Главное поле освободитель­ной войны 1877-1878 гг. было на перевалах Балкан, в цветущих болгарских долинах. Но шла также ожесточенная война на море, велись упорные и крово­пролитные сражения в горах Закавказья.

На море турки имели подавляющее превосходство. И они… проиграли. Проиграли полностью! Они надеялись наступать в Закавказье и прорваться к Тифлису, чтобы отвлечь главные русские силы от Бал­канского театра. В итоге боев турецкие войска… отступили к Арзеруму.

Это было достигнуто исключительно мужеством рус­ских матросов, солдат и младших боевых офицеров. При этом выс­шее русское командование, как на море, так и в Закавказье было откровенно слабым. Надо отметить, что русско-турецкая война 1877-1878 гг. стала бое­вым крещением для наших будущих знаменитых военачальников, а в то время лейтенанта Макарова С.О. и поручика Брусилова А.А. Они были в самом пекле яростных атак и контратак.

Освободительная война славянских народов на Балканах вызвала горячий отклик и поддержку во всех слоях русского общества. Россия поднялась на защиту национальной независимо­сти славянских народов Балканского полуострова, на этот раз с оружием в руках. В 1876 году несколько тысяч солдат и офицеров рус­ской армии, которых было разрешено официально отпу­скать из частей временно «в отпуск», надели сербские военные мундиры. Одновременно на Балканы поехали врачи и медсестры. Так, русским санитарным отрядом в Черногории руководил знаменитый хирург Склифосовский Н.В., в Сербии — не менее знаменитый Боткин С.П.

Всеволод Гаршин после возвращения с фронта, фото 1877 г.

Всеволод Гаршин после возвращения с фронта, фото 1877 г.

В Сербию выехал в качестве военного корреспондента писатель Успенский Г.И., художники Поленов В.Д., Маковский К.Е. Но основную массу русских доброволь­цев составляли профессиональные военные — около пяти тысяч человек, в том числе около тысячи офицеров. О русских офицерах-волонтерах дал характерный отзыв один турецкий полковник, встретившийся с ними в бою: «Таких воинов я не видывал, они всегда впереди своих солдат, с обнаженной шашкой, нередко с непокрытой го­ловой, бросаются в свалку, нанося жестокие удары на­право и налево. Один восторженный вид их должен во­одушевить солдат. О, если бы у нас были такие офи­церы!»

Не без душевной горечи писал тогда с театра войны известный терапевт профессор Боткин С.П.: «Надо знать наших солдат — этих добродушных людей, идущих под пулевым градом на приступ с такою же покорностью, как на ученье. Не одна тысяча этих хороших людей легла безропотно с полной верой в святое дело…» Храбро сражался с турками художник Верещагин В.В.

Особенно мне хочется рассказать о русском солдате Василии Николаевиче Кочеткове, имя которого было достаточно из­вестно в ту пору. Он тоже был среди добровольцев, хотя герою перевалило за 90 лет. Родившийся в 1785 году, Василий Николаевич участво­вал в Отечественной войне 1812 года, сражался в составе лейб-гвардии гренадерского полка при Бо­родине, Лейпциге, вошел в 1814 году в Париж.

Он воевал в русско-турецкую войну 1828-1829 годов, принимал участие в военных действиях в Польше, в штурме Варшавы, сражался в составе Нижегородского драгунского полка на Кавказе, где был трижды ранен: в шею навылет и в обе ноги с раздроблением левой голени, но всякий раз, несмотря на 60-летний возраст, возвращался в строй. В плену у чеченцев находился почти 10 месяцев. До 1851 г. Кочетков прослужил при штабе Кавказского корпуса, а затем вышел в отставку.

Во время Крымской войны по призыву опять поступил на военную службу, был в Севастополе снова ра­нен осколками бомбы на знаменитом Корниловском бастио­не. После выздоровления, по окончании войны по личному указу государя Василий Николаевич был переведен в лейб-гвардии Драгунский полк, а в 1862 г. зачислен в почетную роту дворцовых гренадер с производством в унтер-офицеры. Затем он служил в Средней Азии, уча­ствовал в Хивинском походе.

В 1877 г. во время русско-турецкой войны, в составе 19-й конно-артиллерийской бригады, Василий Кочетков сражаясь на Шипке, снова был ранен, лишился ноги и был отправлен в бессрочный отпуск. Участвуя в 10 войнах и кампаниях, Кочетков В.Н. прослужил в русской армии более 80 лет,  шесть раз был ранен и заслужил 32 знака отличия, в том числе три Георгиевских креста. Умер он в 1892 году в возрасте 107 лет.

Добровольцами отправлялись на войну и студенты, среди них был 22-летний студент Горного института Всеволод Михайлович Гаршин. 4 мая 1877 г. вчерашние студенты Всеволод Гаршин и Василий Афанасьев прибыли в Кишинев, по­дали прошение принять их добровольцами в действую­щую армию. Их определили в роту Ивана Назаровича Афанасьева, брата Василия. Вскоре друзьям сообщили, что армия выступает в поход на Дунай.

Через неделю после начала похода Гаршин пишет матери: «Если бог даст, вернусь и напишу целую книгу. Русский сол­дат — это нечто совсем необыкновенное!» Со своим отрядом Гаршин шел на восток, освободив Косово, Кацелово, Ковачицу, Водицу. 11 августа в схват­ке при Аясларе Гаршин был ранен.

Во время пребывания в лазарете у него окончательно созревает решение писать военные рассказы. А их сюжеты содержались в письмах, которые он писал матери, невесте и другу Ивану Малышеву.

В рассказе «Четыре дня» он описал случай с русским сол­датом, который, будучи тяжело раненным в обе ноги, че­тыре дня пролежал на солнцепеке, поддерживая силы глотками воды из фляги лежащего рядом убитого врага. В рассказе «Из воспоминаний рядового Иванова» он описывает Аясларское сражение и своё ранение.

В Харькове Гаршина встречали как героя. Заставляли его много раз рассказывать о ходе военных действий, о жестокостях противника, о храбрости русских солдат. Из письма Василия Афанасьева Гаршин узнал, что сол­даты из их роты интересуются его здоровьем и шлют ему сердечный привет, а также, что их обоих произвели в офицеры.

Через несколько месяцев, вернувшись в Петербург и заручившись поддержкой редактора прогрессивного жур­нала «Отечественные записки»  известного писателя-са­тирика Салтыкова-Щедрина, Гаршин делает свои первые успешные шаги в литературе…

Русским войскам активно помогали жители болгарских окрестных сел и городов, прекрасно знав­шие горные тропы и проходы Балкан. В самые драматические месяцы войны болгарка Куна Кючукова действовала как курьер русской военной разведки. Под покровом ночи, пронизываемая до костей леденящи­ми балканскими ветрами, она под носом у турец­ких патрулей пробиралась горными тропами в располо­жение русских войск и доставляла туда ценные сведения о численности неприятельских сил, о местах их разме­щения, о действиях партизанских отрядов в тылу врага.

Сколько раз совершала она опасный путь с корзинкой за спиной, в которой, укутанная меховой шубейкой, на­ходилась ее дочка, ещё совсем грудной ребенок! В склад­ках пеленок, в шапочке на головке дочери смелая жен­щина, искусный курьер приносила сведения, которые так нужны были русским братушкам.

Особо следует сказать о той выдающейся роли, ко­торую сыграли болгарские патриоты: воевода Панайот Хи­тов, полковник Константин Кесяков, разведчик Никола Живков, воевода Цеко Петков, капитан Перван Нинов и многие другие…