«На пологом песчаном левобережье, над Доном, лежит станица Вешенская… вся в засыпи желтопесков… Там, где Дон, выгинаясь, уходит от станции к Базакам, рукавом в заросли тополей отходит озеро, шириной с Дон в мелководье. В конце озера кончается и станица…» Здесь, среди знакомой с детства природы родной донской степи, которую он воспел, среди людей, которым он посвятил свои книги, постоянно жил и работал Михаил Шолохов. Отсюда, с привольного Дона, родом и главный герой его романа «Тихий Дон» — Григорий Мелехов.

Григорий — молодой казак, удалец, человек с большой буквы: сильный, смелый, любящий, настоящий мужчина. Такими качествами наделил своего героя Шолохов. В то же самое время Григорий Мелехов человек не без слабостей, одна из которых — его безрассудная страсть к замужней женщине Аксинье, страсть, которую он не в силах побороть.

Справедливости ради стоит сказать, что такая слабость героя, а также его склонность к сомнениям, некая душевная неопределенность — едва ли не самые важные черты характера Григория, и писатель приписывает их своему герою отнюдь не случайно: именно своим умением выживать, решать проблемы, укрощать страсти и велик человек.

Шолохов М.А.

Шолохов М.А.

Несовершенность как одно из главных свойств обычного человека, туманность сужде­ний, расплывчатость представлений об идеальном устройстве государ­ства — все это составило богатый исходный художественный материал шолоховского романа, проблематика которого формируется как раз из столкновения живой жизни и идеи. Михаил Шолохов создал поистине тонкий образ несовершенного, но сильного и доброго Григория, в образе которого отразились все искания, муки, сомнения и печали русского народа того мятежного времени.

«Тихий Дон» изображает жизнь казачества в переломный момент исторического развития. За десять лет, на протяжении которых происхо­дит действие произведения, совершились события всемирно-историче­ского значения. Кровавая бойня, развязанная империалистами, привела в 1917 году к революционному взрыву в России.

Крушение старого мира, зарождение нового было процессом, захватившим глубинные толщи народа. Изображая судьбу народную в узловой, переломный момент истории, Шолохов обращается к эпической форме повествования, вме­стившей самые разнообразные картины жизни простого люда, пере­живающего величайшую ломку привычных, устоявшихся отношений. Издавна жили казаки привольно на Дону: занимали землю, сеяли хлеб, воевали с татарами и турками, были надежной опорой русским царям, сражались за них и за державу.

Разрушение векового казачьего уклада описывает в первых книгах «Тихого Дона» Михаил Шолохов. Веселую, радостную, полную труда и приятных забот жизнь казаков прерывает Первая мировая война. Жи­вая жизнь шолоховских героев с их обыденными повседневными делами (хлебопашеством, военными казачьими сборами, подновлением куреней, свадьбами, сенокосами, ночными рыбалками), описанием которой открывается роман, оказывается нарушенной грубым вторжением исто­рических катаклизмов. Хмурые ветры задули над Донскими степями. Уходят казаки на поле брани, а запустение, словно вор. закрадывается в хутора. Ну что же, воевать — занятие для казаков привычное, а вот революция — дело совсем иного свойства…

В феврале 1917 года царь, которому казаки присягали служить верой и правдой, оказался низвергнутым. Произошел раскол. Перед людьми встала незнакомая доселе, а потому обескураживающая и даже пугающая проблема выбора: на чью сторону встать, кому верить. Особенно сложно принимались решения в дни мятежа под предводительством Корнилова, призывавшего свергнуть революционную власть Временного правительства. В конце концов казаки поворачивают назад от Петрограда. А тут новая, Октябрьская революция. И — новая смута в душе у донцов. Чье дело правое? Что обещают большевики? Землю? Так у них ее довольно. Мир? Да, война надоела…

Донское восстание против большевиков. Иллюстрация к роману Шолохова М.А. "Тихий Дон"

Донское восстание против большевиков. Иллюстрация к роману Шолохова М.А. "Тихий Дон"

Главный герой романа «Тихий Дон» Григорий Мелехов мучается теми же сомнениями, что и все остальное казачество. Вроде бы и прав Изварин, который говорит: «Нам необходимо свое, и, прежде всего из­бавление казаков or всех опекунов — будь то Корнилов, или Керенский, или Ленин. Обойдемся на своем поле и без этих фигур. Избавь, Боже, от друзей, а с врагами мы и сами управимся…»

Но после встречи с другим героем романа — Подтелковым — скло­няется Григорий к красным, воюет на их стороне, хотя внутренне еще никак не пристанет к какому-то одному берегу. После ранения под стан­цией Глубокой едет он в свой родной хутор. И тяжко в груди у него. Вот что пишет автор о его сомнениях: «Там, позади, все было путано, противоречиво. Трудно нащупывалась верная тропа; как в топкой гати, выбилась под ногами почва, тропа дробилась, и не было уверенности — по той ли, по которой надо, идет».

