В 300-400 метрах южнее станции Бородино находится скрытый лесом довольно высокий холм с несколькими гранитными памятниками героям 1812 года и Великой Отечественной войны. Он, словно пьедестал, вознес эти монументальные знаки боевой доблести.

Здесь в начале позапрошлого столетия почти парал­лельно железнодорожным путям проходил Старый Смоленский тракт, соединявший древнюю столицу России с городом, который считался ее ключом и по имени которого назвали дорогу. Она шла по лесу, местами заболоченному и труднопроходимому, что создавало неудобства при передвижении.

Поэтому в конце XVIII века в 4-5 километрах севернее проло­жили новую дорогу. Старая же сохранялась плохо и в 1812 году была запущенной проселочной дорогой. Но и она, и курган, что высится рядом, вошли в исто­рию Отечественной войны и Бородинского сражения. У Старой Смоленской дороги во время Бородинского сражения около 10 часов продол­жалась ожесточенная схватка частей двух противо­борствующих армий.

Курган, расположенный восточнее деревни с по­этическим названием Утица, являлся крайней точкой левого фланга русской оборонительной линии. Лесная дорога, пролегшая в этом месте Бородинского поля, могла быть использована французами для обхода и нанесения удара по тылам русской позиции. Пред­видя такой маневр неприятеля, Кутузов М.И. пере­вел сюда часть войск, чтобы держать дорогу под контролем

Кроме этого, главнокомандующий, умевший ак­тивно использовать в бою особенности рельефа мест­ности, наметил здесь ответный контрудар по против­нику. 25 августа по распоряжению Кутузова на Старую Смоленскую дорогу, которую охраняли сначала только шесть казачьих полков генерала Карпова А.А., были передвинуты 3-й пехотный кор­пус Тучкова Н.А. и ратники ополчения (около 7 ты­сяч). Севернее, в лесу, расположились егеря генерала Ша­ховского И.Л.

Памятник павловским гренадерам на Утицком кургане, архитектор Верещагин А.П.

Памятник павловским гренадерам на Утицком кургане, архитектор Верещагин А.П.

Цель передвижения войск и их «расположение скрытно» в районе деревни Утицы, как позже сооб­щил очевидец происходившего Щербинин А.А., Ку­тузов точно определил накануне: «Когда неприятель… употребит в дело последние резервы свои на левый фланг Багратиона, то я пущу ему скрытое войско во фланг и тыл».

Но, к сожалению, этот план был сорван. Началь­ник штаба русской армии генерал Беннигсен Л.Л. утром 26 августа приказал корпусу Тучкова Н.А. выйти из засады и стать в низине, у деревни. И когда по заданию Наполеона 5-й корпус под командованием Ю. Понятовского начал движение по Старой Смоленской дороге в тыл армии Кутузова, отряд Тучкова оказался на неудобной позиции и был сразу обнаружен про­тивником. Нанести внезапный удар по неприятелю этот отряд не смог, но выполнил ответственную за­дачу — не дал возможности французам обойти с юга русскую армию и ударить по левому крылу с тыла.

Солдат лейб-гвардии Павловского полка, худ. Б. Виллевальде, 1870-е гг.

Солдат лейб-гвардии Павловского полка, худ. Б. Виллевальде, 1870-е гг.

Утром, около 8 часов, войска Понятовского потес­нили русских егерей от деревни Утицы и стали укреп­ляться на высотах, где установили 24-орудийную артиллерийскую батарею. Тучков, видя, что его отряд, находясь в низине, может понести большие потери, приказал отойти к кургану и расположиться на гос­подствующей высоте. На холме заняли позиции шесть орудий. Их прикрывали лейб-гренадерский, Екатеринославский и Санкт-Петербургский полки 1-й гренадерской дивизии генерала Строганова П.А.

Предусмотрительное решение Тучкова позволило отряду на длительное время задержать наступление корпуса Понятовского. Почти три часа войска напо­леоновской армии стояли у Утицы, не ведя активных действий. Только в 11 часов, когда пехота Жюно по­шла через лес в обход флешей и тем усилила левый фланг корпуса Понятовского, вновь разгорелся бой на Старой Смоленской дороге. Сорок французских ору­дий ударили по Утицкому кургану. Поддержанные ими войска устремились на высоту и штурмом овла­дели ею.

В напряженный момент, когда неприятельский корпус получил возможность зайти в тыл войскам Багратиона П.И., генерал Тучков привел в порядок отсту­пившие было полки и повел их в контратаку. Возгла­вив павловских гренадер, он вместе с ними ворвался на курган. 1-я гренадерская и части 17-й пехотной дивизии (Вильманстрандский и Белозерский полки) нанесли удары по флангам неприятеля.

