов, кроме одного, который назывался мальтийским, пото­му что главный город его был на острове Мальта.

Император Павел ему покровительствовал. Но Бонапарт, отправляясь в Египет, завладел Мальтой и присоединил ее к Франции. Тогда Павел соединился с Англией, Австрией, Турцией и неаполи­танским королем против французов. Пруссия, несмотря на все старания союзников, к ним не присоединилась. Император австрийский, не надеясь на своих генералов, просил прислать для командования русскими и австрийскими войсками в Италии Суворова.

6 февраля 1799 г. фельдмаршал получил от Павла предписание немедленно прибыть в Пе­тербург, затем ехать в Вену, чтобы возглавить войска. Павел и Франц, не будучи поклонни­ками военного гения Суворова, не очень ему доверяли, счи­тали человеком увлекающимся, с большим «воображе­нием», «грубым натуралистом», «генералом без диспо­зиции». Уступая общественному мнению, назначили его главнокомандующим, но впоследствии следили за ним, во многом мешали в проведении военных кампаний.

Карта Итальянского похода Суворова А.В. 1799 г.

Карта Итальянского похода Суворова А.В. 1799 г.

Суворов А.В. выехал в Вену, из нее — в Ве­рону. Начинался Итальянский поход, который прохо­дил в сложной международной обстановке. Начались захватнические войны Фран­ции — в Италии, на Средиземном море, в Египте. Завое­вательные походы Наполеона угрожали многим стра­нам — Англии и Австрии, Турции и России. В этой обста­новке русское правительство в ответ на просьбу Турции послало свою эскадру в Средиземное море, чтобы защи­тить черноморские проливы от французов, не допустить их появления в Черном море, как тогда ожидалось.

После раздела Польши окончательно оформляется союз России, Австрии, Пруссии — они обязались совмест­но подавлять освободительные движения в Речи Посполитой и выступить против революционной Франции. Государства-союзники, подписавшие договор в 1798 г., стремились, свергнув новое буржуазное правление во Франции, вернуть туда Бурбонов. Павел I обязался выделить войска численностью 65 тыс. че­ловек, две эскадры для посылки в Северное море — вице-адмиралов Макарова и Ханыкова, эскадру Ушакова Ф.Ф. — в Средиземное море. На западной границе фор­мировались армии Ласси и Гудовича, корпус Шица.

Франция имела 34-тысячную армию Макдональда в Южной Италии, 58-ты­сячную армию Шерера в Северной Италии; в крепостях — еще 25 тыс. человек; в Швейцарии – 48-тысячную армию Массена; на Рейне – 37-тысячную армию Журдана и 8-тысячную армию Бернадотта; в Голландии – 27-тысяч­ную армию Брюна.

Французские генералы одержали ряд побед над ав­стрийцами (захват Северной Италии, почти всей Швей­царии), в Египте. Но вскоре в Средиземном море потерпели поражения от Нельсона и Ушакова. Однако ситуация для союзников оставалась весьма сложной — французские войска непосредственно угрожали Австрии, а ее и другие генералы не могли им противостоять. Именно этим вызвано было требование английского и австрийского кабинетов к Павлу I назначить Суворова главнокомандующим союзных войск против Франции.

Суворов планировал решительное наступление в Север­ной Италии, захват Ломбардии и Пьемонта, поход через Лион на Париж; вспомогательные удары нанести в Бельгии, Южной Германии, Швейцарии, тоже с выходом во Францию. Союзный флот в Средиземном море дол­жен помогать союзным армиям на европейском театре. Главнокомандующий принял меры к обучению австрий­ской армии — тактике колонн и рассыпного строя, реши­тельности, инициативе; этим, в частности, занимался по поручению Суворова генерал Багратион.

4 апреля Суворов, прибыв в Валеджио, принял коман­дование союзными войсками. Командующий, имея 48,5 тыс. человек, повел наступление на запад — северо-запад, к реке Адде, левому притоку реки По. Фран­цузы отступали. Уже 10 апреля оставили крепость Брешиа, 13 апреля — город Бергамо; переправились на пра­вый, западный, берег Адды. Наступление Суворов вел по широкому фронту — от Лекко на севере до Кассано на юге, на протя­жении десятков километров. Союзные армии шли быстро. Австрийцы, не привыкшие к таким стремительным мар­шам, жаловались на трудности.

К Адде союзники подошли 14 апреля. Суворов отдал приказ наступать главными силами у Бревно — Треццо, в середине фронта; у Лекко нанести вспомогательный удар, чтобы форсировать Адду, насту­пать на Милан. На следующий день трехтысячный отряд Багратиона начал бой за Лекко. Он носил упорный характер, продолжался 12 часов. Французы, превосходившие в силах русских, упорно оборонялись. Но, в конце концов, оставили город и ушли за Адду, взорвав мосты. Вскоре началось наступление и на главном направлении.

