1 июля

СНК СССР принял Постановление «О расширении прав народ­ных комиссаров СССР в условиях военного времени». Права народных комиссаров СССР на время войны были расширены в целях обес­печения своевременного и быстрого решения оперативных вопросов, связанных в первую очередь с выполне­нием планов производства и строительства.

Советское правительство предложило правительству Англии за­ключить соглашение о союзе в борьбе против фашистской Германии.

Ставка Главного Командования назначила новое руководство Западного  фронта: командующим  фронтом был назначен маршал Тимошенко С.К., членом Военного совета Булганин Н.А., начальником штаба генерал-лейтенант Маландин Г.К. В состав Западного фронта включалась Группа армий резерва Ставки.

Началась оборонительная операция 7-й армии Северного фронта на ругозерском, петрозаводском и олонецком направлениях против войск Карельской армии финнов генерал-лейтенанта Хейнрикса (завершилась 1 октября 1941 г.) и войск 14-й армии против немецко-финских войск армии «Норвегия» на кандалакшском направлении.

Войска Северо-Западного фронта отбивали яростные атаки про­тивника на рубеже р. Западная Двина в районе Рига, Крустпилс, а также на подступах к Резекне и на идрицком направлении.

Немцам удалось овладеть Ригой (освобождена 15 октября 1944 г.) и прорвать оборону в направлении Мадонна. 202-я мотострелковая дивизия вела тяжелые бои за Крустпилс. 28-я танковая дивизия в течение дня отбила восемь попыток против­ника переправиться через Западную Двину у Плявинаса.

Левофланговые соединения 18-й немецкой армии генерал-пол­ковника Кюхлера вышли в район Риги и захватили переправы через Западную Двину, поставив под угрозу окружения войска 8-й советской армии (командующий генерал-лейтенант Иванов Ф.С.).

Защитники Лиепаи прекратили оборону города и перешли к пар­тизанским действиям.

Войска Западного фронта вели тяжелые бои за переправы че­рез реки Березина и Ола. Наиболее сильные попытки прорвать линию фронта противник предпринял в этот день на участке Плещеницы, Логойск. На фронте 5 км противник атаковал 50-ю стрелковую дивизию 13-й армии силами 220-250 танков. Дивизия, ослабленная в предыду­щих боях, стала отходить за р. Березина. Немцы форсировали Бере­зину у Бобруйска и вышли к р. Ола.

Начался отход войск Юго-Западного фронта на рубеж Коростенского, Новоград-Волынского, Шепетовского, Старо-Константиновского и Проскуровского укрепленных районов.

Началась оборонительная операция войск Южного фронта про­тив немецко-румынских войск группы армий «Юг» (командующий ге­нерал-фельдмаршал   Рундштедт),   перешедших в наступление с территории Румынии. Немецко-румынские войска на­несли главный удар на Могилев-Подольский, Жмеринку в полосе 18-й армии Южного фронта (командующий генерал-лейтенант Смир­нов А.К.).

Бюро ЦК КП(б) Белоруссии утвердило директиву № 2 «О раз­вертывании партизанской войны в тылу врага». В директиве указыва­лось, что в районах и селах создаются подпольные партийные и ком­сомольские ячейки, главной задачей которых является мобилизация народа на беспощадную борьбу с врагом. Для этой цели все коммунисты и комсомольцы, способные носить оружие, остаются на территории, занятой врагом.

2 июля

В газете «Правда» опубликовано Постановление СНК СССР «О всеобщей обя­зательной подготовке населения к противовоздушной обороне». Она вводилась для всего населения: мужчин в возра­сте от 16 до 60 лет, женщин — от 18 до 50 лет и предусматри­вала также организацию и подготовку первичных   формирований МПВО.

СНК СССР принял Постановление «Об освобождении от пла­ты за обучение детей рядового и младшего начальствующего состава Красной Армии и Военно-Морского Флота».