Противник не выдержал смелого натиска русских войск и, оставив высоту, отошел к деревне Утице. Важный опорный пункт армии Кутузова был возвра­щен. Но во время контратаки генерал Тучков Н.А. получил тяжелое ранение. Увезённый с поля битвы под Ярославль, он скончался там и был похоронен на берегу Волги, в Толгском монастыре. Командование отрядом на Старой Смоленской до­роге после ранения Тучкова принял прибывший сюда по приказу Кутузова генерал Багговут К.Ф.

После второй неудавшейся попытки прорваться в тыл русским войскам осторожный и расчетливый князь Понятовский прекратил атаки. Но, получив известие о взятии французами флешей Багратиона, он опять начал активные действия. Однако успех не сопутст­вовал противнику. Русские солдаты и ополченцы вступили с ним в рукопашную схватку.

«…Неприятельские сильные две колонны с 4-мя орудиями пробирались лесом между нашим левым флангом и бригадою Ивелича, дабы совершенно отрезать сего последнего от соединения со мной и зайти в тыл», — писал в донесении Багговут. В бою особо отличился батальон Таврического грена­дерского полка, который «встретил неприятеля силь­ным ружейным огнем и тем его остановил».

Части 17-й дивизии генерала Олсуфьева З.Д. и Минский пехотный полк вместе с ратниками народного опол­чения отбросили наполеоновские войска на ранее за­нимаемые рубежи. Видя неудачу, Понятовский отдал приказ вновь атаковать курган, усилив кавалерией колонну насту­павших. Но Кременчугский пехотный полк первым «бросился со штыками на неприятеля… и в одну ми­нуту неприятель был согнан с батареи и дерзость сего столь наказана штыками русских, что гора сия была усеяна трупами неприятеля, а остальные спасались бегством», — докладывал в рапорте генерал Багговут.

Преследовать противника русские войска не могли, так как в это время французы были на Багратионовых флешах. Багговут распорядился собрать части у дороги, ведущей к Можайску, чтобы в случае необ­ходимости соединиться со всей армией. После оставления русскими войсками флешей отряд отошел к истокам Семеновского ручья и сомкнулся с левым флангом.

Понятовский еще раз попробовал навязать ему бой, но и эта попытка оказалась безуспешной. Отряд остановился по приказу командира и начал вести по противнику артиллерийский и ружейный огонь. Стрелки зашли неприятелю во фланг и обратили его в бегство, кончив преследование уже в темноте. Фран­цузы были вынуждены занять оборонительные по­зиции.

Русские солдаты и ополченцы, сражавшиеся на Старой Смоленской дороге, не дали возможности на­полеоновским войскам прорваться в тыл армии Куту­зова. В течение всего дня, содействуя защитникам левого крыла, они сдерживали корпус Понятовского, который так и не смог продвинуться дальше Утицы и кургана.

Хорошо понимая освободительный характер войны, Кутузов смело использовал народные методы её ведения. На Бородинском поле, у Утицкого кургана, рука об руку с регулярными войсками сражались ратники-ополченцы. «В этот памятный день воины Смоленского и Московского ополчений проявляли чу­деса героизма и храбрости», — писал главнокоман­дующий. Среди  ратников ополчения в районе Утицы находился известный поэт Жу­ковский В.А., отразивший в своем творчестве славную эпоху двенадцатого года.

В критические моменты боя ратники ополчения бросались в штыковые атаки, не уступая в храбрости регулярным войскам. Об одной из таких атак писал французский офицер Винтурни: «Вдруг высокий лес ожил и завыл бурею. Семь тысяч русских бород высыпало из засады со страшным криком с самодельными пиками, с домашними топорами они кидаются на неприятеля, как в чащу леса, и рубят людей, как дрова». За храбрость и мужество 52 наиболее отличившихся ратника были удостоены знака отличия Военного ордена.

Среди памятников на Утицком кургане выделяется монументальная стела из черного камня с полированной местами поверхно­стью. Это памятник павловским гренадерам, соору­женный ранее других — в 1911 году — в московских мастерских Иванова на Мясницкой. Автор – архитектор Верещагин А.П. На лицевой стороне стелы изобра­жен головной убор павловцев — гренадерка. Такие шапки с металлическим щитком спереди в 1812 году носил только Павловский гренадерский полк в па­мять о суворовских походах, в которых принимал участие.