Русское верховное командование во главе с великим князем Николаем Николаевичем не воспользовалось широкой возможно­стью полного разгрома австро-венгерской армии после Галицкой битвы, а под франко-английским нажимом начало готовить наступление через Польшу на Берлин.

«Усталость войск, расстройство тыла и то обстоятельст­во, что немцы, оставив одну армию для прикрытия Вос­точной Пруссии, начали подвозить корпуса для выручки австрийцев, побудили ген. Иванова придержать наступле­ние Юго-Западных армий, дав нам отдых, длившийся около трех недель». (А.И. Деникин «Путь русского офицера», М., «Современник», 1991 г., с. 260).

Германское командование через свою разведку разга­дало новый план русского наступления. На Восточный фронт были направлены большие пополнения, в районе Ченстохов — Краков была развернута вновь созданная 9-я немецкая армия под командованием генерала Маккензена. Предупреждая русское на­ступление на Краков, 9-я германская и менее по­страдавшая 1-я австрийская армии, всего 52 австро-гер­манские дивизии, в конце сентября 1914 г. двинулись в наступление на Лодзь.

Рус­ские войска к этому времени еще не закончили свою перегруппи­ровку, и наступавшим австро-германцам, которые имели неоспоримое превосходство в силах, удалось их потеснить. Бои охватили всю западную часть Польши. К десятым числам октября немцы вышли к Варшаве, а австрийцы к Ивангороду. Попытка противника взять их штурмом не удалась.

«Искусным маневром русское командование, успевшее сосредоточить к Варшаве и Ивангороду 4 армии, встретило удар. Це­лый месяц длилось сражение, окончившееся поражением австро-германцев, и 27 окт. противник начал поспешное отступление на всем фронте, преследуемый нами.

Русские войска в Варшаве

Русские войска в Варшаве

В то же время севернее две наших армии вновь вторгнулись в Восточную Пруссию. «Положение опять стало крайне напряженным на Во­сточном фронте, — писал впоследствии про этот момент ген. Людендорф, — исход войны висел на волоске». Почти вся русская Польша была освобождена, почти вся Восточная Галиция — искони русские земли — вос­соединена с Россией». (Там же с. 260-261).

«Чтобы задержать преследовавших, немцы прибегли к широкому разрушению железных дорог. В осеннюю распутицу это снизило темпы преследования, и разбитым германским войскам удалось убраться на свою территорию, очистив все районы, занятые во время злополучного похода к Висле. В Варшаво-Ивангородской операции с обеих сторон сражалось шесть армий, почти миллион человек. Потери были велики, жесточайшему избиению подверглась 1-я австрийская армия, потерявшая 75 тыс. человек из 150 тыс. своего состава». (Николай Яковлев «1 августа 1914», М., «Москвитянин», 1993 г., с. 84). В конце октября 1914 г. началось Лодзинское сражение.

В начале ноября с целью не дать русским армиям начать широкое преследование немецко-австрийских войск 8-я немецкая армия из Восточной Пруссии развернула большое наступление на Варшаву. Но и это наступление было неудачным для германского командования. Встретив сильные контратаки русских войск, нем­цы вынуждены были отвести свои войска на исходные позиции.

Однако приближалась зима. Необходимо было дать возможность нашим армиям пополниться, привести себя в порядок и наладить материальную и техническую часть. Но этого не удалось сделать благодаря опять-таки требованиям союзников.

К середине сентября по­бедой французов закончилась битва на Марне. На Западном фронте противники, исчерпав свой порыв, перешли к позиционной войне. Перейдя на Западном фронте к активной обороне, Германия начала переброску своих освободившихся корпусов на Восточный фронт. Франция вновь потребовала от русской Ставки продолжать наступление в глубь Германии, с целью отвлечения немецких сил.

Четыре армии Северо-Западного фронта получили приказ вторгнуться в Силезию и По­знань, а 10-я армия должна была теснить немецкий заслон в Восточной Пруссии. «Эта операция, известная под названием Лодзинской, была для нас явно непосильна, несвоевременна и не вы­зывалась положением англо-французского фронта.

Окружение группы Шеффера и бой у Брезины 23-24 ноября 1914 г.

Окружение группы Шеффера и бой у Брезины 23-24 ноября 1914 г.

