В 1915 г. на Западном фронте наблюдалось за­тишье, связанное с тем, что ударные силы герман­ской армии были заняты на востоке. Активизация действий на Восточном фронте и глубокое затишье на Западном позволили Англии и Франции предпринять меры для мобилизации своей экономики на нужды войны. Союзники только осенью предприняли попытку наступле­ния в северо-восточной Франции, которое существенно не изме­нило обстановку на фронте.

Однако 1915 г. был годом сюрпризов и для Западного фронта. 22 апреля в районе города Ипр германские войска впервые примени­ли газовую атаку, использовав отравляющий газ хлор. В результате его воздействия на английские войска пострадало 15 тысяч человек, из которых 5 тысяч погибли. С этого времени химическое оружие применялось до конца войны обеими сторонами, и обязательной деталью воинской экипировки стал противогаз.

В течение нескольких месяцев после начала Первой мировой войны Турция сохраняла нейтралитет, хотя ещё в августе 1914 г. подписала с Германией союзный договор. 29-30 октября (12-13 ноября) 1914 г. германские крейсеры под турецким флагом в Чёрном море обстреляли русские пор­ты Севастополь, Одессу, Новорос­сийск, начались военные действия против России в Закавказье, а против Велико­британии — в Месопотамии и Египте. В ответ на это 2 (14) ноября Рос­сия объявила Турции войну, и открыл­ся новый фронт — Кавказский.

На передовой, Восточный фронт

На передовой, Восточный фронт

Турецкая армия в декабре 1914 г. начала насту­пательные операции против русских войск у Сарыкамыша, но не­смотря на численное превосходство турецких войск, они не имели успеха. В конце декабря русские соединения перешли в контр­наступление и в феврале 1915 г, полностью разбили турецкие кор­пуса, пытавшиеся взять Сарыкамыш. Основная часть турецких войск попала в плен или погибла, причём многие участни­ки наступления замёрзли во время по­хода. Турки, потеряв в боях свыше 70 тыс. человек и вынуждены были отступить к Эрзеруму.

После этих неудач началось мас­совое уничтожение (геноцид) живших в Турции армян, в которых турки ви­дели естественных союзников России. Погибло около миллиона армян. Толь­ко четверть армянского населения су­мела спастись на территории России. С августа 1915 г. командующим Кав­казским фронтом стал великий князь Николай Николаевич, ранее бывший Верхов­ный главнокомандующим.

В окопах, Восточный фронт

В окопах, Восточный фронт

В январе 1916 г. русские войска перешли в ус­пешное наступление. Армия генерала Юденича Н.Н. совершила трудней­ший переход через занесённые снегом высокие горы. Преодолев обледенелые крутые горные склоны, русские войска подошли к турецкой крепости Эрзерум (ныне Эрзурум). Обладание ею давало ключ к господству над всеми восточ­ными областями Турции.

Расположен­ная на высоте более 3 км, хорошо за­щищённая фортами, крепость счита­лась неприступной. Но после пятиднев­ного штурма 3 февраля Н. Юденичу удалось взять крепость, и над Эрзерумом было поднято российское знамя… Русские войска потеряли при этом 2 тысячи 300 человек убитыми и 13 ты­сяч ранеными; противник — 40 тысяч ранеными и убитыми, 13 тысяч плен­ными, а также 325 орудий.

Бой в противогазах на Западном фронте

Бой в противогазах на Западном фронте

Взятие Эрзерума делало русских хозяе­вами всей Турецкой Армении. Спустя два дня после взятия Эрзерума пал Трапезунд (ныне Трабзон), а в июле — Эрзинджан. Русская армия глубоко проникла на территорию Турции. Однако Брестский мир, заключённый в марте 1918 г., свёл на нет эти завое­вания. Более того, по мирному дого­вору Турция получила Карс, Ардаган и Батум (ныне Батуми). До войны эти го­рода принадлежали России, и турецкие войска в ходе сражений ни разу не вступали в них.

«1915 год был вообще неудачным для Антанты. Галлиполийская операция, веденная англо-французами по инициативе Черчилля с 20 марта по 20 декабря, невзирая на огромное превосходство английского флота, окончи­лась катастрофой: потерей — 146 тыс. человек (турко-германцы потеряли 186 тыс.) и эвакуацией западной прибрежной части Галлиполи с потерей всей материаль­ной части. Англичане в конце 1915 г. понесли серьезное поражение от турок и в Месопотамии, вблизи Багдада». (А.И. Деникин «Путь русского офицера», М., «Современник», 1991 г., с. 281).

