Лихачев Пётр Гаврилович, генерал-майор, герой Отечественной войны 1812 г. родился в 1758 г. д. Тягуши Порховского уезда Псковской губернии в дворянской семье. Службу в армии начал в 15-летнем возрасте фурьером в артиллерии.  В составе Кубанского егерского корпуса в 1783 г. Пётр Лихачев отличился в Закубанском походе Суворова А.В., за что был произведен в подпоручики.

Участвовал в войне со шведами в 1789-1790 гг., за отличие в Роченсальмском сражении был произведён в чин капитана, но в 1791 г. по причине расстроенного здоровья в чине майора вышел в отставку. В следующем году вернулся на службу подполковником. В мае 1797 г. Лихачев был назначен командиром 17-го егерского полка. Через пол года он был произведён в полковники, а в октябре 1798 г. — в генерал-майоры.

15 лет Лихачёв П.Г. (с 1793 по 1808 гг.) прослужил на Кавказе, постоянно участвуя в стычках с горцами, при этом проявлял большую самостоятельность и активность. К примеру, охраняя границу, он организовал поиск врага и часто атаковал его первым, совершая вылазки из Константиногорской крепости.

Генерал Лихачев П.Г.

Генерал Лихачев П.Г.

Лихачев занимался тщательной подготовкой своих егерей к ведению военных действий в горах, уделял большое внимание выучке, меткой стрельбе. Даже обмундирование и снаряжение у них было приспособлено к местным условиям. К егерям Лихачева горцы относились как к грозному противнику. Государь пожаловал генералу Лихачеву орден святого Георгия 4-й степени.

Лихачев П.Г. участвовал в ряде походов в Кабарду, на Кубань и Дагестан. За подвиги на Кавказе император Александр I наградил генерала Лихачева П.Г. орденами святого Владимира 3-й степени и святой Анны 1-й степени с бриллиантами. В феврале 1807 г. за отличие в кровопролитном штурме Ханкальского ущелья Лихачев получил орден святого Георгия 3-й степени. В 1808 г. он усмирял восстание чеченцев и карабулаков.

Затем вышел в отставку для поправки здоровья, однако уже через год, снова поступил на службу —  предполагалась война с Австрией. Лихачев получил назначение шефом Томского пехотного полка, с которым совершил поход в Галицию. В 1811 г. Лихачев П.Г. стал командиром 24-й пехотной дивизии, с которой и вступил в Отечественную войну 1812 г. Дивизия входила в состав 6-го пехотного корпуса генерала Дохтурова Д.С. 1-й Западной армии.

В состав 24-й пехотной дивизии входили Уфимский, Ширванский, Бутырский, Томский пехотные полки, 19-й и 40-й  егерские полки, а также 24-я полевая артиллерийская бригада.

Дивизия Лихачева участвовала в героической обороне Смоленска и в Бородинской битве, в которой полки Лихачёва защищали батарею Раевского. В начале сражения 24-я пехотная дивизия находилась в резерве. В утренние часы несколько французских атак на батарею было отбито. В ходе одной из контратак погиб Кутайсов А.И., получил контузию Ермолов А.П. После этого, командование было передано генералу Лихачеву П.Г., который сменил на батарее Раевского войска измотанного 7-го корпуса.

Памятник 24-й пехотной дивизии генерала Лихачева П.Г.

Памятник 24-й пехотной дивизии генерала Лихачева П.Г.

В день Бородинского боя Пётр Гаврилович Лихачев был болен, ему трудно было ходить, но он руководил обороной, сидя на походном стуле в углу укрепления.

Батарея Раевского располагалась на Курганной высоте. Бой за эту господствующую высоту развернулся во всю силу во второй половине дня. Около 3-х часов дня французы обрушили на дивизию Лихачева огонь более чем 120 орудий.  Позиции защитников батареи заволокло едким черным дымом. На территории 100-метровой батареи и вокруг нее творился настоящий ад: взрывались гранаты, разнося по сторонам куски человеческих тел и комья земли, падали ядра, тысячи осколков и пуль разлетались по сторонам.

После артподготовки последовала очередная атака, французские части прорвали вторую линию нашей обороны и вышли к батарее с тыла. Полки Брусье, Жерара и Морана сумели ворваться на высоту. Внутри укреплений батареи завязался ожесточенный рукопашный бой. Но силы французов превосходили наши в несколько раз. В неравной схватке полегла почти вся 24-я дивизия. Около 4-х часов дня батарея Раевского была захвачена французами.

Когда французы ворвались на батарею, генерал Лихачев П.Г., раненый и контуженный, через адъютантов до последней минуты командовал боем, а когда защитников не осталось, из последних сил, с обнаженной шпагой бросился в толпу неприятеля, ища смерти…

Но генеральские эполеты спасли ему жизнь —  за пленного генерала в Великой армии полагался орден Почетного легиона и солидная денежная премия. Сбитый с ног ударом приклада и израненный штыками, полуживой, Лихачев был взят в плен и представлен Наполеону Бонапарту, который выразил ему свое восхищение доблестью защитников батареи и подал назад  шпагу герою.

Однако Пётр Гаврилович отказался ее принять, сказав: «Благодарю, ваше величество. Плен лишил меня шпаги, и я могу ее принять обратно только от моего Государя». Однажды Лихачев произнёс пророческие слова: «Честь — мой бог. Я умру спокойно, если должно, чтобы я умер для пользы отечества»…

При защите батареи Раевского 24-я пехотная дивизия была практически уничтожена. Строки Лермонтова: «Немногие вернулись с поля…», — написаны автором и про воинов этой дивизии.

Привожу, к примеру, потери только одного Томского пехотного полка – всего 464 человека. Из них убито 7, ранено 102, пропало без вести 355… Эти 355 воинов и остались лежать на руинах батареи, до конца исполнив свой воинский долг. Убитыми и пропавшими без вести дивизия Лихачева потеряла на Бородинском поле около 2 тыс. человек.

Генерала Лихачева отправили во Францию, но в декабре 1812 г. его освободили в Кенигсберге русские войска. Умер генерал 24 апреля 1813 г., похоронен в своей родовой деревне Тягуши.

В 1912 г. к 100-летию Бородинской битвы на месте сражения было установлено более 30 памятников, в то числе и памятник 24-й пехотной дивизии генерала Лихачева П.Г., автором которого является архитектор Верещагин А.П.