Формирование Суворова как профессионального военного проис­ходило параллельно складыванию его мировоззрения. Отец его, Василий Иванович, стал готовить своего сына к гражданской службе. Затем, уступая настоятельным просьбам сына, записал его в гвардию, в Семеновский полк. 22 октября 1742 г., в возрасте 12 лет, по указу Его Императорского Величества недоросль Александр Суворов был записан «в Семеновский полк в солдаты сверх комплекта без жалования и для обучения указных наук…»

Отец Суворова учил сына смотреть на службу как на служе­ние Родине. Он требовал видеть в звании «солдат» высокое зна­чение в соответствии с петровским уставом 1716 г., где говори­лось: «Имя солдата просто содержит в себе всех людей, которые в войске суть, от вышнего генерала даже до последнего мушкете­ра, конного и пешего».

По отбытии срока солдатской службы, Суворов определился в 1747 г. на действительную службу капралом в тот же Семеновский полк. За успешную службу Александр был  произведен в подпрапорщики в 1749 г., а затем в сержанты в 1751 г.

Суворов отдался военной службе с полной ответственностью и стал не фиктивным, а «действительным» солдатом. Солдатская служба не являлась для него рядом скучных формальных обя­занностей. Он стал учиться солдатской службе во всех ее прояв­лениях, охотно исполнял обязанности солдата и капрала и знакомился со всеми сторонами солдатского быта.

Солдатскую службу он сочетал с физическим развитием и укреплением тела, поскольку обладал сравнительно слабым здоровьем. Суворов жил жизнью солдат и старался нести все тяготы солдатской службы. Он оставался верным военному аскетизму всю свою жизнь. Рот­ный командир Суворова писал его отцу: «У него только одна страсть — служба, и одно наслаждение — начальство над солда­тами. Не было исправнее солдата, но зато и не было более взы­скательного унтер-офицера, как ваш сын».

Портрет Суворова А.В.

Портрет Суворова А.В.

Каждое слово Су­ворова доходило до солдатского сердца, он умел вселять в душу сол­дата прочное доверие к себе. Начало было положено во время прохождения службы «солдат­ской школы» в Семеновском полку. Суворов говаривал: «Вывеска дурака — гордость; людей посредственного ума — подлость; а человека истинных достоинств — возвышенность чувств, прикрытая скромностью».

А.В. Суворов среди солдат на привале, худ. Верейский О.Г.

А.В. Суворов среди солдат на привале, худ. Верейский О.Г.

«Офицерскую школу» Суворов прошел в Семилетней войне. В этой войне русская армия встретилась с прусской армией, вы­муштрованной Фридрихом II. На 25-м году жизни, в 1754 г., Суворов был произведен в поручики и переведен в армейский Ингерманландский пехотный полк. В начале 1756 г. он был про­изведен в капитаны и получил назначение в Новгород на долж­ность обер-провиантмейстера. В декабре 1756 г. он получил чин премьер-майора.

В 1757 г. в связи с начавшимися военными действиями в Во­сточной Пруссии началась подготовка резервов (которыми явля­лись третьи батальоны пехотных полков) для Заграничной Дейст­вующей армии. Премьер-майору Суворову А В. было поручено укомплектовать резервные батальоны для 17 полков и затем пре­проводить их в Пруссию к Действующей армии.

По выполнении этого поручения Суворов был в 1758 г. произведен в подполковники и назначен комендантом г. Мемеля, где были сосредоточены армейские магазины, снабжавшие материально-техническим доволь­ствием Заграничную армию. Можно предположить, что это назна­чение было сделано не без ведома его отца, ставшего к этому вре­мени генерал-майором и выполнявшего важные поручения по службе тыла армии.

Оба эти назначения позволили Суворову познакомиться с во­просами организации тыла в масштабах всей армии. Однако дея­тельность обер-кригс-комиссара не удовлетворяла Суворова А.В., и он подал рапорт о переводе в Действующую Заграничную ар­мию.

Просьба подполковника Суворова была удовлетворена, и он был определен в Казанский пехотный полк, находившийся под командованием генерал-майора Волконского М.Н., но вскоре был переведен в штаб главнокомандующего генерал-аншефа Фермора В.В. на должность дежур-майора штаба (так назывался дежур­ный офицер при командующем). На этой должности Суворов хо­рошо ознакомился с методами управления армией.

В роли штаб-офицера Суворов участвовал в крупнейшем за всю историю Семилетней войны сражении под Кунерсдорфом, состоявшемся 1 (12) августа 1759 г. Разгром армии Фридриха II произвел большое впечатление на молодого Суворова, но он был удивлен тем, что 60-летний главнокомандующий русской армией генерал Салтыков П.С. вместо того, чтобы развивать успех и двинуться к прусской столице, даже не направил вслед за отступавшей прусской армией казачью конни­цу. Во всяком случае, молодой Суворов мог наблюдать междуна­родную обстановку и оценить действия командующих войсками.

