Калуга, являясь главной продовольственной базой, обеспечивала провиантом действующие на главном направлении армии с августа по ноябрь 1812 года. Уже в начале Отечественной войны Калужская губерния оказалась включена в процесс сбора продовольствия для русских армий. 6 июля 1812 г. последовал высочайший рескрипт губернатору об учреждении в Калуге запасов продовольствия.

В военное время дворяне, духовенство, купцы, мещане жертвовали для армии провиант, оружие, вещи, серебро и деньги. Победа должна была достаться той из сторон, которая не только сумела проявить себя на поле брани, но и была способна использовать все возможные ресурсы для обеспечения армии. Для формирования Калужского запаса пожертвования составили около 950 тыс. рублей, а общую сумму пожертвований Калужской губернии в эпоху 1812 г. оценивают примерно в 5 млн. рублей.

Летом 1812 г. остро встал вопрос о резервах. Было решено сформировать в Калужской и Московской губерниях новые войска и приступить к созданию народного ополчения. Эти силы должны были стать «второй стеной» на подступах к Москве. Формирование новых войск было поручено киевскому генерал-губернатору Милорадовичу М.А., который 10 июля получил соответствующий рескрипт Александра I. Формирование ополчения в основном завершилось к 20 августа. Калужское ополчение вместе с крестьянскими отрядами са­мообороны с первых дней Отечественной войны и до полного уничтожения наполеоновской армии вело мужественную борьбу с неприятелем.

В Калуге ополченцы несли караульную службу в городе, охраняли артиллерийские парки, конвоировали партии военнопленных, занимались сопровождением провианта и фуража, помогали больным и раненым, собирали подводы и т. д. По предписанию Кутузова от 25 сентября для защиты Брянска в Калуге был сформирован 5000-й «корпус» Шепелева, который принял активное участие в защите Рославльского и Ельнинского уездов Смоленской губернии. Особенно отличились ополченцы в боях под Ельней, происходивших с 14 по 24 октября.

Портрет Калужского гражданского губернатора П.Н. Каверина, неизв. худ.

Портрет Калужского гражданского губернатора П.Н. Каверина, неизв. худ.

На калужских заводах изготавливали боеприпасы. В Калуге, Мосальске и Козельске были развёрнуты военно-временные госпитали, где содержались больные и раненые воины. Через Калужскую губернию в 1812 году прошло более 10 тысяч военнопленных и около ста было оставлено в Калуге до заключения мира.

Командование русской армии после оставления Смоленска приняло энергичные меры к тому, чтобы не допустить против­ника в пределы Калужской губернии, являвшейся базой продовольственного снабжения армии. В своем обращении к насе­лению Калужской губернии оно призывало подражать мужест­ву жителей Смоленска. Начальником Калужского опол­чения стал генерал-лейтенант Шепелев  В. Ф. Фактически в ополчение удалось собрать 14 919 помещичьих крестьян.

Со 2 августа 1812 г. началась боевая деятельность Калуж­ского ополчения. 1, 2 и 5-й полки стали нести гарнизонную службу в Калуге, а 3-й и 4-й вместе с отрядами местной обороны развернули боевые действия против мелких отрядов неприя­теля, вторгавшихся в пределы Калужской губернии.

Полки ополчения помогали устанавливать «кордоны» в каждом уезде, и в первую очередь в пограничных с Московской и Смоленской губерниями. Один батальон был выделен для охраны Калуж­ского артиллерийского парка. Свыше 1 тыс. ратников сопрово­ждали в тыл пленных. Несколько батальонов егерского полка было отправлено в Боровск, где они вошли в резерв действую­щей армии.

Пеший и конный воины Калужского ополчения

Пеший и конный воины Калужского ополчения

На границе со Смоленской губернией и на территории Жиздринского, Массальского, Мещевского, Медынского, Боров­ского и Тарусского уездов из крестьян создавались «частые пикеты», расстояние между которыми было не более 3 км. В каждом пикете состояло 20 пеших и 3 конных воина. Погранич­ная линия пикетов, таким образом, составляла непрерывную «кордонную» цепь сторожевых постов. В каждом селении уч­реждались ночные караульные патрули. Пограничная полоса кордонов в глубину достигла 10 км.

В создании отрядов самообороны участвовали и жители городов. Население городов делилось на участки. Жители каж­дого из таких участков, состоявшего из 50 домов, избирали из своей среды пятидесятника. Избранные на должность пятиде­сятники приводились к присяге. На них затем возлагалась обя­занность выявлять подозрительных в городе и представлять на них соответствующие сведения в городскую полицию. Все вы­ходы из города были обнесены оградами, а на главных проездах днем патрулировала сторожевая охрана. В ночное же время город был оцеплен конными разъездами.

