1 февраля

Президиум Верховного Совета СССР принял Указ «Об изменении знаков различия — погон для Маршалов Советского Союза и о введении знаков различия — погон для маршалов авиации, артиллерии и бронетанковых войск».

Подводные лодки Северного флота потопили у норвежского побережья два транспорта и один сторожевой корабль.

ВЦСПС принял  постановление «О мерах улучшения работы профсоюзных организаций по оказанию помощи семьям военнослужа­щих».

В газете «Правда» опубликовано сообщение, что колхозники Калининской области кроме внесенных 95 млн. руб. на строительство танковых колонн «Ка­лининский фронт» и «Калининский комсомолец» дополнительно внесли 43 704 тыс. руб.

2 февраля

ГКО принял Постановление о восстановлении Сталинградского железнодорожного узла и железно­дорожных линий на Тихорецкую и Лихую.

Президиум Верховного Совета СССР принял Указ «Об учреж­дении медали «Партизану Отечественной войны» I и II степени». Ме­далью награждались партизаны Отечественной войны, начальствующий состав партизанских отрядов и организаторы партизанского движения, проявившие храбрость, стойкость и мужество в партизанской борьбе за Советскую Родину в тылу против немецко-фашистских захват­чиков.

Началась Харьковская наступательная операция войск  Воро­нежского фронта (закончилась 26 февраля 1943 г.). Главный удар наносили  40-я (командующий генерал-майор Москаленко К.С.), 69-я (командующий генерал-лейтенант Казаков М.И.) и 3-я танковая  армии с участка Старый Оскол, Купянск на Харьков. Одновременно из района Ливны начали наступление войска 48-й армии (командующий генерал-майор Халюзин Г.А.) и войска 13-й армии Брянского фронта в направлениях на Малоархангельск и Фатеж, обеспечивая этим правое крыло Воро­нежского фронта.

Победоносно закончилась Сталинградская битва. Красная Ар­мия нанесла немецко-фашистским войскам крупное поражение. В пе­риод с 10 января по 2 февраля советские войска полностью разгроми­ли или взяли в плен 22 окруженные дивизии и 160 отдельных частей усиления и специальных войск.

На поле боя было подобрано и похо­ронено 147 200 убитых немецких солдат и офицеров. Советские войска взяли в плен свыше 91 тыс. солдат, офицеров и генералов во главе с  фельдмаршалом  Паулюсом.  В  ходе   контрнаступления  за  время с 19 ноября 1942 г. по 2 февраля 1943 г. советские войска полностью разгромили 32 дивизии и 3 бригады противника и 16-ти дивизиям его нанесли серьезное поражение.

Общие   потери   противника   составили свыше 800 тыс. человек, около 2 тыс. танков  и  штурмовых  орудий, свыше 10 тыс. орудий и минометов, до 3 тыс. боевых и транспортных самолетов и более 70 тыс. автомашин. (Великая Отечественная война Советского Союза  1941-1945. Краткая история, с. 219, 220).

За период с 19 ноября по 2 февраля летчики 2-й (командую­щий генерал-майор авиации Смирнов К.Н.), 17-й (командующий гене­рал-лейтенант Красовский С.А.), 16-й (командующий генерал-лейте­нант Руденко С.И.) и 8-й воздушных армий и авиации дальнего дей­ствия совершили около 36 тыс. самолето-вылетов. Авиация противника в результате Сталинградской битвы потеряла 3 тыс. самолетов.

Были уничтожены наиболее опытные авиаторы, среди них много инструкторов летных школ, что отразилось на качестве подготовки летных кад­ров. После битвы под Сталинградом в Германии стал ощущаться не­достаток в летчиках. Ликвидировать его не удалось до конца войны.

Соединение сумских партизан под командованием Нау­мова М.И., в составе партизанских отрядов Конотопского района «За Роди­ну», Червоного района, имени Котовского, Харьковского и Кировоград­ского общей численностью более 700 человек, вышло в рейд из Сум­ской области по южным районам Украины с целью нанесения ударов по железнодорожным коммуникациям  врага и активизации   борьбы населения с немецко-фашистскими захватчиками.

За 65 дней  рейда соединение прошло территорию Курской, Сумской, Полтавской, Киро­воградской, Одесской, Винницкой, Киевской и Житомирской областей и провело 47 боевых операций.

В газете «Правда» опубликовано сообщение, что воины Волховского фронта внес­ли около 38 млн. руб. на строительство вооружения для Красной Армии.

