Первая мировая война 1914-1918 годов, начавшаяся 19 июля (1 августа) 1914 г., охватила большинство стран мира — в нее было втянуто свыше 1,5 млрд. человек, т.е. около 87% всех жителей Земли. Вооруженная борьба велась многомиллионными армиями, вооруженными многочисленной и разнообразной техникой. Невиданные ранее по своей численности людские резервы и материальные средства непрерывно поступали на театры военных действий.

В войну были втянуты 38 государств (34 государства на стороне Антанты), под ружьё было поставлено в общей сложности 73,5 млн. че­ловек. Война велась на суше, на море, с воздуха. На войне было приме­нено много нового, невиданного до сих пор оружия — тяжелая дальнобойная артиллерия, танки, самолеты, газы. Война велась одновременно на нескольких континентах — в Европе, Азии и Африке.

Основные противники: Англия, Франция, Россия, Сербия, Япония, позднее Италия, Румыния и США — с од­ной стороны; Германия, Австро-Венгрия, Турция и Болгария — с другой. По своему характеру война была несправедливой, захватни­ческой с обеих сторон. Борьба за новый передел мира — за перераспределение чужих земель, колоний, за захват рынков сбыта товаров, сырья и рын­ков приложения капиталов — явилась основной причиной империа­листической войны, вспыхнувшей в 1914 г. Первую мировую войну вызвали противоречия между странами Тройственного союза и Тройственного согласия (Антанта).

Противоречия между Англией и Германией сыграли основную роль в возникновении и развитии войны. С начала XX в. соперничество и борьба между этими державами стали главными противоречиями в мире. Англо-германский конфликт развивался с невероятной силой во многих направлениях. Прежде всего, противоречия между Англией и Германией возникли в области промышленной конкурен­ции.

Захватнические планы Германии. Карикатура на Вильгельма II и германский империализм.

Захватнические планы Германии. Карикатура на Вильгельма II и германский империализм.

По уровню промышленного производ­ства Германия перегнала Англию и заняла первое место в Европе. На европейском рынке германские товары все больше вытесняли английские. В то время как на рынках Европы Германия реализо­вала 76% своего экспорта, Англия — только 38%. К тому же в самой Англии германские капиталисты реализовали 11% всего своего экспорта.

Владельцы бирмингемской металлургической индустрии и ман­честерской текстильной промышленности не мирились с успехами своих германских конкурентов. Английские промышленники настой­чиво требовали от своего правительства, чтобы оно быстрее положило конец немецкому промышленному продвижению, и в первую очередь запретило бы ввоз в Англию германских металлургических и текстильных товаров.

Не менее серьезным был конфликт между Германией и Англией по вопросу о колониях. Площадь английских колониальных владе­ний превосходила площадь самой метрополии почти в 100 раз, у Бельгии — в 80 раз, у Франции — почти в 25 раз. В то время как колониальные владения Германии были больше площади метропо­лии только в 5 раз, и к тому же они находились в пустынных частях Африки с очень редким населением.

Германия, превратившись в могущественного промышленного соперника Англии, упорно начала добиваться расширения и своего колониального могущества. Она не желала до­вольствоваться лишь остатками не захваченных еще старыми коло­ниальными державами территорий. Укрепившись в 80-90-х годах XIX в. в Центральной Африке, Германия неуклонно стремились присоединить к своим владениям лежащие рядом с ними английские колонии.

В конце XIX в. ей удалось про­никнуть к берегам Тихого океана и, захватив у Китая Циндао, как раз напротив английской базы Вэйхайвэй, создать первоклассный порт как свой центр по колониальным захватам на Дальнем Восто­ке. В начале XX в. Германия, построив железную дорогу Берлин — Багдад, приблизилась к Индийскому океану. Отсюда она начала угрожать могуществу Англии в Индии. Англия владела огром­ными колониями, где проживало 500 млн. человек и не со­биралась уступать никому своих владений. В Германии прекрасно понимали, что получить для себя «место под солнцем» возможно только с помощью силы.

