Слабость экономических ресурсов и техническое отставание промышленности России резко усилились в годы войны и вызнали экономическую разруху, которая к 1917 г. приобрела угрожаю­щий характер. Армии недоставало вооружений, продовольствия, транспортная система страны оказалась совершенно неприспособ­ленной к использованию в условиях военного времени.

За годы войны в России было мобилизовано в армию 15-16 млн. человек, что примерно составляло 9% населения. По степени использования людских ресурсов другие воюющие страны ушли вперед: в Германии было мобилизовано свыше 20%, во Франции — около 20%, и даже в Англии — почти 13% от населения.

В крестьянской стране, какой была Россия, мобилизация ударила по деревне. При преобладании на сельхозработах живой ра­бочей силы, уход миллионов здоровых мужчин в армию привел к сокращению посевных площадей, к примеру, в 1915 г. приблизительно на 20%. В результате упали валовые сборы всех хлебов и картофе­ля.

Сельское хозяйство, лишившись в результате мобилизации большинства рабочих рук, быстрее всего сдало свои позиции. Резко сократились поголовье крупного рогатого скота и лошадей. Зна­чительно выросли цены на основные продукты питания. Продо­вольственный кризис грозил населению России голодом. На рубеже 1916-1917 гг. страна столкнулась с острой нехваткой продовольствия.

Пленные германские солдаты на Невском проспекте

Пленные германские солдаты на Невском проспекте

Перевод промыш­ленности на военные рельсы резко сократил поступление на ры­нок потребительских товаров, сельскохозяйственного инвентаря и удобрений. При сви­репствовавшей инфляции деревня, переставая продавать свои продукты за деньги, стоимость которых постоянно падала, тре­бовала товаров. Их не было. Отсюда нараставший кризис в снабжении продовольствием. Деревня, в первую голову кула­ки, имевшие товарный хлеб, попросту стали придерживать его или продавать по бешеным ценам.

Намереваясь извлечь из войны наибольшие выгоды, россий­ская буржуазия попыталась создать для снабжения армии специ­альные органы, распределяющие военные заказы и поставки. В мае 1915 г. был создан Центральный военно-промышленный комитет, а затем более семидесяти областных и местных Военно-промышленных комитетов для организации военного производ­ства.

Очередь у продовольственного магазина, Петроград 1917 г.

Очередь у продовольственного магазина, Петроград 1917 г.

Российское правительство, стремясь ограничить сферу деятельности буржуазии, образовало в том же 1915 г. непосред­ственно подчиненные императору так называемые «Особые сове­щания» по обороне, топливу, продовольствию, артиллерийскому снабжению, в которых участвовали также крупные российские капиталисты и банкиры.

В сфере промышленности в начале войны большинство пред­приятий резко сократило свое производство. Это сокращение в дальнейшем продолжилось в легкой промышленности. В тяже­лой же, активно работавшей на войну, наблюдалась обратная ситуация. К началу 1917 г. продукция металлообрабатывающей промышленности возросла в 3 раза, химической — в 2,5, а произ­водство оружия — в 10-20 раз. Все это свидетельствует о милита­ризации российской экономики, явные диспропорции развития которой стали столь очевидными уже к началу 1917 г.

Плакат 1917 г., худ. П. Бучкин

Плакат 1917 г., худ. П. Бучкин

В начале войны Россия, имевшая только два завода (Златоустовский и Ижевский), подготовленных для производства снарядов, получала по 50 тыс. штук ежемесячного, к концу 1916 г. общее произ­водство снарядов в стране увеличилось в 40 раз. В начале войны русская полевая артиллерия была обеспечена по 1000 снарядов на орудие, к 1917 г. запас на орудие составлял 4000 снарядов — и это при ежедневной боевой работе.

«По степени мобилизации промышленности (из 3,3 млн. рабо­чих в 1916 году 1,9 млн. рабочих, или 58% заняты в военном про­изводстве). По этому показателю Россия находилась на уровне Германии и Франции, оставив позади Англию, где на войну рабо­тало 46% занятых. Основная группа обследованных предприятий (общее количество 2300) в России дала увеличение производст­ва вооружения (1913 — 100%) в 1916 году до 230%, предметов снаряжения — 121%. Производительность труда на одного рабо­чего на заводах вооружения возросла за эти годы до 176%». (Н. Яковлев «1 августа 1914», М., «Москвитянин», 1993 г., с. 225).

Интересно отметить, что основную массу внешних военных кредитов России предоставляла Англия. Так как большинство русских заказов на английские средства размещались в США, английское правительство взяло их под собственный контроль. Правительству России пришлось согласиться на отправку союз­никам части своего золотого запаса. Уплатив за иностранные по­ставки ценой усиления зависимости от союзников и США, цар­ское правительство совершенно обанкротилось в сфере собственной военно-хозяйственной деятельности.

Ведение военных действий потребовало огромных финансо­вых затрат, которые проводились за счет роста налогов, внутрен­них займов, выпуска бумажных денег, а также за счет уже упоми­навшихся внешних займов. В результате государственный долг страны к 1917 г. увеличился почти в четыре раза, значительно возросла и финансовая зависимость России от стран Антанты. Надвигался экономический кризис.

До 1917 г. правительство России выпус­кало ценные бумаги военных займов. После Февральской революции Времен­ное правительство выпустило облигации такого же займа, названного «займом Свободы». Печать, выступавшая за про­должение войны, горячо призывала на­селение покупать облигации.

Военный министр А. Керенский восклицал в сво­их выступлениях: «Граждане капитали­сты! Будьте Миниными для своей Роди­ны! Откройте свои сокровищницы и спе­шите нести свои деньги на нужды осво­бождённой России». В июне пресса со­общила, что свергнутый император Ни­колай II и его семья также пожелали при­обрести облигации «займа Свободы». Поэт-большевик Демьян Бедный обыгрывал это в насмешливых стихах, опубликованных в газете «Правда»:

Царь с царицею вдвоём
Подписались на заём…
Что царю всего ценней?
Стало, знать, ему видней,
Что от долгой обороны
Путь недолгий… до короны…
Вслед за царём Николаем
Денег давать не желаем.
Пусть вносят червонцы
Царь да оборонцы!