6 февраля

Закончилась Торопецко-Холмская операция войск Калининского фронта. Войска фронта в ходе наступательных боев продвинулись на витебском направлении до 250 км.

Войска Калининского фронта вели тяжелые бои с противником, которому удалось изолировать 29-ю армию от 39-й. Войска 29-й армии оказались окруженными юго-западнее Ржева,  но  продолжали  отра­жать атаки немцев.

Диверсионная группа 3-го Симферопольского партизанского от­ряда под командованием т. Щапина взорвала мельницу, работавшую на немецкое интендантство.

Даже правоверный нацист, министр оккупированных восточных территорий Розенберг, не замеченный в гуманном ношении к недочеловекам, особенно к русским, написал начальнику штаба Кейтелю большое письмо с протестом по поводу обращения с русскими военнопленными: «Судьба русских военнопленных в Германии есть трагедия величайшего масштаба. Из 3 миллионов 600 тысяч пленных лишь несколько сот тысяч еще работоспособны. Большинство из них истощены до предела. Во многих случаях, когда военнопленные не могли дальше двигаться от голода и истощения, их пристреливали на глазах потрясенных местных жителей, а трупы оставляли на дороге».

Горе Матери (Будь проклят фашизм), худ. Н.Н. Жуков, 1943 г.

Горе Матери (Будь проклят фашизм), худ. Н.Н. Жуков, 1943 г.

7 февраля

Сжималось кольцо окружения вокруг 2-го немецкого армейского корпуса в г. Демьянске, расположенном в 160 км к северо-востоку от местечка Холм.

На южном участке фронта 4-й немецкой армии и на только что созданном коридоре к 4-й танковой армии советские войска усилили натиск, подвергая 4-ю танковую армию сильному фронтальному нажиму.

На фронте 9-й немецкой армии, в районе к северо-западу от Ржева, продолжались ожесточенные бои.

8 февраля

МК и МГК ВКП(б) направили письмо ГКО, в котором подвели итоги борьбы в тылу немецких войск. Во всех районах Мо­сковской области были организованы и подготовлены к боевой деятельности пар­тизанские отряды. На оккупированной территории в тылу врага был оставлен 41 партизанский отряд — 1800 человек. В составе и во главе партизанских отрядов было 69 секретарей городских и районных коми­тетов ВКП(б), 31 председатель исполкома городских и районных Со­ветов депутатов трудящихся, 22 секретаря городских и районных коми­тетов ВЛКСМ.

За время своей боевой деятельности, по неполным дан­ным, партизаны Московской области уничтожили 3700 солдат, 215 офи­церов противника, 4 самолета, 26 танков и бронемашин, 30 орудий, 53 легковые и штабные автомашины, 520 грузовых автомашин со сна­ряжением и солдатами, 32 автоцистерны с горючим, 170 повозок с бое­припасами и продовольствием, 29 складов с боеприпасами и горючим. Было пущено под откос 3 поезда, взорвано 25 мостов, перерезано 570 линий связи, уничтожено и захвачено 180 пулеметов и автоматов, 915 винтовок и другое военное имущество.

9 февраля

В газете «Правда» опубликовано сообщение, что Президиум Верховного Совета СССР принял указы о награжде­нии Сталинградского тракторного завода орденом Трудового Красного Знамени и о награждении орденами и медалями работников завода за образцовое выполнение заданий правительства по выпуску танков и танковых моторов.

Во время выполнения боевого задания были окружены и схва­чены гестаповцами командир   партизанского соединения в оккупированной Одессе и в одесских катакомбах Молодцов В.А. (кличка Павел Бадаев), связной — разведчик партизанского отряда 16-летний Яков Гордиенко и другие партизаны, ко­торых после долгих пыток фашисты расстреляли.

10 февраля

В газете «Труд» опубликовано сообщение, что бригада женщин-кочегаров Кошенковой на Бугурусланском нефтепромысле сэкономила за год 320 т мазута и взяла первенство в соревновании кочегаров.

Сдана в эксплуатацию вновь построенная железнодорожная ветка Войбокало — Кобона. Новая железная дорога связала восточный берег Ладожского озера с сетью железных дорог страны, что значительно увеличило поступление жизненно важных для Ленинграда гру­зов.

Стало известно о подвиге 62-летнего колхозника Иванова Ивана Петровича в дни, когда немецкие бандиты захватили село Лишняги, Серебряно-Прудского района, Тульской области. Гитлеровцы предложили проводить их в соседнее село Подхожее. Иванов отказался выполнить приказ. Избив старика, немцы силой заставили его показывать дорогу. Тогда Иванов завёл немцев в глухой лес. 30 немецких автомашин, гружённых оружием, завязли в глубоком овраге. Взбешённые гитлеровцы расстреляли патриота. Однако сами из леса выйти не могли. Большинство немецких солдат и офицеров заблудились в лесу и замёрзли.