С этой целью Германия создала в XX в. могу­щественную армию. Равной ей по вооружению не было в мире. Германские генералы еще в 1904 г. считали, что их страна может выставить около 5 млн. вполне подготовленных и обученных сол­дат. Германия приняла меры к увеличению своего военно-морского флота.

Ни в одной стране так не вырос военно-морской бюджет, как в Германии. Если в 1913 г. в сравнении с 1900 г. английский военно-морской бюджет увеличился на 186%, французский — на 175%, русский — на 288%, то германский поднялся на 375%. Такое поло­жение неизбежно вызывало не только скрытое, но и открытое воз­мущение в английских правительственных кругах.

Проповедование культа военной силы стала девизом германских генералов. Девиз Мольтке-старшего, что «вечный мир — это сон, война же — самим богом созданный мировой порядок», широко популяри­зировался в Германии.

Не менее напряженным был и франко-германский конфликт. Германия вполне понимала, что пятимиллиардная контрибуция, взысканная ею с Франции по окончании войны 1870-1871 гг., и отторгнутые от нее богатейшие провинции — Эльзас и Лотарингия создают постоянное напряжение во франко-германских отношениях. Политика реванша за 1871 г. была почти для всех французских пра­вительств неизменным (хотя и скрытым) пунктом их внешнеполи­тической программы.

Конкуренция металлургических концернов, возглавляемых в Германии Круппом и во Франции Шнейдером, возросла в XX в. до невиданных размеров. Эта борьба обострялась еще и тем, что Франция, обладая 25% (в то время из­вестных в мире) залежей железной руды, имела ничтожно малое количество каменного угля. Ее богатые запасы угля после войны 1871 г. оказались в руках Германии. В силу такого положения германские металлургические короли во главе с Круппом рвались отнять у Франции ее запасы железной руды, а их конкуренты — французские промышленники с не меньшей силой направляли свои усилия на то, чтобы вернуть себе эльзасский каменноугольный район. Помимо этого, Франция претендовала на Саарский угольный бас­сейн, принадлежавший Германии.

Борьба между Германией и Францией разгоралась и вокруг коло­ний. Между Францией и Германией шел непре­кращающийся спор из-за Марокко. Германские политические и воен­ные деятели, а также финансисты и промышленники сделали много для того, чтобы вытеснить Францию из Марокко. Только твердая и недвусмысленная позиция Англии и России, поддержавших французскую сторону, предупредила готовый вспыхнуть в 1910-1911 гг. вооруженный конфликт между Германией и Францией из-за Марокко.

В возникновении войны большое зна­чение имели также и русско-германские противоречия. Офи­циальные германские круги внешне, начиная с XX в., редко прибега­ли к угрозам в отношении России и даже неоднократно предлагали ей союз. Наличие в России большого числа немецких банков, немецких фабрик, мага­зинов, широкий сбыт немецких товаров на русском рынке не удовлет­ворял Германию, стремившуюся вытеснить из России преуспевавших французских и английских капиталистов.

Надо отметить, что в России жило большое число немецких колонистов на Украи­не, в Прибалтике, Финляндии и Поволжье. В русском офицерском корпусе служило много немцев, даже на высших постах. Создан­ное в Германии «Общество для пропаганды германских идей и идеалов», ставящее себе целью содействие Германии по завоеванию ей мирового господства и развернувшее во всех странах активную деятельность, находило благодатную почву и в России.

Агенты этого «Общества» успешно действовали в Литве, Латвии, Эстонии и Финляндии. В самой Германии при содействии властей были организованы, в частности, «немецко-украинское» и «немецко-армянское» общества. В этих организациях сидели или германские генералы в отставке, или крупные промышленники. В немецкой прессе открыто писалось об отторжении от России Финляндии, При­балтики, Украины, Крыма.

Германские помещики добились по существу запрета на ввоз в Германию русского хлеба и скота, а германские промышленники по торговому договору с Россией в 1904 г. получили выгодные для себя условия, что дало им возмож­ность широко сбывать свои товары на русском рынке.

Но если в отношении старых русских владений Германия пока ограничивалась лишь газетными и журнальными высказываниями, то с интересами России в Турции и на Балканах она перестала считаться, открыто поставив цель — вытеснить Россию из этих районов.

