В системе блокады противника Владимирское ополчение занимало весьма ответственное место. Охрана Владимирской губернии имела важное значение для обороны страны в целом. Владимирская губерния располагала значительными продо­вольственными ресурсами, в которых остро нуждалась непри­ятельская армия в Москве. Уберечь эти ресурсы, пресечь втор­жение противника в пределы Владимирской губернии и было главной задачей Владимирского ополчения.

Для подкрепления действий ополчения по приказанию Кутузова М.И. на Влади­мирскую дорогу были посланы из Коломны Уральский и Дон­ской казачьи полки. На Владимирскую дорогу Наполеон бросил крупные силы из корпуса маршала Даву. Возникла опасность непосредствен­ного вторжения неприятеля в пределы Владимирской губер­нии.

14-тысячный отряд противника в середине сентября захва­тил город Богородск (ныне Ногинск) и пытался превратить его в базу продовольственного снабжения своих войск. Для пресе­чения грабительских действий неприятеля шесть полков Вла­димирского ополчения численностью до 15 тыс. человек были посланы к Богородску и Покрову.

11 сентября суздальскими крестьянами был задержан неприятельский отряд в 42 человека и взят в плен. Среди них оказался шпион Гольма, у которого был, найден до­кумент за подписью командующего 3-го французского корпуса и карта Калужской губернии.

Ополченцы

Ополченцы

Главное, что характеризует действия ополчения, — подвиж­ность, быстрота и внезапность. Успех боя ратников почти всегда решался внезапностью нападения. Мелкие неприятель­ские отряды, как правило, не уходили из рук ополчения. Рат­ники 4-го пехотного полка, например, вместе с крестьянами 14 сентября взяли в плен неприятельскую группу в 11 человек, проводившую фуражировку в селе Ивановском. Ополченцы потерь не имели. Крестьянам было возвращено 30 голов скота.

Француз­ские «фуражиры», посылаемые противником в села для заготов­ления продовольствия, поголовно истреблялись. Неприятель, занявший Богородск, дальше уже не мог продвинуться ни на один шаг, наталкиваясь везде на ополченцев. С подходом основ­ных частей Владимирского ополчения жаркие схватки с непри­ятелем начались у стен города. Неприятель оказывал упорное сопротивление, рассчитывая во что бы то ни стало удержать город, имевший важное значение для заготовки продовольствия. Но все эти попытки оказались тщетными.

1 октября бои начались на улицах Богородска. Воины 4-го пехотного полка первыми ворвались в город. Они проявили исключительную стойкость при защите Успенского порохового завода, когда противник превосходящими силами пытался за­нять завод. Враг успел захватить 10 пудов пороха, но бла­годаря решительным действиям 4 полка был отброшен от заво­да и бежал. 2 октября противник под ударами полков Влади­мирского ополчения вынужден был оставить Богородск.

Владимирское ополчение вместе с Тверским приняло уча­стие и в освобождении города Дмитрова, в конце сентября заня­того французами. Командир 4-го полка в помощь населению Дмитрова послал отряд под командованием капитана Казаринова. 8-тысячный неприятельский отряд был изгнан из Дмитрова с большим уроном. В освобождении Богородска и Дмитрова весьма деятельное участие приняли крестьянские партизанские отряды.

В помощь Владимирскому ополчению под Богородск пришло свыше 3 тыс. партизан — крестьян Богородского уезда. Здесь особо отли­чился знаменитый отряд Герасима Курина, который просла­вился своими отважными действиями против неприятельских солдат.

После оставления неприятелем Москвы Кутузов М.И. 17 октября предписал начальнику Владимирского ополчения генерал-лейтенанту Голицыну Б.А. принять на себя организацию административ­ного управления в Москве. Комендантом Москвы был назначен командир 2-го пол­ка полковник Спиридонов.

С 23 октября полки Владимирского ополчения стали при­бывать в Москву. Мрачная картина предстала перед взором рат­ников. Как сообщал в донесении Голицын, Москва опустошена настолько, что всё ополчение «поместиться в столице не может, поелику Москва не имеет в себе более 1000 домов, впрочем, все обращено в пепел».

На плечи ратников ополчения легла тяжелая задача. Над­лежало наладить нормальную жизнь в почти полностью сож­женной Москве, надо было в холодные осенние дни найти хотя бы временное убежище возвращающемуся населению. В особен­но тяжелом состоянии находились госпитали. Чтобы помочь раненым и больным, воины ополчения делились частью своего скромного продовольственного пайка, который они сами полу­чали нерегулярно (продовольственные запасы, собранные насе­лением на трехмесячное обеспечение ратников, были к 20 ноя­бря на исходе).

По материалам книги В. Бабкина «Народное ополчение в Отечественной войне 1812 года», М., изд. «Социально-экономической литературы», 1962 г.