Для французов дело принимало плохой оборот, и Директория вместо смещенного  генерала Шерера командующим назначает генерала Моро. Но ему не удалось орга­низовать сопротивление, остановить войска Суворова, ко­торые за два дня форсировали Адду. В сражении на реке Адде русские войска и их союз­ники-австрийцы действовали на широком фронте, на­несли сильный удар на главном направлении при помощи фланговых ударов. Хорошо взаимодействовали, манев­рировали пехота (колонны, рассыпной строй), кавалерия, артиллерия.

Уже 17 апреля Суворов повел войска на Милан. За­щищавший ее генерал Сюрюрье со своей дивизией капитулировал. Затем сдались Тортона, Маренго, Турин. Почти вся Северная Италия оказалась в руках союзных войск, лишь в некоторых городах в блокаде оказались французские войска. Главные силы неприятеля отсту­пили к Генуе. Туда и собирался идти Суворов.

Итальянцы везде принимали русских с большой радостью, как избавителей, особенно в двух столичных городах Милане и Турине. В Милане было приготовлено жителями большое торжество Суворову. День был теплый и ясный. Народ толпился на улицах; не только в окнах и на балконах, но и на крышах было множество зрителей. Суворов вздумал подшутить над итальянцами: он велел чиновнику, который при нем служил, Фуксу, ехать в шитом золотом мундире впереди всех генералов, а сам поехал в стороне. Миланцы приняли Фукса за Суворова и встретили его радостными восклицаниями, а он раскланивался на все стороны. Суворов благодарил его за это и говорил: «Спасибо! Хорошо раскланивался, помилуй Бог, хорошо!» Итальянцев особенно удивили казаки, которых они прежде никогда не видали. Удивило их также, что русские, встречаясь друг с другом, целовались. Это было на пасхе: русские христосовались.

В конце мая, находясь в Александрии, на реке По, к востоку от Турина, Суворов имел около 35 тыс. человек. С востока ему угрожала армия Макдональда, пришедшая с юга Италии, и главной задачей в новых условиях становилось наступление против него, чтобы не дать Макдональду объединить силы с армией Моро, отступавшей к Генуе. Командующий предполагал уничтожить их пооди­ночке.

Промедление ав­стрийцев в действиях против французов, в частности в Швейцарии (а Суворов требовал активизировать там их операции), давало последним возможность для сосре­доточения сил, перехода в наступление. Макдональд так и сделал — его армия двигалась «из неаполитанских владе­ний» в Северную Италию.

Обоим французским генералам удалось установить связь, и они решили наступать на Александрию с двух сторон. Нависала серьезная опасность, но Вена, не заме­чая ее, требовала  от главнокомандующего  одного — брать крепости для Австрии. У французов было 55 тыс. солдат в двух армиях. Макдональд 29 мая начал наступление и через несколько дней разгромил австрийцев у Модены и Пармы. Австийский генерал Край, получивший приказ Суворова о наступлении, его не выполнил, про­должал осаду Мантуи.

Главнокомандующий, выделив группу Бельгарда для прикрытия против Моро, а сам выступил против Макдональ­да, уже напавшего на дивизию Отто. Войско Суворова шло необыкновенно быстро. Он сам, с одним только казаком, беспрестанно разъезжал подле войск, шутил с солдатами, смешил, тешил их прибаутками и приговаривал: «Вперед: голова хвоста не ждет». Со своей армией Суворов стремительным маршем за сутки с лишним прошел на восток 50 километров. Диви­зия Отто отошла с боями на запад, остановилась на реке Тидоне, правом притоке реки По. Сюда же пришли диви­зии Виктора и Домбровского из армии Макдональда, остальные его полки были на подходе.

6 июня францу­зы обошли Отто с флангов, но его спас авангард Суво­рова, показавшийся в критический момент боя. Багра­тион — по левому флангу и центру французской позиции, казаки Горчакова — по правому флангу. Дивизия Отто соединилась с русскими частями. Суворов перешел в общее наступление. Шесть часов длилось сражение на Тидоне, выигранное союзниками. Французы отступили к реке Треббии.

На следующее утро согласно диспозиции Суворова союзники пошли вперед на Макдональ­да тремя колон­нами с авангардом впереди каждой из них. Атаку должны были осуществлять русские полки, австрийским он отвел вспомогательную роль. Каждая дивизия строи­лась в две линии, побатальонно в каждой.

В 15 часов 7 июня правая колонна Багратио­на ударила по дивизии Домбровского на французском левом фланге и заставила отступить. В помощь Мак­дональд направил дивизию Виктора и часть дивизии Рюска. Багратион отбил их натиск и с помощью подошед­шей австрийской дивизии Швейковского снова атаковал. То же сделали центральная и левофланговая колонны союзников.

Дни были очень жаркие. После тяжелого перехода русское войско было изнурено, а вместо отдыха им пришлось три дня биться. Но солдаты под командой Суворова были готовы в огонь и воду. Суворову в это время было 70 лет. Все три дня он ни минуту не оставлял битвы и почти не сходил с коня. На третий день, в изнеможении от зноя, он лежал в одной рубашке у большого камня. Русский генерал Розенберг, подъехав к нему, сказал, что войска в изнеможении и спросил, не приказано ли будет отступить? Суворов сказал: «Попробуйте сдвинуть этот камень? Не можете? Ну так и русские не могут отступить». Суворов велел Розенбергу не отступать ни на шаг.