Успехи германских войск на Восточном фронте подтолкнули Болгарию к вступлению в войну. Долго коле­балась Болгария, но к концу 1915 г. она сочла, что шансы «центральных держав» на победу предпоч­тительней. 14 октября её армия перешла сербскую границу и поддержала наступление германских и австро-венгерских войск, в результате которого к началу 1916 г. Сербия и Черногория были захва­чены, а остатки их армий вытеснены на греческий остров Корфу.

Вступление в войну Болгарии имело стратегически важ­ные последствия для Тройственного союза, так как он теперь мог контролировать всю Восточную Европу от Балтики до Малой Азии, что позволило нанести поражение сербским войскам, со­хранить контроль над Босфором и Дарданеллами, сорвать ряд операций, которые пытались провести англо-французские войс­ка.

После захвата Сербии и Черногории слабым уте­шением для Антанты служило согласие Греции на высадку англо-французских войск в Салониках и создание на севере страны так называемого Салоникского фронта.

Италия, являясь союзницей Германии и Австро-Венг­рии по договору 1882 г., но в начале Первой мировой войны пред­почла нейтралитет. 26 апреля она подписала соглашение с Антантой и с 23-го мая вступила на её стороне в войну, выторговав себе больше, чем готовы были ей дать члены Тройст­венного союза в случае своей победы. Однако действия итальянских войск против Австро-Венгрии были неудачными, приобрели по­зиционный характер, но оттянули с Восточного фронта на ита­льянский 10-12 дивизий.

«Эта неспособность итальянцев, неподвижность Салоникского фронта и великое русское отступление прибли­зили конец Сербии. Более года держалась маленькая сер­бская армия, не имевшая надлежащего снаряжения, но сильная духом, отбив три наступления австро-венгров. Но в октябре 15 г., на нее навалились втрое превосходя­щие ее силы врагов (29 австро-германо-болгарских диви­зий против 11 сербских) и сербская армия, после двух­месячного отчаянного сопротивления, была раздавлена.

Остатки ее (55 тыс.) во главе с королевичем Александ­ром, унося на носилках больного короля, бросив орудия и обозы, с невероятным трудом, по горным тропам, про­бились через Албанию к Адриатическому морю и были союзниками перевезены на остров Корфу. Отдохнув и снарядившись, эти войска в 1916 году приняли снова участие в боях ген. Сарайля на Македонском театре».  (Там же с. 283-283).

В результате увеличения числа воюющих госу­дарств в 1915 г. сложились основные фронты Пер­вой мировой войны — в Европе и на Ближнем Вос­токе. Военные действия велись и в других районах мира — в Африке, на Дальнем Востоке, в Океании, — но в неизмеримо меньших размерах и были свя­заны главным образом с захватом германских ко­лоний. 23 августа 1914 г. Япония объявила войну Германии. Японцы захватили германские колонии на Тихом океане, но после этого никакого активного участия в борьбе двух коалиций не принимали.

Действия же военно-морских флотов в ос­новном ограничивались охраной побережья и су­доходства. Бесспорно, главными и решающими для хода войны были два фронта — французско-герман­ский (Западный) и австро-германо-русский (Восточный).

Примерно равные по силам, которые участвова­ли в боях с обеих сторон, эти фронты отличались рядом особенностей. Западный по протяжённости вдвое-втрое уступал Восточному, зато превосходил его по плотности войск и вооружения. Это наряду с более густой сетью оборонительных сооружений, сплошной линией тянувшихся по обе стороны фронта от побережья Северного моря до границы Швейцарии, резко ограничивало возможности ве­дения на западе манёвренной войны.

Уже с осени 1914 г. боевые действия там приобрели позиционный характер. Только через 15-16 месяцев после сражения на Марне, в феврале 1916 г., германские генералы снова начали большие наступательные операции на Западном фронте.

При этом вой­ска, лишённые подвижности, представ­ляли отличную мишень для прицельного огня тя­жёлой артиллерии и несли большие потери. В таких условиях наступательные операции редко приводи­ли к прорыву фронта. Обычно они завершались зах­ватом нескольких траншей, полностью разрушен­ных артиллерийским огнём и оставленных против­ником, который отходил на заранее подготовлен­ные позиции в глубоких эшелонах обороны.