Летчик-истребитель 17-й воздушной армии лейтенант Шиловский, преследуя пять немецких бомбардировщиков  в районе Сталин­града, одного из них таранил. Свой самолет посадил на поле.

3 февраля

Издан Приказ Народного комиссара Военно-Морского Флота о фор­мировании Азовской  военной флотилии.

Советские войска в ходе наступления освободили г. Красный Ли­ман, станицу Кущевскую, железнодорожный узел Купянск и железно­дорожные станции Золотухино и Возы.

Войска 51-й и 28-й (командующий генерал-лейтенант Гера­сименко В.Ф.) армий Южного фронта к исходу дня вышли на рубеж в 25 км восточнее Батайска, а конно-механизированная группа Северо-Кавказ­ского фронта и его правофланговые 44-я и 58-я (командующий генерал-майор Мельник К.С.) армии — на рубеж Кущевская, Ейск. Пути от­хода немецкой группы армий «А» в Донбасс были  отрезаны. Ее 1-я танковая армия оказалась разорванной на две части: 5 дивизий ото­шли к Ростову, а 2 дивизии отведены к Краснодару. К этому времени войска Черноморской группы Закавказского фронта вышли с юга и востока на ближние подступы к Краснодару.

Отношение советских солдат к противнику

Сегодня мне хотелось бы коснуться вопроса об отношении наших солдат к солдатам вермахта. Война есть война, и её развязали не русские. Советские воины защищали свою Родину, свой дом, свою родную землю, которую разорили и разграбили фашистские захватчики (и в плен тоже попадали). Какое к ним могло быть отношение? В бою – ненависть, а как иначе? Враг – он и есть враг и с ним надо бороться, его надо обязательно победить. А вот к побеждённому врагу, к военнопленным у русских людей всегда было гуманное отношение.

Из воспоминаний лейтенанта-танкиста Шишкина Г.С.: «В нас воспитывали ненависть. Я недавно был в Германии… Если бы тогда узнали, что я буду с ними чаи распивать да в кафе и ресторанах сидеть, честное слово, убили бы. Вначале я думал, что рассказы про их зверства — это просто агитация. Что такое война? Это кто кого первым убьет. А для того чтобы убить, надо очень сильно ненавидеть. А ненависть надо воспитать. Потом в одном селе мы наткнулись на кирпичный сарай. Дверь его была подперта снаружи бревнами, крыша сгорела и провалилась внутрь. Мы туда заглянули, а там несколько десятков обугленных скелетов. Кроме того, повешенных тоже регулярно видели. Тут уже стало понятно, что это не только пропаганда…

Но конечно, с немцами воевать — это не с девочками плясать. Настоящие вояки были! Заставляли уважать себя. В бою старались уничтожить их как можно больше, а после боя… Вот ведут пленных, а у нас, может, и друзья только что погибли, а все равно кто махорочки им даст, кто сухарик вытащит. Я помню, наши танки в лесу остановились, а по просеке вели большую колонну немцев. Им организовали привал. Дошло до того, что раскурочили НЗ и угощали немцев. Одному я отдал пачку папирос «Казбек» и два хороших вкусных сухаря. Потом смотрю, этот немец что-то заерзал и достает из кармашка маленький пистолетик и патроны. Отдает мне. Я, чудак, расхвастался. Комбат увидел: «Шишкин, подари мне». А отнимать трофейное нельзя было, никто не имел права. Но как ты не подаришь комбату? Вот до сих пор жалею…

До той станицы, откуда меня призывали, немцы не дошли, но пленных через нее гнали часто. Бабушка моя потом рассказывала, что выходила вся станица (а в станице было три (!) церкви). Совали немцам кто картошку, кто молоко. Моя бабушка дала немцу краюху хлеба, а наш конвоир заметил и прикладом ей в бок. До самой смерти все у нее бок болел. Наверное, ребро сломал. Когда она мне потом рассказывала, я говорю: «Бабушка, ну как же так?! У тебя трое сыновей погибли! Может быть, вот этот, кому ты сунула хлеб, их и убил?!» — «Не знаю… может, и наших пленных там ведут, там тоже матери есть».

Какое сейчас отношение к немцам? Самое радушное. Я с уважением к ним отношусь». (Артём Драбкин « Я дрался на Т-34». Книга вторая,  М.. «Яуза», «Эксмо», 2008 г., с. 76-78).