Пётр Николаевич Врангель, потомок шведских баронов, генерал-лейтенант – один из руководителей Белого движения – родился 15 (27) августа 1878 г. в Нов-Александровске Ковенской губернии (Зарасай, Литва), в дворянской семье. Старший сын, Пётр Врангель получил образование сначала в реальном училище в Ростове-на-Дону, а затем в Петербургском Горном институте, который окончил с золотой медалью.

Осенью 1901 г. Врангель П.Н. был призван для прохождения действительной военной службы. В 1902 г. он сдал экзамены на офицерский чин и ушёл в запас. С началом русско-японской войны будущий Верховный глав­нокомандующий Юга России добровольцем принимал участие в боевых действиях. За отличие получил ордена: святой Анны 4-й степени, святого Станислава 3-й степени с мечами и бантом, а в 1906 г. он ещё был награжден орденом святой Анны 3-й степени. В конце кампании Врангель принял решение посвятить себя военной службе.

Весной 1907 г. Пётр Николаевич на военном параде был замечен государем Николаем II, после этого Врангель был переведён поручиком в лейб-гвардии Конный полк. Среди однополчан он выделялся крайним честолюбием, решительностью, находчивостью и вспыльчивостью. В этом же году Врангель женился на дочери камергера и фрейлине императрицы – Иваненко Ольге Михайловне. В семье родилось четверо детей, самый младший из них, Алексей появился на свет в 1922 г., уже в эмиграции.

В 1910 г. Врангель П.Н. окончил академию Генерального штаба, а в 1911 г. курс Офицерской кавалерийской школы. Службу продолжал в своём полку, рассчитывая, что в гвардии производство в чины идет быстрее, чем в Генштабе.

Белогвардейский плакат, 1919 г., неизвестный художник

Белогвардейский плакат, 1919 г., неизвестный художник

С начала Первой мировой войны Врангель находился в действующей армии, в чине ротмистра командовал эскадроном. За бои в августе 1914 г. в Восточной Пруссии был награжден орденом святого Георгия 4-й степени, а в апреле 1915 г. за успешные действия в операциях на территории Польши он получил Георгиевское оружие.

Плакат, 1920 г., худ. Н. Кочергин

Плакат, 1920 г., худ. Н. Кочергин

В 1915 г. полковник Врангель П.Н. был назначен командиром Нерчинского полка, с которым сражался на Юго-Западном фронте в Галиции, участвовал в Луцком прорыве. Весь 1916 г. полк Врангеля провёл в оборонительных позиционных боях. В январе 1917 г. барон Врангель за боевые отличия получил чин генерал-майора и был назначен командиром 2-й бригады Уссурийской конной дивизии, затем командовал кавалерийской дивизией и Сводным кавалерийским корпусом.

Летом 1917 г., командуя Сводным конным корпусом, Врангель прикрывал отход пехотных частей к линии реки Збручь во время Тарнопольского прорыва немцев, за что был награжден солдатским Георгиевским крестом 4-й степени с лавровой ветвью.

"Ёлка Врангеля", рис. Эсса из журнала "Красный перец", 1923 г.

"Ёлка Врангеля", рис. Эсса из журнала "Красный перец", 1923 г.

Будучи убеждённым монархистом, генерал Врангель Февральскую революцию и приход к власти Временного правительства встретил враждебно, понимая, что это ускорит разложение армии.

После Корниловского мятежа верховный главнокомандующий Керенский А.Ф. пытался привлечь барона Врангеля для защиты Петрограда от большевиков, но тот отказался, подав в отставку. В ноябре 1917 г., после Октябрьского большевистского переворота в Петрограде, Врангель П.Н. уехал к семье в Ялту.

Он планировал пробраться на Дон и вступить в Добровольческую армию генерала Корнилова Л.Г., но зимой 1918 г. в Ялте был арестован революционной матроснёй Черноморского флота, которая расправлялась с бывшими царскими офицерами. Только благодаря заступничеству жены Врангель П.Н. чудом избежал расстрела.

С августа 1918 г. во время Гражданской войны Врангель П.Н. начал службу в Белой армии. В Екатеринодаре он принял командование 1-й Конной дивизией, которой успешно руководил при освобождении от большевиков Северного Кавказа. Затем барон был назначен командиром 1-го Конного корпуса и за боевые отличия произведен в генерал-лейтенанты. В армии его называли «чёрный барон» — за его форму – чёрную черкеску с газырями.