Создание мно­гочисленных кордонов по всей территории Калужской губернии представляло собой одну из форм народной войны. Густая сеть кордонов опиралась на поддержку всего населения, а боевая дея­тельность их сливалась с действиями ополчения. Численный состав отрядов местной обороны вместе с ополчением доходил до 30 тыс. человек.

Отряд ополчения под командой майора Ергольского численностью в 150 человек, «соединясь с кор­донным начальником Суходольским и некоторыми крестьянами, вооруженными косами, 27 августа поутру следовал в дер. Рос­токино, где захватил французскую партию в 75 человек. Про­тивник бежал до дер. Веселухи, где было еще больше францу­зов, но и здесь они потерпели ту же участь: убито — 30, взято в плен -12». Потери же ратников и крестьян составили: уби­тых — 3, раненых — 3.

Отряд ратников под командой Ергольского вместе с кордо­ном Массальского уезда, которым командовал поручик С. Суходольский, истребили на территории этого уезда свыше 1 тыс. вражеских солдат и офицеров и около 500 взяли в плен.

Икона Калужской Божией Матери

Икона Калужской Божией Матери

Ожесточенные схватки на территории Массальского уезда, граничившего со Смоленской губернией, происходили почти ежедневно. Натиск противника особенно усилился в начале октября. Нередко было и так, что сил кордонов не хватало, и тогда приходили на помощь им ратники, ополчения, в частно­сти воины 4-го полка под командованием полковника Яковлева.

В Боровском уезде кордон под командою Невашина М.И. истребил 2193 и взял в плен 1300 неприятельских солдат. В Медынском уезде кордон майора Лопатина, действовав­шего совместно с конным ополчением донских казаков, истре­бил на территории уезда 894 человека, а взял в плен 953 сол­дата и офицера противника. По Малоярославскому уезду кордонами и ополчением были истреблены 2193 вражеских солдата, среди убитых были обнаружены генерал и два офицера. Кроме того, 1392 солдата и офицера были взяты в плен.

Всего на территории Калужской губернии крестьянскими отрядами самообороны было истреблено 4084 и взято в плен 2434 солдата и офицера врага.

Следует отметить, что по мере усиления напора неприятель­ских войск кордоны от защиты своих уездов переходили на путь партизанской борьбы и вместе с ополчением на всей террито­рии своей губернии истребляли противника.

Батальон 3-го полка опол­чения под командованием майора Спафарьева 20 сентября 1812 г. внезапно напал на неприятельскую часть около дер. Паньино Медынского уезда. В этой схватке «воины с жаром бросились на неприятелей, всех штыками и пиками переколо­ли, и ни один из злодеев не выбрался живой». В руки ратников попали 22 лошади и 10 телег с награбленным добром. В этом бою отличились подпоручик Протопопов и прапорщик Савинов, которые затем были представлены к награде.

19 сентября 1812 г. Кутузов М.И. вследствие возникшей угрозы Брянску с его арсеналом приказал начальнику Калуж­ского ополчения образовать отдельный отряд из ополченцев и регулярных солдат общей численностью до 5 тыс. человек. В этот отряд входили два казачьих полка Донского ополчения. Командиром отряда был назначен генерал-майор В. Яшвиль.

14 октября отряд Яшвиля, состоявший из 2122 ратников Калужского ополчения, подходя к Ельне, «был встречен, — как доносил Кутузову М.И. генерал-лейтенант Шепелев, — вышедшими из города тремя неприятельскими колоннами» численностью в 2500 человек при 4 орудиях под общим командованием генерала Шампаньи.

Отряд Яшвиля был атакован противником с трех сторон. Атака была настолько быстрой и сильной, «что казаки наши едва могли удержать стремление неприятельской конницы». Но атакующий противник попал под меткий орудийный и ру­жейный огонь, который «причинил значительный урон и конфузию неприятелю» и остановил атаку. Пользуясь замешатель­ством противника, ратники перешли в контратаку и опрокинули его ряды.

«Неприятель, изумленный столь неожиданною встре­чею, отступя от выстрелов, устремился вторично, напав сильнее первого раза, но храбрым действием войск наших и благоразум­ным распоряжением князя Яшвиля приведен опять в замешатель­ство, обращен в бегство, коего уже со словами «Ура!» гнали и поражали до самого форштадта, в коем он из-за строений, канав и палисадника защищался. Князь Яшвиль, отступя в чистое поле, охотниками выманивал его к сражению, но устрашенный неприятель не осмелился более из укреплений выйти».