Войска  Северо-Западного фронта продолжали тяжелые бои в районах Риги, Мадоны, на подступах к Резекне, отходили в Полоц­кий укрепленный  район. В связи  с угрозой прорыва противника к Пскову и Ленинграду командование фронта все свои резервы стало сосредоточивать в районе Псков, Остров, Дно и организовывать обо­рону по рубежу р. Великая. Приводились в боевую готовность Опочкинский, Себежский укрепрайоны.

В полосе Западного фронта немцам удалось овладеть пере­правами через реки Березина у Борисова, Чернявка и Березино вос­точнее Докшица.

В  Москве началось формирование отрядов  народного  опол­чения.

3 июля

Председатель ГКО Сталин И.В. впервые после начала войны выступил по радио с речью, в которой изложил содержание ди­рективы СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 29 июня 1941 г.

По  решению  Ставки Главного Командования   генерал-майор Собенников П.П. вступил в командование войсками Северо-Западного фронта.

Завершились оборонительные операции войск Северо-Западного фронта  в Литве и Латвии.  Ослабленные  войска фронта продолжали с тяжелыми  боями отходить на северо-восток. Наиболее  ожесточенные  сражения  развернулись  на  псковско-ленин­градском направлении, на подступах к линии Псковского, Островского, Опочкинского укрепрайонов, где наступали основные силы группы армий «Север» и соединения 4-й немецкой танковой группы.

В полосе Южного фронта противнику удалось захватить плац­дармы на левом берегу р. Прут у Стефанешти и Ясс, откуда он раз­вернул наступление на северо-восток.

Командир эскадрильи  10-го бомбардировочного авиационного полка капитан Михайлов Л.В., штурман капитан Левинец Г.В., воздуш­ный стрелок-радист сержант Шереметьев И.Д. во время удара по танковой колонне  в  районе  Резекне  были   атакованы   шестью  истребителями врага. В ходе боя сержант Шереметьев сбил два самолета противника, но врагу удалось поджечь бомбардировщик. Не имея возможности спа­сти себя и самолет, капитан Михайлов направил объятую пламенем машину в танковую колонну противника, где самолет взорвался, на­неся врагу большой урон. Весь экипаж самолета погиб.

В гарнизонах Северного флота началось формирование отря­дов народного ополчения из гражданского населения. В отряды изъ­явило желание пойти большинство вольнонаемного состава Северного флота.

Было принято решение об эвакуации ценного имущества колхозов, совхозов, МТС, промыш­ленных предприятий, школ ФЗО и ремесленных училищ, расположенных на правом берегу Днепра.

В газете «Правда» опубликовано сообщение о том, что на московских заво­дах «Калибр», «Станколит»,   шлифовальных станков и некоторых других началось движение за овладение несколькими специально­стями.

В газете «Труд»  опубликовано Постановление секретариата ВЦСПС о работе профсоюзных организаций по подготовке медицинских сестер и санитарных дружинниц.

Начало войны в Москве

Сегодня я хочу рассказать о том, что происходило с моими близкими в начале июля 1941 г. 29 июня мой дед – Фролов Василий Ильич (1892 г. р.) наконец-то добрался до Москвы. В середине июня он уехал отдыхать в санаторий, на Кавказ. Первым делом – заехал на работу, а затем – в военкомат. Дед воевал в Красной Армии ещё в Гражданскую войну, был дважды ранен. В июле Василию Ильичу так и не удалось добиться отправки на фронт.

Фролова П.П., 1946 г.

Фролова П.П., 1946 г.

До войны моя бабушка, Полина Петровна (1899 г. р.), была домохозяйкой: воспитывала детей; занималась бытом; помогала семье брата — Николаши, которую бабушка поселила в одной из комнат квартиры, полученной моим дедом для своей семьи.