С декабря 1918 г. некоторое время командовал Добровольческой армией, а с января 1919 г. — Кавказской Добровольческой армией. Будучи командующим армией, Врангель решительно боролся с грабежами мирного населения, пьянством, взяточничеством и спекуляцией своих подчинённых, поскольку всё это разлагало войска и настраивало против них местное население.

В феврале 1919 г. Врангель заболел сыпным тифом, несколько дней находился при смерти. По выздоровлении вернулся в строй. Отношения его с командующим Вооружёнными силами Юга России (ВСЮР) генералом Деникиным А.И. были непростыми. Главком Деникин настаивал на скорейшем наступлении на Москву. Врангель же считал, что наступление ВСЮР должно развиваться на царицынском направлении для соединения с армией адмирала Колчака А.И. для последующего совместного наступления на Москву.

30 июня 1919 г. барон Врангель одержал крупную военную победу — взял  Царицын, который до него трижды в течение 1918 г. безуспешно штурмовали части атамана Краснова П.Н. После взятия Царицына вскоре туда прибыл Деникин, где и подписал свою знаменитую «Московскую директиву», согласно которой главный удар на московском направлении через Харьков – Курск – Орел — Тулу наносила армия генерала  Май-Маевского В.З.

Врангель получил приказ наступать на Москву через Саратов – Пензу — Нижний Новгород — Владимир. Барон назвал эту директиву «смертным приговором» ВСЮР. Наступление Врангеля на Саратов было остановлено частями Юго-Восточного фронта красных. Врангель требовал от штаба главкома усилить снабжение и пополнение его армии.

Надо подчеркнуть, что постепенно стратегические разногласия Врангеля и Деникина переросли в политические. Барон стал центром притяжения правых, монархических сил. Консервативные круги генералитета, помещиков, крупной буржуазии, общественных деятелей и церковнослужителей, недовольные Деникиным, его ставкой на партию кадетов, стали выдвигать Врангеля как альтернативу Деникину на посту главкома ВСЮР.

Вскоре Врангель начал более открыто критиковать Деникина А.И., распространяя среди офицерского состава и общественных деятелей свои рапорты, в которых неудачи Кавказской армии объяснялись ошибочной стратегией Деникина, его неумением организовать тыл, плохим снабжением и пополнением Кавказской армии. В результате отношения между Деникиным и Врангелем приняли характер острого конфликта.

После поражений Добровольческой армии под Орлом, под давлением высшего белого командования, в декабре 1919 г. Деникин снял Май-Маевского и назначил Врангеля командующим Добровольческой армией. Барон принял решение отводить основные силы армии в Крым. Но Деникин приказал отводить армию на Дон. Врангель пытался организовать совещание командующих для снятия Деникина с поста главкома, но поддержки их не получил.

В январе 1920 г. Деникин снял Врангеля с поста командующего Добровольческой армией, и реорганизовал её в Добровольческий корпус, командовать которым назначил генерала Кутепова А.П. Врангель продолжал искать поддержку у высшего командования белых для отстранения Деникина. Однако в феврале главком уволил Врангеля в отставку и потребовал от него покинуть территорию ВСЮР. Барон отбыл в Константинополь.

Но отставка генерала Врангеля была недолгой. После сокрушительных поражений Деникин решил оставить свой пост. В Константинополе Врангель был приглашен на встречу с командованием британских сил в Турции и Черном море. Он получил предложение вернуться в Крым и возглавить командование ВСЮР. 4 апреля 1920 г. Врангель на британском эсминце прибыл в Севастополь, в тот же день Деникин издал приказ о назначении Врангеля главкомом ВСЮР…

К зиме 1920 г. ликвидация Белого движения, казалось, была закончена. Разгромлены Колчак и Юденич, уничтоже­на группировка генерала Миллера на Севере России. После мастерски «организованных» англичанами эвакуаций остат­ки деникинской армии в Крыму были деморализованы и разоруже­ны. В этот момент на сцене русской смуты и появился генерал Врангель.