11 февраля

В газете «Известия» опубликовано сообщение, что энергетики Азербайджана сэко­номили за время войны 1 млн. квт-ч. электроэнергии и около 10 тыс. т топлива.

12 февраля

Войска Волховского фронта стремительным ударом овладели населенными  пунктами Любино Поле и Мостки на шоссе Чудово — Новгород. Прорыв обороны врага на этом участке был расширен до 35 км. Были созданы условия для успешного ввода в бой резервов и развития наступления советских войск в направлениях на Любань и Чудово.

Советская авиация бомбардировала аэродромы Старая Русса, Гривочки, уничтожив и повредив 15 немецких самолетов. До окончания Великой Отечественной было ещё далеко, впереди был март 1942 г.

Отношение к хлебу

Сегодня решила написать про стратегический продукт военного времени – хлеб. Отношение к нему у людей старшего поколения – особенное. Мне запомнилось отношение к хлебу, которое я видела у моей мамы. Когда началась война, ей было всего 14 лет, ещё совсем девчонка.

В Москве карточки на некоторые продукты питания и промтовары были введены уже 16 июля 1941 года, правда, до конца месяца продукты ещё были в свободной продаже, некоторые из них продавались по повышенным ценам, но к августу всё с прилавков исчезло. К длительной войне родители моей мамы не готовились, поэтому продуктовых запасов никаких не делали.

Осенью 1941 года продуктов, выдававшихся по карточкам, семье стало явно не хватать, и особенно растущим молодым организмам. Бабушка стала ездить в родную подмосковную деревню, где обменивала свои наряды и ценные вещи на картошку, муку, сало, стараясь подкормить постоянно голодных дочерей. Но вещи скоро закончились, надо было как-то жить дальше…

Моя мама и её сестра Валя по иждивенческим карточкам получали 400 г. хлеба в день, а на рабочую карточку выдавали – 800. Поэтому моя мама и устроилась работать на обувную фабрику, где до ухода на фронт трудился её отец. Бабушка после того, как вышла замуж и переехала из деревни в Москву, ни дня не работала на производстве, занималась детьми и хозяйством. Она тоже начала работать в артели по пошиву шинелей.

Только младшая Валя, которой в 1941 г. было всего 12 лет, осталась дома и не работала до 1943 года. Валя отоваривала карточки, выстаивая огромные очереди в магазинах.  Кроме того, она занималась хозяйством, готовила ужин и ждала возвращения с работы сильно уставших и голодных маму и сестру Нину.

Валя успешно освоила приготовление лепёшек из картофельных очисток, которые она сначала тщательно мыла, а затем прокручивала на мясорубке, добавляла соль и немного муки, после жарила их на печке в маленькой сковородке. Но картошка, и следовательно очистки, была в доме не часто, поэтому лепёшки были скорее лакомством, чем каждодневной пищей.

Пока были крупы, Валя готовила похлёбку, что-то наподобие жидкой каши, с небольшим количеством масла. Но, к сожалению, крупа по карточкам выдавалась раз в месяц и голодные люди, как не экономили, съедали её очень быстро.

Всё же основным продуктом питания гражданского населения являлся хлеб. Валя аккуратно разрезала буханку на пластики одинаковой толщины. После ужина они с Ниной, как два воробушка, подбирали все крошки, которые остались на столе от хлеба. С Валей несколько раз случалась такая история: она не выдерживала и съедала ещё днём весь свой хлеб. Бабушка мне рассказывала, что она не могла видеть полные слёз глаза Вали и отдавала ей половину своего хлеба. Однажды Валя потеряла хлебные карточки, у моей мамы на работе от голода произошёл обморок.

Надо сказать, что крестьянская жилка здорово помогла бабушке справиться с голодом. Моя бабушка могла спокойно вести натуральное хозяйство, она много чего умела и делала это хорошо: шила, пряла шерсть, вязала, вышивала, с фантазией и очень вкусно готовила. И всё это ей пригодилось в голодное военное время.

Бабушка, отрывая ото сна 1,5-2 часа каждый день, начала вязать красивые  кофты и обменивать их на продукты питания в деревне, при этом её изделия пользовались спросом. Дочери тоже участвовали в работе: Валя перематывала шерсть, а Нина, под руководством бабушки, вязала отдельные детали. Выживали, как могли!

Моя мама любила рассказывать об открытии в Москве в конце войны коммерческих магазинов, в которых за деньги (по повышенным ценам) стали продавать продукты питания, и самый главный из них – хлеб. В день открытия такого магазина на Таганке Валя и Нина пришли рано утром, купили две мягкие буханки. Какое же счастье они тогда испытали! После войны прошло много лет, но я не один раз видела, как моя мама собирала хлебные крошки со стола…

продолжение