Котовский Григорий Иванович родился 24 июня 1881 г. в бессарабском селе Ганчешты, в семье обрусевшего поляка. По линии отца он происходил из старинного польского дворянского рода, его дед владел имением в Каменец-Подольской губернии, но разорился и позже работал инженером-механиком в Бессарабии. Отец будущего героя Гражданской войны работал механиком на заводе, имел шестерых детей. В два года Гриша лишился матери…

С детства Григорий отличался буйным нравом, ловкостью, природным ум и огромной физической силой, презирал законы и принятый в обществе порядок, а «порядки» он всегда устанавливал сам. Окончив двухклассное народное училище, Гриша Котовский в 1895 г. поступил в Кишиневское реальное училище, но вскоре был отчислен из-за «плохого поведения».

После окончания в 1900 г. агрономического училища, Котовский работал помощником управляющего и управляющим помещичьими имениями в Бессарабии, но ни где долго не задерживался. Его выгоняли то за воровство, то за любовную связь с помещицей, то скрывался сам, прихватив выданные для работ хозяйские деньги. За свои преступления Григорий несколько раз попадал за решётку.

В русско-японскую войну Котовский был призван на службу, но не явился на призывной пункт. Как уклониста от военной службы его арестовали и направили в Житомир, в пехотный полк, но он дезертировал и сколотил разбойничий отряд, во главе которого совершал лихие набеги: сжигал имения, уничтожал долговые расписки крестьян, грабил население, вымогал деньги у помещиков, но часть награбленного раздавал беднякам. По словам самого Котовского, его героем с юности был Дубровский…

Комбриг Котовский Г.И. (в центре) с работниками штаба бригады, 1920 г.

Комбриг Котовский Г.И. (в центре) с работниками штаба бригады, 1920 г.

О дерзких нападениях Котовского ходили легенды. Благодаря помощи крестьян отряд русского Робина Гуда долгое время оставался неуловимым. Наконец, Котовский был арестован и в 1907 г. приговорён к 12-ти годам каторжных работ, но в 1913 г. бежал из Нерчинска, убив двух конвоиров. Сначала скрывался, а затем вновь возглавил вооружённую банду и занимался в родных местах  «экспроприацией экспроприаторов».

От налётов на частных лиц боевики Котовского перешли к ограблению казначейств и банков. Летом 1916 г. он был арестован, обвинён судом в бандитизме без каких-либо политических мотивов и приговорен к смертной казни через повешение. Приговор вынес Одесский военно-окружной суд, который находился в подчинении командующего Юго-Западным фронтом генерала Брусилова А.А.

Котовский Г.И. написал трогательное письмо супруге генерала Брусилова, в котором рассказал о тяжелой жизни и единственной цели в ней — борьбе за справедливость. Казнь ей удалось временно отложить, а возвратившийся командующий уступил просьбе жены и заменил казнь бессрочной каторгой. Февральская революция помогла Котовскому условно освободиться, он был направлен в армию – на Румынский фронт.

За проявленную храбрость в боях Первой мировой войны Григорий Котовский был награждён Георгиевским крестом и произведён в прапорщики. На фронте он входил в полковой, а затем армейский солдатские комитеты. К Октябрьскому перевороту Котовский по своим политическим взглядам был ближе к эсерам и анархистам, чем к большевикам.

Зимой 1918 г. он создал красный отряд – по образцу и подобию прежних, только теперь «котовцы» грабили уже под знаменем мировой революции. Отряд Котовского прикрывал отход большевиков из Кишинёва. С приходом на Украину немцев, отряд был распущен, а его командир ушёл в большевистское подполье.

В Гражданскую войну Котовский командовал бригадой, в составе Южной группы войск 12-й армии участвовал в 400-километровом походе от Днестра до Житомира, сражался против Деникина А.И. Осенью 1919 г. конную группу Котовского, вместе с другими частями Южного фронта, перебрасывают под Петроград против белогвардейцев Юденича Н.Н.

С командующим Южной группы войск Якиром И.Э. Григорий Иванович из-за своего вспыльчивого характера часто конфликтовал. Надо отметить, что продвижение Якира, который личной храбростью не отличался, в годы Гражданской войны проходило не без помощи Троцкого, с которым он был в родстве…

В апреле 1920 г. Котовский вступил в РКП(б). В 1920 г. Отдельная бригада Котовского в составе 500 сабель участвовала в советско-польской войне. Около Каменца котовцы попали в окружение, а их командир получил тяжёлую контузию. Но бойцы смогли вынести комбрига под огнём…

Вот как в рассказе «Эго» А. Солженицын описывает Котовского: «Несколько вёрст не доезжая Кобылинки встретились с самим Котовским — крупная мощная фигура, бритоголовый и совершенно каторжная морда… Котовский — в кубанской лохматой папахе, из-под неё звериный взгляд.