Врангель руководил Белым движени­ем последние полгода. Произойди это раньше — вся история России могла пойти по-другому. Потому что барон Врангель был, пожалуй, единственным вождем Белого дви­жения, кто не питал никаких иллюзий относительно «союзни­ков». Попытки красных с наскока ворваться в Крым отбиваются. Врангель быстро и решительно реорганизует армию и даже переименовывает ее в Русскую. Кавалерийские полки, наконец, сажают на коней свои первые эскадроны, мелкие части укрупняются.

Врангель в победу не верил уже около полугода, а может и больше. Не верил, но продол­жал бороться и готов был пожертвовать жизнью за освобо­ждение России от большевиков. Чтобы можно было спокой­но умереть, честно посмотреть в глаза своим детям и, ложась в гроб, с последним своим вздохом ясно осознавать — я отдал России все, что мог. Я боролся, я бился за нее, и не моя вина, что борьба закончилась поражением, а не победой!

В июне 1920 г. 25-тысячная Русская армия вышла из Крыма и, разгромив 13-ю армию красных, заняла северные уезды Таврической губернии, продвинулась в направлении Екатеринослава и Таганрога. Однако все попытки генерала Врангеля развить успех наступления закончились провалом. Русская армия отступила в Крым, который удержать не смогла.

В отличие от «деникинских» эвакуаций, где белое руководство возлагало надежды на помощь Туманного Альбио­на, Врангель рассчитывал на себя самого. Еще при планировании эвакуации он решил для себя, что уйдет из Крыма вместе со своими последними солдатами.  Всего из Севастополя, а также из Керчи, Ялты и Феодосии ушло 132 до предела перегруженных корабля, на борту которых находилось 145 693 беженца, не считая судовых команд… На момент их отплытия ни одна держава не дала согласие на принятие эвакуированных.

Впереди у Врангеля была отчаянная подковерная борьба с французами и англичанами за сохранение армии как боевой силы. Денег для содержания армии и помощи беженцам Врангель от «союзников» не получит. Еще будут их прово­кации, призывы к солдатам и офицерам не слушать своих ру­ководителей, постоянные попытки изъятия оружия и пер­манентное сокращение пайков. Пройдет некоторое время, и 15 октября 1921 г. на строптивого генерала Врангеля, уп­рямо не желавшего распускать Русскую армию, будет совер­шено покушение.

Яхту «Лукулл», на которой расположился его штаб, среди бела дня, при отличной видимости протара­нил пароход «Адрия». Корпус корабля, идущего из Батуми под итальянским флагом, врезался в борт яхты Врангеля, точ­но в месте расположения его кабинета. Сделав свое дело, «Ад­рия» не только не приняла мер для спасения людей, но и по­пыталась скрыться. «Лукулл» почти моментально пошел на дно, погибло несколько человек. По счастливой случайно­сти Врангеля на борту не было. Организатор покушения так и остался невыясненным, а «союзные» органы расследования постарались по-быстрому замять дело.

Остатки армии Врангель в 1921-1922 гг. вынужден был перевезти в Болгарию и Югославию, где они из-за отсутствия у штаба главкома средств постепенно были переведены на «трудовое положение», то есть стали зарабатывать на жизнь своим трудом. Врангель с семьей и штабом поселился в сербском городке Сремске Карловцы.

Пытаясь отстоять в глазах эмиграции свою позицию в конфликте с Деникиным, который уже начал публикацию «Очерков русской смуты», Врангель написал воспоминания, охватывающие период 1916-1920 гг., занимался их редактированием и готовил к публикации.

В 1924 г. он создал «Русский общевоинский союз» (РОВС), целью которого было сохранение офицерских кадров для будущей борьбы. С ноября 1926 г. Врангель живёт в Брюсселе, активно занимаясь поиском средства для создание организации, которая могла бы вести разведывательную и контрразведывательную работу против СССР.

В марте 1928 г. барон Врангель заболел гриппом. Состояние его стало заметно ухудшаться, и в апреле врачи диагностировали у него туберкулез левого легкого. 25 апреля 1928 г. Пётр Николаевич Врангель скончался… Существует версия, по которой барон был заражён агентом ОГПУ палочкой Коха, что и привело к сильнейшей форме туберкулёза.

Генерал Врангель П.Н. был похоронен в Брюсселе, в октябре 1929 г. прах был перевезен в Белград, где перезахоронен в русской церкви Святой Троицы.