Вслед за Розенбергом подъехал Багратион и донес, что его солдаты тоже страшно утомились, что из них убыло наполовину, ружья дурно стреляют, а неприятель еще силен. Суворов потребовал коня и поскакал к войску Багратиона. Когда солдаты увидели Суворова, то будто у каждого из них вдвое прибавилось силы; они дружно бросились вперед и так ударили на врагов, что французам показалось, будто к русским пришло новое войско на помощь. Битва окончилась совершенной победой Суворова. Почти половина солдат Макдональда были убиты или взяты в плен. Войско его так ослабело, что и вместе с Моро не могло противостоять Суворову.

Несмотря на подошедшие к ним подкрепления, к вече­ру французы были отброшены за Треббию. На следующий день 14-тысячная колонна французов пыталась обойти пра­вый фланг русских, но Багратион разгромил и отбросил дивизию Домбровского. В центре в атаку пошли дивизии Оливье и Монришара, но решительная контратака рус­ских, их ураганный артиллерийский огонь заставили про­тивника уйти за Треббию.

На следующий день, не дожи­даясь возобновления сражения, Макдональд с армией ушел с поля боя. За три дня он потерял до 6 тыс. убитыми, более 5 тыс. пленными; союзники — менее тысячи убитыми, более 4 тыс. ранеными. Моро к Треббии не пришел, так как у него в тылу появи­лись союзные войска. Суворов стремился продолжить наступление, на этот раз против Моро. Однако император Франц снова потребовал от него взятия Мантуи и других городов. Поэтому главно­командующий отложил пока свои намерения.

В июле союзники взяли Мантую, цитадель в Александ­рии, форт Серавале. Освободились значительные силы. Прибыли подкрепления из России — корпус Ребиндера. У Суворова между Александрией и Тортоной собралось около 51 тыс. человек, при 95 орудиях. Вскоре он узнал, что на смену Макдональду и Моро Директория прислала Жубера, который начал наступление двумя колоннами. Войска французов шли через горы, и, когда спустились вниз на равнину у Нови, к северу от Генуи, их ожидала, причем на заранее подготовленной позиции, армия Суворова. С ходу атаковать Жубер, имевший 40 тыс. человек, не решился, перешел к обороне.

План Суворова полностью удался. 4 августа произошло сражение. Левое крыло армии — части Багратиона, Милорадовича, Дерфельдена, резервы Меласа и Розенберга — нанесло главный удар на Нови. Правый фланг предназна­чался для вспомогательного удара. Войска начальники построили в колонны.

Во французской позиции, растянувшейся на 20 кило­метров, ключевую роль играли правый фланг, город Нови. Сражение, однако, началось на левом фланге. В 5 часов утра австрийцы генерала Края атаковали дивизию Лемуана, оттеснили ее вверх по реке Лемме. Здесь был убит французский командующий Жубер, прибывший к началу сражения. Моро послал на помощь пехоту из резерва, часть полков правого фланга. Всего на левом фланге сосредоточилось до двадцати тысяч французов, и австрийцы прекратили свои атаки.

Суворов, заметивший ослабление правого фланга про­тивника, перенес сюда главные усилия. Разгоревшееся жаркое сражение продолжалось с 8 до 13 часов. В атаку на Нови пошли Багратион и Милорадович. Они сбили после ожесточенного боя французов, и те поспешили укрыться в каменных укреплениях Нови. Багратион пошел в обход города, но атака французов заставила его отой­ти назад.

Повторная атака частей Багратиона и Милорадовича на дивизию Сен-Сира снова не имела успеха. И на левом фланге французов Край безуспешно атаковал их позиции. Суворов приказал приостановить атаки. Но, после того как подошел резерв Меласа, они возобновились на обоих флангах и в центре. На этот раз действия союзников были успешнее: «Неприятель был повсюду опрокинут; замешательство его в центре и на левом крыле было свыше всякого выражения; он выгнан был из выгоднейшей своей позиции, потерял свою артиллерию и обращен в бегство».

На рассвете отступавшего противника преследовал корпус Розенберга. Французы в ходе сражения потеряли до 20 тыс. убитыми, пленными и ранеными, 39 орудий; союзники — около 6 тысяч. В сражении при Нови и других сражениях во время Итальянского похода Суворов еще раз доказал преиму­щества решительной наступательной стратегии и тактики. «Деятельность, — говорил он, — есть важнейшее из досто­инств воинских».

Тактика колонн и рассыпного строя, окончательный отказ от кордонной стратегии, последовательное нанесение ударов по противнику с целью овладения центром стра­ны — все это сыграло свою роль в успехе кампании в Северной Италии. Победы Суворова, принципы его военного искусства внимательно изучали европейские генералы, полководцы, и в их числе — Наполеон. Этого не оспаривают сами французы; в этом сознается и сам Наполеон; в письмах из Египта, перехваченных англича­нами, он ясно говорит Директории, что Суворова до тех пор не остановят на пути побед, пока не постигнут особен­ного искусства его воевать».