Родители моей бабушки жили в с. Ведерницы (Дмитровский район) под Москвой. До революции в России детей-сирот часто отдавали на воспитание в семьи, при этом, на содержание приёмного ребёнка выплачивалось хорошее пособие. Николашу родители бабушки взяли из приюта. Он был самым младшим ребёнком в семье. Старшие дети, особенно сёстры, привыкли его опекать и баловать. Сначала маленький и тщедушный Николаша (1910 г.р.) вызывал в бабушке жалость, а потом своё отношение к брату она перенесла и на его детей…

За всю войну Николай Петрович не нашёл в себе сил и здоровья для защиты на фронте Родины от врага. Правда, здоровья ему вполне хватало, чтобы строчить по ночам доносы на соседей, аккуратно конспектировать речи вождя, а потом громко кричать на митингах, призывая москвичей вступать добровольцами в ополчение. Осенью 1941 г. Николаша с женой и детьми благополучно отбудет из Москвы в эвакуацию. Но пока «пламенный патриот» дальновидно начал делать продовольственные запасы.

А деду, в конце концов, удалось вступить в ополчение и в его рядах принять участие в битве под Москвой. Вот что мне об этом известно. В начале октября 1941 г. несколько советских армий оказались в окружении под Вязьмой и Брянском. Армии Западного фронта, прикрываясь арьергардами и минными заграждениями, почти под непрерывным огневым воздействием противника, продолжали отходить к Вязьме. Особенно тяжело пришлось 24-й армии генерала Ракутина К.И.

Соединения армии в ходе боев со 2 по 7 октября понесли большие потери, а оставшиеся силы (около 20 тыс. чел.) командарм свел в общую колонну для прорыва из окружения. Оба фланга армии оказались открыты. Отход 24-й армии прикрывали 8-я и 139-я стрелковые дивизии (бывшие 8-я и 9-я дивизии народного ополчения Москвы) полковника Зверева Г.А. и генерала Боброва Б.Д.

Ополченцы четверо суток мужественно сражались в 10-15 км юго-восточнее и юго-западнее Ельни, где немало москвичей сложили свои головы. В том числе и мой дед Василий Ильич… 9 октября все пути отхода армии оказались отрезанными, основная масса воинов была или уничтожена, или пленена. Под Семлевом (20 км юго-западнее Вязьмы) погиб и командарм генерал-майор Ракутин. Начальник политотдела армии дивизионный комиссар Абрамов К.К. объединил и вывел из окружения около 5 тыс. бойцов и командиров… Из книги Памяти т. 13: «Фролов Василий Ильич, родился в 1892 г., с Ведерницы Дмитровского р-на Московской обл. Призван Московским ГВК, красноармеец, 139 сд. Пропал без вести в октябре 1941 г.»

В начале войны, мой дед, убеждённый коммунист, категорически запретил бабушке, поддавшийся влиянию Николаши, купить в запас хотя бы крупы и консервов. «Зачем создавать панику, да и в магазинах всё есть, и потом, война скоро закончится: два три месяца – не больше», — успокаивал дед свою Полину. Как же зимой она пожалела, что его послушалась! От недоедания начали болеть дочери. Бабушка продала на рынке или обменяла на продукты в деревне, всё ценное, что было в доме, но есть то надо каждый день! Моя 14-летняя мама и все её подружки пошли работать, чтобы получать на рабочую карточку 800 г. хлеба.

Бабушка мне рассказывала, что в начале июля она видела в аптеке в свободной продаже рыбий жир, и почему не купила, пригодился бы в трудное время, да где там, и в голову не пришло…

Надо сказать, что на Таганке, где до войны проживали мои родственники, в центре площади в то время был замечательный рыбный магазин. Если позволяли средства, купить там можно было многие деликатесы, но возможности у граждан были сильно ограниченные, поэтому крабы в банках и многие другие консервы пылились на полках… Но к концу июля 1941 г. все полки в магазинах опустели. Вот тогда бабушка и поняла, что их ждут трудные времена…