Выполняя директиву, наши армии, оторвавшись от своих баз, не успели еще наладить транспорт, как немцы необыкновенно быстрым контрманевром перебросили свои главные силы севернее Калиша и охватили две армии. В происшедшем сражении оба противника проявили нео­быкновенную активность, и бывали моменты, когда судь­ба битвы висела на волоске. Обе стороны дрались с ве­ликим ожесточением: под Лодзью наша вторая армия, окруженная со всех сторон, отчаянными атаками успела пробиться к своим; у Брезин германская дивизия ген. Шеффера попала в кольцо русских войск и только после тяжелых боев ей удалось прорваться. Битва эта кончилась вничью». (А.И. Деникин «Путь русского офицера», М., «Современник», 1991 г., с. 261-262).

Осведомленность немецкой стороны о планах русского командования из-за незашифрованных радиограмм, а также ошибки русских военачальников привели к потере победы русской стороной в Лодзинской операции. Вот как, к примеру, об этом писал начальник германского генштаба Фалькенгайн, назначенный вместо Мольтке.

Перехват радиограмм «давал нам возможность с начала войны на Востоке до половины 1915 года точно следить за движением неприятеля с недели на неделю и даже зачастую со дня на день и принимать соответствующие противомеры». И, тем не менее, при наступлении немецких войск из района Торна на Лодзь генерал Шеффер у Брезина потерял 40 тыс. человек или 80% состава дивизии.

В конце ноября и начале декабря немцы перебросили с Западного фронта на Восток еще 7 корпусов. В результате противник вдвое увеличил свои силы. Наша Став­ка отказалась от наступления, и главнокомандующий Се­веро-Западным фронтом генерал Рузский Н.В. отвел свои армии несколько назад, на позиции по рекам Бзуре, Равке и Ниде, где они закрепились и успешно отбивали вылазки неприятеля.

В течение ноября и декабря на Юго-Западном фронте 8-я русская армия Брусилова А.А., стояв­шая в предгорьях Карпат, вела непрерывные и тяжелые бои с австрийцами. С русской стороны они имели целью захват горных перевалов, а с австрийской — деблокаду Перемышля. 10 декабря Брусилов перешёл в контрнаступле­ние, поддержанное 3-й армией. Австро-германцы стали быстро отходить, и к концу года армии Юго-Западного фронта вновь заняли линию Карпат.

Наступило мрачное время — глубокая осень и начало зимы с дождями, холодом и грязью, бои стали затяжными, кругом кровь, страдания, смерть. Войска не были готовы к длительной борьбе. Рассыпались надежды на то, что война будет короткой, она приняла затяжной характер. В снабжении начались перебои не только с боеприпасами, но и с продовольствием. Транспорт не справлялся с воинскими перевозками. А позиционная война стала суровой реальностью.

С каждым днем становилось все яснее, что в затяжной позиционной войне выиграет не тот, кто был сильнее к началу войны, а тот, у кого в конце концов окажется больше войск, вооружения, боеприпасов, продовольствия.

Итоги военных операций в 1914 г. наглядно показывали кру­шение стратегических планов, как германского блока, так и Антанты. Германия не смогла осуществить план Шлиффена. Ценой зна­чительных потерь ей хотя и удалось оккупировать своими войска­ми Люксембург, большую часть Бельгии и значительную терри­торию северной Франции, но стратегического успеха она не имела. Германское командование было вынуждено отказаться от плана молниеносной войны и перейти к позиционной войне.

Поздней осенью 1914 г. Западный фронт представлял собой невиданное еще в истории войн зрелище: от границы нейтральной Швей­царии и до самого Северного моря (на целых 700 км) через Францию и Бельгию протяну­лись сплошные линии траншей (глубоких око­пов) и заграждений из колючей проволоки.

Франция, Англия и Россия сумели сорвать германский план войны и принудили Германию воевать на два фронта, но больше­го, несмотря на широкие возможности, страны Антанты достичь не смогли. Сорвав немецкий план молниеносной войны, союзники рассчитывали на то, что в затяжной войне они смогут одержать победу, так как их ресурсы были значительно больше, чем ресур­сы германского блока.

Началось соперничество воюющих держав за нейтральные страны. Германия и Австро-Венгрия нуждались в новых союзниках, чтобы восполнить быстро таю­щие сырьевые, продовольственные и людские ре­сурсы. Страны Антанты стремились не допустить прорыва международной изоляции, в которой фак­тически оказались «центральные державы» в на­чале войны. Что касается нейтральных стран, то некоторые из них сделали своё участие в войне предметом беззастенчивого торга.

На стороне Антанты выступила Япония, германский блок поддержала Турция. Образовались фронты: русский, французский, в Закавказье, Месопо­тамии, на восточной границе Сирии и Пале­стины.