Больше всего произвел на Суворова впечатление разгром прусской армии, считавшейся лучшей в Европе. Конечно, это была хорошо отлаженная военная машина, в которой была отра­ботана до совершенства линейная тактика. На полях Кунерсдорфа встретились две армии, и русская армия победила. В июле 1759 г. Суворов принимал участие также в сражении при Пальциге .

Пожалуй, наиболее интересной была служба Суворова в роли командира кавалерийского полка. В 1760 г. русская армия под командованием генерала Румянцева П.А. вела осаду крепости Кольберг, служившей базой для прусских войск. Прусский король Фридрих II направил для деблокады Кольберга кавалерийский корпус Платена. Румянцев выставил против него конный кор­пус генерал-майора Берга Г.Г.

В 1761 г. по инициативе Румянцева П.А. была предпринята экспедиция подвижного корпуса на Берлин. Командир этого кор­пуса Густав Берг попросил графа генерал-фельдмаршала Бутурлина А.Б., вновь назначен­ного на пост главнокомандующего Заграничной армией, напра­вить ему подполковника Суворова А.В. Тот выполнил эту просьбу. В приказе по этому поводу говорилось: «Так как гене­рал-майор Берг выхваляет особливую способность подполковника Казанского пехотного полка Суворова, то явиться ему в команду означенного генерала».

В корпусе Берга Суворов командовал сначала Тверским кира­сирским полком (до возвращения заболевшего командира). В ходе военных действий полк Суворова овладел г. Ландсберг и разрушил мост через р. Варта, задержав своими действиями продвижение прус­саков. Затем он нанес поражение прусскому отряду у г. Гольнау. После этого Суворов действовал против прусских войск под Бернштейном и Регенвальдом, Старгордом и в ряде других пунктов.

Здесь, как и всегда, действия Суворова отличались смелостью и решительностью и, главное, разнообразием тактических приемов. Сам Суворов про­явил себя мужественным командиром, подававшим пример бес­страшия в бою. Румянцев представил Суворова Бутурлину к награде. Он писал, что молодой кавалерийский командир «себя перед прочими гораздо отличил».

В 1761 г. вернулся к своим обязанностям командир Тверского полка. Сдав этот полк, Суворов принял в команду Архангелогородский драгунский полк. Румянцев отметил, что на атом посту Суворов блестяще зарекомендовал себя. Он «быстр при рекогно­сцировке, отважен в бою и хладнокровен в опасности». В 1762 г. Суворов был направлен в Петербург с депешами. Он прибыл в столицу, когда на русском троне была уже Екатери­на II, которая произвела его в чин полковника и назначила ко­мандиром Астраханского пехотного полка.

Таким образом, Суворов с 1754 по 1762 г. прошел путь от поручика до полковника. В ходе войны Суворов ознакомился с работой тыла армии, ее штаба и работой командира полка. Отно­сительное многообразие форм деятельности способствовало воен­ному развитию Суворова. Но особенно важным было знакомство с господствующей в то время во всех армиях Европы линейной тактикой, которая   достигла своего высшего развития в армии Фридриха II.

Суть ее состояла в том, чтобы армия действовала как один батальон по общей команде. Это достигалось вытягива­нием всей армии в одну линию. Построение армии происходило очень медленно. Повороты могли производиться либо по флангу, либо по оси центра. Слабым местом боевого построения являлись фланги, которые прикрывались кавалерией. Артиллерия распола­галась по фронту непосредственно в боевых порядках.

Главную роль в наступлении выполняла пехота, производившая огонь плу­тонгами (взводами) или всей линией. Как правило, до рукопашного боя прус­ская армия не доходила и, если не достигала успеха в огневом бою, немедленно отступала. Штык в прусской армии считался оборонительным средством. Однако русская пехота превосходила пруссаков своим мужеством, стойкостью и мастерством, что она и дока­зала в сражениях при Цорндорфе, Пальциге и Кунерсдорфе.

Значительный интерес для Суворова представляли формы ма­неврирования армий противников на театре войны. Но и в этих вопросах действия пруссаков оставляли желать лучшего. Суворов воочию убедился в отрицательных сторонах прусской стратеги­ческой системы и линейной тактики.

Именно в этот период, он пришел к выводу, что господствующая на западе стратегическая пятипереходная система и доведенная до автома­тизма линейная тактика служат оковами для войск и мешают возможности осуществлять маневр как на театре войны, так и на поле боя.

Главное, полагал Суворов, состоит в том, чтобы най­ти наиболее рациональные формы боевой подготовки, чем уста­новившиеся в современных армиях. Эту задачу решил Суворов в период командования Суздальским полком. Именно в этот пе­риод у него стала складываться военно-педагогическая система, разработке которой он отдал всю жизнь.

В написании статьи использовалась литература:

 «Александр Васильевич Суворов» под редакцией Бескровного А.Г. и Преображенского А.А., М., «Наука», 1980 г.

 Ростунов И.И. «Генералиссимус Александр Васильевич Суворов: Жизнь и полководческая деятельность», М., Воениздат, 1989 г.