А вот как о Котовском вспоминал Соловьев А.И.: «Кстати, родной брат отца, дядя Леня, служил в его бригаде во время Гражданской войны. И он всегда отзывался о Григории Ивановиче только хорошо, даже отлично. Котовский был настоящий самородок, прекрасный человек и командир. Дядька, например, рассказывал, как он принимал служить к себе в бригаду. В комнате новенькому говорит: «А ну иди в угол», тот поворачивался, и в этот момент Котовский стрелял из «маузера» в потолок. И уже смотрел на реакцию человека: если тот не перепугался, то брал служить. И еще смотрел, чтобы человек был физически сильный, ведь он и сам был силач необыкновенный, поэтому и людей старался подбирать таких же. В общем, такой у него был свой «военкомат».

Дядя рассказывал еще такой случай из жизни Котовского. Как-то он с двумя своими телохранителями ехал из Бирзулы в Любомировку, а навсфечу им попалось семеро белых. Те, наверное, подумали, что вот она, легкая добыча. А Котовский своим и говорит: «Вы берете по двое, а я троих». Метров десять до белых не доехали, встали треугольником спинами друг к другу, и стали отбиваться. Каждый из них справился с двумя, а седьмой замахнулся на Котовского, тот только успел прикрыться шашкой, беляк ее уже перерубил, но тут подскочили телохранители и зарубили его… Котовский поднял шашку этого последнего беляка и сказал: «Вот эта шашка могла меня убить…» — и забрал ее себе на память. Сел на коня и говорит своим ребятам: «Если я умру или меня убьют, то пусть меня похоронят в этих краях, мне тут очень нравится». Эти слова оказались навроде завещания, а потом и сам город, и станцию, и улицу переименовали в честь него (Котовск)… Что и говорить, легендарный был герой, ничего не скажешь…

А какой конь у него был… Орликом звали, даже песни про него слагали. Рассказывали, например, такой случай. Котовский как-то приехал в штаб, в Балту, и поводок просто набросил на гриву, а сам на втором этаже проводил совещание. Лошадь ждала, ждала, потом, видно, ей это надоело, сама поднялась по лестнице на второй этаж, головой открыла дверь кабинета, а Котовский смотрит на карту и делает вид, что не заметил ее. Она подошла к нему, головой боднула и вздыхает, пошли, мол. И только тут он ее похлопал и вывел…» (А. Драбкин «На войне как на войне. Я помню», М., «Яуза», «Эксмо», 2013, с. 254-255).

Котовский? или Катовский, от КАТА? На каторге сидел он — за убийство, и неоднократное. Страшный человек, посмотришь на него — в животе обвисает».

В 1921 г. Котовского направили на подавление крестьянских волнений в Бессарабии. Особенно кровавый след его кавалерийская бригада оставила при разгроме Тамбовского крестьянского восстания, за что Котовский был награждён Почетным революционным оружием. Котовцы подавляли выступления петлюровцев и махновцев. Советы наградили Котовского Г.И. тремя орденами Красного Знамени.

Осенью 1922 г. Котовский был назначен командиром 2-го кавкорпуса, членом Реввоенсовета. В это же время Котовский Г.И. сближается с Фрунзе М.В. В их жизненном пути было много общего: и происхождение, и образованность, и знание иностранных языков (кроме русского и молдавского Котовский немного говорил по-французски, по-немецки и по-еврейски), и тяжелые годы каторги и ссылки. Кроме этого, оба были полумолдаване.

Летом 1925 г. нарком Фрунзе принял решение назначить Котовского своим заместителем. После отдыха в Чабанке, под Одессой, Котовский по возвращении в Умань должен был передать командование и выехать в Москву для вступления в новую должность. Но был застрелен Мейером Зайдером в ночь накануне отъезда из Чабанки.

Интересно, что Мейер Зайдер во время оккупации Одессы предоставил ночлег Котовскому, который в то время выполнял задания подпольного большевистского ревкома. За совершённое убийство Зайдер был судим, и получил 10 лет тюрьмы, однако через два года был выпущен на свободу, позже он был казнён ветеранами-котовцами.

Есть версия, что это было политическое убийство, поскольку Котовский был человеком прямым и независимым, «трудно управляемым» и, обладая огромной популярностью в народе, мог повести за собой не только воинские части, но и народные массы. Через три месяца погиб и Фрунзе М.В…