В начале года державы Антанты догово­рились начать наступление на Западном фронте 1 июля, а на Восточном — на две недели раньше. В ставке главковерха 1 (14) апреля было совещание, чтобы установить план наступления всеми русскими фронтами. На военном совете 1 апре­ля 1916 г. под председательством Николая II присутствовали: главно­командующие фронтами Северо-За­падным, Западным, Юго-Западным, полевой генерал-инспектор артилле­рии, начальник штаба главковерха генерал Алексеев и бывший главно­командующий фронтом генерал Ива­нов, назначенный состоять при вер­ховном главнокомандующем.

Алексеев изложил свой план: главный удар наносит Западный фронт генерала Эверта в направлении на Вильно, Северный фронт (Куропаткин) и Юго-Западный (Брусилов) содействуют ему, причем послед­ний переходит в наступление после первых двух. Эверт и Куропаткин, начали толковать о том, что шансы на успех невелики, нужно лучше подготовиться и т д.

Начался спор, когда кому наступать, Алексеев, как обычно, колебался. Спор разрешил Брусилов, добившись приказания для своего фронта нанести «вспомогательный, но сильный удар». У Брусилова было 512  тыс., на двух других русских фронтах — 1 220 тыс. войск.

Разведка с воздуха

Разведка с воздуха

При этом особое мнение выразил Иванов, что бывший его Юго-Западный фронт не в состоянии предпринимать ни­каких   наступательных операций и единственной его задачей является предохранение Юго-Западного края от дальнейшего вторжения противни­ка. Заменивший Иванова Брусилов резко возражал и заявил, что, конеч­но, желательно иметь больше тяже­лой артиллерии, обеспеченной снаря­дами, но при настоящих условиях подчиненный  ему Юго-Западный фронт не только может, но и обязан наступать, так как, по его убежде­нию, есть все шансы для успеха.

Он настоятельно просил разрешить ему наступать одновременно с Эвертом, причем доказывал, что даже при неуспехе своего наступления он все-таки привлек бы на себя часть ре­зервов неприятеля и тем  облегчил бы наступательную задачу Эверта и Куропаткина.

На фронте затишье. Командный состав 71-го пехотного полка на отдыхе, 1916 г.

На фронте затишье. Командный состав 71-го пехотного полка на отдыхе, 1916 г.

Таким образом, на военном совете был  одобрен план общего наступления на том же виленском направлении, несмотря на тяжелую неудачу только что закон­чившейся Мартовской операции; Се­веро-Западный фронт помогает За­падному наступлением с северо-вос­тока на Вильно; Юго-Западный фронт должен  начать наступление  южнее Полесья раньше других, чтобы прив­лечь на себя силы противника и этим облегчить Западному фронту нанесе­ние удара немцам севернее Полесья.

На следующий день пришла срочная телеграмма от главнокомандующего французской армией маршала Жоффра с просьбой скорейшего начала наступления на русском фронте, запросила о наступлении русских войск и Италия, на армию которой 15 мая обрушились австрийцы. Переговоры итальянцев с русской Став­кой происходили в обстановке большой нервозности. Причем итальянские военачальники взяли в них нетерпимо требователь­ный тон. Алексеев М.В. попросил командующих фронтами ускорить операцию. Брусилов согласился начать ее 4 июня. Подготовка наступления была неизбежно скомкана.

У полевой кухни, июль 1916 г.

У полевой кухни, июль 1916 г.

В маневренный период войны ло­бовые удары неприятельского фронта требовали больших жертв и редко бывали успешными; поэтому решения боя искали на флангах, сковав про­тивника на его фронте огнем, причем в зависимости от обстановки атако­вали неприятеля в один или оба фланга, сосредоточив резервы в избранном направлении атаки; в слу­чае полной удачи и превосходства в силах атака в оба фланга завер­шалась окружением неприятеля.

В позиционную войну, когда фронт вылился  в  сплошную  укрепленную позицию от Балтийского до Черного моря, указанный метод атаки оказал­ся невозможным, так как при сплош­ном фронте флангов не было. При­ходилось прорывать укрепленный фронт ударом в лоб. С этой целью против избранного для прорыва уча­стка неприятельской позиции сосре­доточивались сильные пехотные ре­зервы  и  огромная артиллерийская группа, вооруженная мощными тяже­лыми орудиями разных калибров, до 305-мм включительно.