Противник, загнанный в Ельню, был блокирован с трех сторон. Пехотные полки ополчения расположились биваком, отступя от города на 7-8 км, а конное ополчение вело непре­рывную разведку. Таким образом, все грабительские действия противника были пресечены. Вскоре неприятель получил подкрепление. Из Дорогобужа к Ельне подошло около 2 тыс. человек.

20 октября 1812 г. 4-тысячный отряд генерала Шампаньи выступил из Ельни, имея намерение пройти к Массальску, но на пути у села Пронино встретил войска Яшвиля. Французы остановились и начали укрепляться на занятых позициях «в рвах, разграбленном гос­подском доме и в прочем строении».

Русские солдаты и ополченцы, заметив нерешительность неприятеля, атаковали противника и через два часа вынудили его отступить. Для усиления группы преследования был вызван 4-й полк, на­ходившийся на границе с Ельнинским уездом, который прибыл к вечеру 23 октября 1812 г. На рассвете кн. Яшвиль принял решение штурмовать город. Но в 3 часа ночи на 24 октября с передовых постов сообщили, что противник оставил Ельню и поспешно  двинулся по Смоленской дороге. Ополчение ринулось вдогонку за не­приятелем. На расстоянии 20 верст его «гнала и била наша конница».

В селе Ляхове отступающий отряд Шампаньи попал в окру­жение армейских партизанских отрядов Орлова-Денисова, Сеславина и Фигнера и был разбит, а остатки его взяты в плен. Бои в районе Ельни в октябре 1812 г. показали высокие бое­вые качества ратников Калужского ополчения. Отряд Шам­паньи под Ельней понес тяжелый урон, исчисляемый сотнями убитых, раненых и попавших в плен.

Таким образом, в разгар генерального наступления русской армии Калужское ополчение наносило тяжелые удары по не­приятельским силам. Оно с честью защищало Брянск с его арсеналами и при активной поддержке кордонов очистило от противника территории Рославльского, Массальского и Ель­нинского уездов. 18 офицеров 1, 2 и 4-го ополченских пол­ков, отличившихся в этих боях, были представлены к награде.

В защите Брянска особо отличился 5-й полк Калужского ополчения во главе с полковником Шепелевым. По пути к Брян­ску 5-й полк на р. Десне встретил сильный вражеский отряд численностью около 1 тыс. человек пехоты и кавалерии, «опрокинул его, соединившись с майором Темировым в г. Рославле.

Разведка донесла, что новый неприятельский отряд чис­ленностью до 1200 человек находится в местечке Хмара Краснинского уезда. 5-й полк немедленно выступил по дороге, ве­дущей к Смоленску, настиг противника в селениях Семеново и Ступино. Разыгрался бой, длившийся 15 и 16 октября. От­ряд противника был рассеян, 70 человек было убито и 95 взя­то в плен. Остатки французского войска бежали и спаслись тем, что успели разо­брать за собой мост через Десну.

После очищения территории Калужской губернии от гра­бительских мелких шаек Кутузов М.И. приказал Калужскому ополчению выступить в Белоруссию, очистить от неприятельских войск города Мстиславль, Могилев. На начальника опол­чения была возложена задача: восстановить в Белоруссии граж­данское управление.

В начале ноября при приближении частей Калужского ополчения к Мстиславлю противник численностью в 150 человек бежал из него в Могилев. Но вдогонку за ним был послан полк Донско­го ополчения Андрианова 1-го, и в результате противник был почти полностью истреблен. Из 150 человек только 22 удалось скрыться; 110 были убиты, 18 взяты в плен. 4 ноября Калуж­ское ополчение заняло Мстиславль. Для несения караульной службы в Бобруйск был отправлен отряд Калужского ополче­ния в 1 тыс. ратников под командованием Раевского.

На территории Калужского края активно велась «малая война» (в это понятие входят народная и партизанская война, а также иные формы активного сопротивления неприятельским войскам). По инициативе Калужского гражданского губернатора Каверина П.Н., в июле 1812 г. по границам губернии из крестьян под командованием чиновников и дворян были сформированы из местных жителей отряды самообороны, образовавшие цепь охранительных кордонов, поддержанную в последствие казачьими полками, регулярными войсками и частями Калужского ополчения.

Роль Калужской губернии в «малой войне» была ничуть не меньше Московской и Смоленской губерний, традиционно считающихся центрами партизанской войны. По подсчётам известного современного исследователя Попова А.И., в Смоленской губернии при ведении «малой войны» произошло более 60 боевых столкновений, в Московской — более 20, в Калужской — более 100. При этом больше половины этих столкновений пришлось на Мосальский уезд, около 40 — на Медынский, более 10 — на Боровский.

По материалам книги В. Бабкина «Народное ополчение в Отечественной войне 1812 года», М., изд. «Социально-экономической литературы», 1962 г.