Особенно тягостны воспоминания о расстреле офицеров красно­армейцами, начатом по команде Подтелкова. Так начиналось великое истребление казачества советской властью, которое именовалось «расказачиванием». Не нашел своего места Мелехов среди тех, кто хотел установить чуждый донцам порядок. И вот уже он вместе с другими односельчанами вступает в битву с Подтелковым.

Пленение отряда Подтелкова описывается автором в трагической тональности. Встречаются вдруг однокашники, кумовья, просто люди, верующие в одного Бога, раньше запросто называвшие друг друга зем­ляками. Радостные возгласы, общие воспоминания. А на следующий день пленных казаков ставят к стене… Разливается кровавая река по Донской земле. В смертельной драке брат идет на брата, сын на отца. За­быты доблесть и честь, традиции, законы, рушится жизнь, налаживаемая веками. И Григорий, ранее внутренне противившийся кровопролитию, Тяжело переживавший совершенное им на войне первое убийство, те­перь с легкостью решает чужую участь.

В романе огромное количество жестоких убийств, совершающихся на глазах читателя. Критики-маркси­сты были смущены подробным опи­санием расстрела красногвардейцев: в этом эпизоде одни, как Бунчук и Подтелков, умирают героически, дру­гие просят о пощаде, молят о жало­сти к детям, остающимся сиротами. Григорий Мелехов напоминает Подтелкову о жестокой рубке безоруж­ных пленных казацких офицеров, устроенной им лично. Это не может не вызвать у читателя мысли о на­стигнувшем Подтелкова жестоком, но справедливом возмездии.

Это было смутное время, когда менялась власть и вчерашние победители, не успев казнить противников, становились побежденными и преследуемыми. Одной из характерных черт того времени стала беспощадность. Жестоки все, даже женщины. Вспомним очень сильную сцену, когда Дарья убивает Котлярова, считая его убийцей своего мужа Петра.

Шолохов, правдиво повествуя о сложных судьбах казачества в революции, воссоздает драматическую картину борьбы двух миров. Со­ветская власть кажется чуждой большинству казаков, хотя такие, как Михаил Кошевой, были верны ей с самого начала. Начинается широкое повстанческое движение против Советской России. Поднаторевший в политике Осип Штокман главную причину антисоветских восстаний на Дону видит в кулаках, атаманах, офицерах, богатеях. И не желает понять, что никому не дано право безнаказанно ломать чужую жизнь, навязывать силой новый порядок.

Григорий становится одним из крупных военачальников повстан­цев, показывая себя умелым и опытным командиром. Но что-то уже ломается в душе его от многолетнего военного убийства: все чаще он пьянствует и путается с женщинами, забывая о семье, все безразличнее становится к себе. Восстание разгромлено. А в судьбе Мелехова — новый крутой по­ворот. Его насильно мобилизуют в Красную Армию, и теперь он воюет с Врангелем. Сильный, смелый человек становится незначительной щепкой в бурном океане исторических перемен.

Устал человек от семилетней войны. Он хотел бы жить мирным крестьянским трудом вместе со своей семьей. Возвращается в родные места. Не осталось в хуторе Татарском семьи, которую бы не обездолила братоубийственная Гражданская война. Во многом верными оказались горькие слова одного из героев о том, что «нету казакам больше жизни, и казаков нету!»

На пепелище пытается возродить жизнь Григорий, но не дает ему этого советская власть. Грозит тюрьмой (а может, и расстрелом, если бы дело дошло до неправого и скорого суда) за то, чтo прежде воевал против нее. А тут подоспела продразверстка. И вновь объединились недовольные в отряд Фомина. Ушел и Григорий. Однако устали уже казаки от войны, да и власть пообещала не мешать им трудиться и крестьянствовать. Обманула, как выяснилось позже, дав покой лишь на несколько лет! И у Фомина — тупик. Великая трагедия Григория Ме­лехова в том, что в кровавой круговерти исчезло все: родители, жена, дочь, брат, любимая женщина.

В самом конце романа устами Аксиньи, объясняющей Мишатке, кто его отец, говорит писатель: «Никакой он не бандит, твои отец. Он так… несчастный человек». Сколько сочувствия в этих словах, С черной, выжженной пожарами степью сравнивает Шолохов жизнь Григория в конце его пути. С тщательностью истинного мастера выписывает Шолохов в своём романе образ Григория Мелехова, явившийся воплощением всего русского народа.

В бурную революционную эпоху были поставлены перед необходимостью немедленного действия тысячи таких мелеховых, не умевших и не хотевших выжидать и прятаться, колеблющихся, мятущихся, ищущих правды, совершающих роковые ошибки в выборе жизненного пути и обреченных на страдания — попросту в соответствий с правдой исторической действительности.

Образ Григория Мелехова поражает искусным соединением внутренней логики, эмоционального богатства, покоряющей правды мыслей, настроений, поступков с таким расположением, освещением их, которое передает в личной судьбе че­ловека закономерности исторического развития русского народа.