Ар­тиллерийским огнем должны быть сметены проволочные заграждения, разрушены неприятельские укрепле­ния  и уничтожены их защитники. После того только могла увенчаться успехом атака  пехоты,  непрерывно поддерживаемая  огнем  артиллерии. Для прорыва укрепленной позиции требовалось осуществить много пред­варительных подготовительных мер, скрыть  которые  было  невозможно, особенно при наличии у противника воздушной разведки.

Требовалось много времени — до нескольких не­дель, чтобы: сосредоточить большие силы войск и артиллерии; подвести огромное  количество боеприпасов, интендантского и прочего военного имущества; произвести земляные ра­боты; приблизить свои окопы к про­тивнику на 200-300 шагов; под­готовить окопы для артиллерии, устроить   наблюдательные   пункты, организовать связь и прочее.

Противник имел полную возмож­ность определить намеченный для прорыва район, собрать к нему войска и артиллерию и заблаговременно при­нять меры к тому, чтобы не только отразить удар, но при успехе самому перейти в контрнаступление.

Во из­бежание этого Брусилов отказался от нанесения удара противнику на одном участке и решил произвести по одному прорыву неприятельского фронта в каждой из подчиненных ему четырех армий, что, естественно, при­вело к распылению сил его фронта; все же и он решил нанести решаю­щий удар своим правым флангом, то есть 8-й армией, в направлении на Луцк, куда направлял свои главные резервы и большую часть артиллерии. Остальные три  его армии должны были наносить каждая хотя и второ­степенные, но сильные удары.

Брусилов учел отрицательный опыт фронта союзников во Франции и несмотря на возражения Алексеева настоял наступать всем Юго-Западным фронтом, протянувшимся на 340 км, выделив ударные участ­ки (их было четыре шириной в 15-20 км каждый), на них он и планировал взломать вражескую оборону.

Проведя инженерные работы, передовая линия окопов была подведена на 50-300 метров к переднему краю противника. Пе­хоте предписывалось наступать четырьмя волнами, «перекатами»: пока первые воины, ворвавшись во вражеские укрепления, добивают защитников, другие идут дальше. Было отработано взаимодействие артиллерии и пехоты, обученной идти за огневым валом. Грамотно подготовлены и проведены газобалонные атаки.

Широкий фронт, избранный для наступления, различное время артиллерийской подготовки в разных армиях от 6 до 45 часов не позволили противнику выяснить, где именно будут нанесены решительные удары.

В течение почти двух месяцев была исполнена на Юго-Западном фронте трудная и весьма большая работа, чтобы подготовить успех атаки не­приятельской укрепленной позиции. Путем войсковой,  воздушной и агентурной разведки и опроса плен­ных штаб  Юго-Западного  фронта ознакомился с расположением укреп­лений противника, и было установ­лено, что немцы перебросили с нашего фронта  на  французский  несколько дивизий, а австрийцы отправили не­сколько дивизий против итальянцев, что в тылу у неприятеля почти нет резервов и к нему не подводится подкреплений, что тяжелая артилле­рия противника сильнее нашей.

«Укрепленный неприятельский рай­он был сфотографирован нашими са­молетами. Позиции противника были чрезвычайно сильно укреплены и со­стояли из трех и более укреплен­ных  полос в  расстоянии  друг от друга от 3 до 5 верст; причем каждая полоса состояла из несколь­ких линий  окопов,  сооруженных с таким расчетом, чтобы подступы к по­зиции обстреливались перекрестным ружейным и пулеметным огнем.

Убе­жища были глубоко врыты в землю и так основательно, крепко устроены, что могли укрывать людей не только от легких, но и от тяжелых артил­лерийских снарядов. Убежища имели сверху два ряда бревен, присыпан­ных слоем земли около 2,5 аршина толщины; в некоторых местах вместо бревен были железобетонные соору­жения.

Помещения в убежищах устроены были даже с комфортом — с дощатыми полами, потолками и сте­нами, с застекленными окнами, же­лезными печами. Помещения для на­чальников были из 3-4 комнат с кух­ней, с крашеными полами и потолка­ми, со стенами, оклеенными обоями. («Время и судьбы: Военно-мемуарный сборник». Выпуск первый, сост. А. Буров, Ю. Лубченко, А. Якубовский, М., Воениздат, 1991 г., с. 232-233.)

К этому надо добавить, что в первой полосе  три линии окопов были прикрыты местами до 16 рядов проволочных заграждений. Было много блиндажей, узлов сопротивления. В окопах установлена новинка — огнеметы. На отдельных участках через проволоку пропускался электрический ток, в предполье были заложены фугасы.