Турция все более попадала в зависимость от Германии. За гер­манские займы и обещания поддержки турецкой политики в Европе Германия в начале XX в. добилась от Турции согласия на строительство железной дороги Берлин — Багдад. Начав строительство железной дороги через турецкую территорию, Германия прочно захватила в свои руки многие важные рычаги турецкой экономической жизни и нанесла сильный удар своим конкурентам — как Англии, так и России.

В условиях широкой экономической экспансии Германии удалось через Турцию проникнуть в Персию, и, прежде всего, в русскую «сферу влияния». Она добилась того, что Багдадская железная дорога получила право на строительство же­лезнодорожной ветки на Тегеран. Эти успехи германского капитала не могли не вызвать резкого обострения русско-германских отношений. Ущемление Германией русских интересов в Турции и Персии, издавна считавшихся сферой колониальной политики рус­ского самодержавия, усиливало напряженность между Германией и Россией.

Пользуясь в Турции своими экономическими успехами, Герма­ния начала прибирать к своим рукам и турецкую армию. В 1913 г. в Турцию была отправлена большая германская военная миссия, офицеры которой становились советниками турецкого генерального штаба, начальниками всех военных школ, командующими некото­рых дивизий, а один из них даже стал командующим столичного, Константинопольского корпуса.

Это был прямой вызов России. Русское правительство резко протестовало против посылки в Тур­цию немецкой военной миссии, возглавляемой генералом Лиман фон Сандерсом. Но протест не имел успеха. Германские офицеры остались в турецкой армии. Однако Россия не желала без боя уступать своих позиций Германии.

Кроме этого, российское прави­тельство намеревалось отнять у Турции Кон­стантинополь и проливы, ведущие из Черного моря в Средиземное, подчинить своему влия­нию страны Балканского полуострова, а Турция хотела восстановить свое господство над балканскими народами, отнять у России Крым и Кавказ.

К тому же конфликт между Германией и Россией усиливался рус­ско-австрийскими противоречиями. Австро-Венгрия, находясь в военном союзе с Германией, имела в отношении России такую же агрессивную программу, как и ее могущественнейший партнер. Авст­рийским помещикам и капиталистам хотелось отторгнуть от России часть Польши, но главной своей целью они считали полное от­теснение России с Балкан, и в первую очередь подчинение себе Сербии.

В Австрии особым успехом пользовалась идея создания триединой австро-венгро-славянской монархии. К её осуществлению Австрия приступила уже в 1908-1909 гг. Она полностью оккупировала и превратила в австрийское владение территорию Боснии и Герцеговины. Теперь она готовилась захватить Сербию. Эта политика Австро-Венгрии встречала решительный отпор со стороны России.

Первая мировая война — это кровавая попытка разрубить узел острейших противоре­чий, которые накопились к началу XX в. и не раз давали знать о себе территориальными спорами, на­циональными конфликтами, борьбой за военное превосходство на суше и на море, торговыми вой­нами, соперничеством за обладание колониями, на­конец, всплесками напряжённости в отношениях между общественными классами и политическими партиями в отдельных странах.

Надо отметить, что ещё канцлер Германской империи (второго рейха) Бисмарк предостерегал сторонников ведения войны с Россией: «Об этом можно было спорить в том случае, если бы такая война действительно могла привести к тому, что Россия была бы разгромлена. Но подобный результат даже и после самых блестящих побед лежит вне всякого вероятия. Даже самый благоприятный исход войны никогда не приведет к разложению основной силы России, которая зиждется на миллионах собственно русских… Эти последние, даже если их расчленить международными трактатами, так же быстро вновь соединяться друг с другом, как частицы разрезаемого кусочка ртути. Это неразрушимое государство русской нации, сильное своим климатом, своими пространствами и ограниченностью потребностей…»

Первую мировую войну 1914-1918 гг. го­товили правительства всех европейских держав. Это была война империалистическая, неспра­ведливая, захватническая. Крупнейшие госу­дарства боролись за передел мира, за мировое господство.